16+

Петербургские банки скрывают «токсичные активы»

07/09/2009

Петербургские банки скрывают «токсичные активы»

Петербургские банкиры ждут, что случится с экономикой во второй половине 2009 года. Все остальные ждут, что случится с банками.


  Когда экономика работает нормально, банки выдают кредиты. Это банальная аксиома, но верно и обратное высказывание  – банки выдают кредиты только внутри здоровой экономики. Однако год назад в России все смешалось – цены на нефть, металлы и другие сырьевые товары рухнули, внутри страны иссяк спрос, и значительная часть заемщиков не смогла обслуживать кредиты. Для финансового сектора это значит то, что банки не получают назад свои деньги и процентный доход, теряют способность кредитовать экономику, которую разъедает ржавчина неплатежей.

Для петербургских банков самыми тяжелыми заемщиками после кризиса оказались строители и девелоперы (например, «Строймонтаж» и «Макромир»), торговые компании («Митлэнд») и транспорт (ГТК «Россия» и «КД Авиа»). Даже по самым осторожным оценкам участников рынка, «проблемные» кредиты, выданные или полученные в Петербурге, значительно превышают 15 миллиардов рублей.

По закону банки, столкнувшиеся с неплатежами по кредитам (их банкиры называют «токсичными», потому что они загрязняют всю экономику), обязаны создавать резервы под проблемные долги. На практике это выглядит так: банк «вынимает» некоторую сумму из своей прибыли и замораживает ее для компенсации выпадающих доходов, не поступивших от терпящего бедствие банкрота. Эти деньги необходимы кредитному учреждению для поддержания собственной ликвидности – банку, например, нужно платить вкладчикам проценты по депозитам, а с чего, спрашивается, он сможет это сделать, если кредиторы «легли на дно»?

Большинство банков Петербурга крайне неохотно говорят о размерах просрочки. Одни банкиры в неофициальных беседах признают, что навыки фехтования различными бухгалтерскими стандартами позволяют подходить к определению величины просрочки весьма творчески. Другие финансисты признают, что цифры не называются вслух оттого, что они слишком неприятны и могут лишь посеять излишнюю панику как на денежном рынке, так и среди промышленников. А если правду узнает население, то может ринуться в банки забирать свои вклады, а разовый отток депозитов способен обрушить самый устойчивый банк. Кроме того, неофициально банкиры признают, что истинные цифры о «токсичных активах» знают лишь два-три топ-менеджера или акционера каждого банка.

Из крупнейших банков города (не беря в расчет местных «дочек» федеральных гигантов ВТБ и Сбербанка, а также проблемные КИТ-Финанс и ВЕФК) о просрочке по кредитам согласны рассказывать лишь два банка. «Санкт-Петербург» говорит, что сейчас «токсичными» являются 3,24 процента от кредитного портфеля (в целом портфель составляет почти 150 миллиардов рублей), и под эти плохие долги пришлось создать резервы в размере 8,5 миллиарда рублей (все цифры – на конец первого полугодия 2009 года). Международный банк Санкт-Петербурга оценивает свою просрочку примерно так же – 3,1 процента.

С другими заметными на петербургском рынке банками все не так ясно. Балтийский банк создал резервы под плохие долги в размере всего-навсего 51 миллион рублей при кредитном портфеле в 23,3 миллиарда рублей – т.е. он уверен, что просрочка сильно расти не будет. А Балтинвестбанк и вовсе сократил резервы – до 33 миллионов рублей с 40,9 миллиона годом ранее, при росте кредитного портфеля с 19,8 миллиарда до 21,7 миллиарда рублей.

Главный вопрос, который интересует сейчас всех: будет ли расти просрочка? Судя по всему, многие не верят в то, что положение дел так безоблачно, как представляют банкиры, и опасаются, что дальше будет намного хуже. Высокопоставленный источник в финансово-экономическом блоке Смольного полагает, что к концу года доля «токсичных» кредитов «всяко будет больше 10 процентов. По-настоящему плохо будет, если она будет больше 15 процентов».

Независимый банковский эксперт Иван Макаров убежден, что оценка динамики роста просрочки носит исключительно умозрительный характер, а потому бессмысленна и нужна разве что для спекуляций разного рода – как политических, так и экономических. «Банки имеют весь набор инструментов для того, чтобы скрывать реальные размеры своих потерь», – уверен он.

Глава ассоциации банков Северо-Запада Владимир Джикович не столь пессимистичен. «Я считаю, что просрочка если и возрастет, то незначительно по сравнению с началом июля, поскольку старые кредиты уже либо пролонгированы, либо отнесены на просрочку, а новые выданы на условиях, учитывающих кризис». Тем более, говорит он, что если раньше совокупный кредитный портфель рос на 50 – 70 процентов в год, то теперь он стабилизировался и никуда не растет. Доля «токсичных активов» снизится в том случае, если плохие долги удастся аккумулировать в специально созданную управляющую компанию – тогда балансы банков будут расчищены, и они начнут активнее кредитовать, рассуждает Джикович.
«Просрочка будет расти с начала 2010 года, а снижение темпов роста можно ждать лишь к концу 2010 – началу 2011 года», – говорит источник в одном из банков. Он рассказывает, что сейчас очень большую просрочку дает малый бизнес, а крупные питерские предприятия стараются.

Среди кредитов физлиц первое место в рейтинге «проблемных» занимают потребительские кредиты, второе – автокредитование, ипотека  – на последнем месте. Главный спасатель банков в стране, глава Агентства по страхованию вкладов Александр Турбанов оптимизмом не отличается: 2 сентября он заявил, что реальные просроченные долги на конец 2009  года составят 10 – 20 процентов совокупного кредитного портфеля.

Просрочка сильно бьет по простым гражданам, причем с разных сторон. Во-первых, ухудшение финансового положения банков ужесточает требования к заемщикам. Кроме того, банки, которые годами входили в двадцатку крупнейших налогоплательщиков города, по итогам года рискуют оттуда исчезнуть, опасаются в городском Комитете финансов. А это значит, что и без того секвестированный городской бюджет получит еще меньше доходов.

Если просрочка будет расти, то будет снижаться объем кредитов, выдаваемых предприятиям. «Это в свою очередь грозит возвратом в 90-е годы и, скажем, невыплатой или неполной выплатой зарплаты», – опасается Иван Макаров.     


Евгений Никитин


_____________________________________________________________
 Цитата: 

Аналитики инвестбанка UniCredit о российских банках:

«Мы не думаем, что российский банковский сектор ждет вторая волна кризиса осенью этого года. Мы с опасением ожидали, что следующая волна банковского кризиса может быть вызвана резким ростом суммы проблемных кредитов, когда многие компании, возможно, окажутся не в состоянии выполнять обязательства по погашению долга, срок которых наступает осенью этого года, и банки не пожелают продлевать или рефинансировать кредиты.

Однако новые данные показывают, что большая часть кредитов была продлена или рефинансирована. Более половины суммы корпоративных кредитов, срок выплаты которых наступал во второй половине 2009 года, уже было погашено, рефинансировано или реструктуризировано. По данным ЦБ за февраль, общая сумма кредитов, срок погашения которых наступал с 1 августа 2009 года по 1 февраля 2010 года, составлял $109 млрд. По данным ЦБ на 1 июня, с 1 июня по 1 декабря 2009 года корпоративным заемщикам предстоит погасить кредиты на гораздо более посильную сумму – $44 млрд. Таким образом, риск кризиса проблемных кредитов в этом году понизился.  В ожидании восстановления экономики банки предпочитают не преследовать должников в судебном порядке, а реструктуризировать или рефинансировать выданные кредиты».     
 











Lentainform