16+

В каких случаях футболиста обижать легко и приятно

14/09/2009

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Зенитовского футболиста Быстрова обижают зенитовские болельщики. Не все. Но те, что обижают, – обижают сильно. Рисуют плакаты с нехорошими словами, кидаются в него шарфами и по-разному обзывают. Пока, правда, не бьют. Футболист Быстров на обиды реагирует спокойно.


  А вся эта суета случилась потому, что раньше Быстров играл в «Зените», потом ушел в московский «Спартак», а теперь за большие миллионы вернулся обратно.
И вот когда он в этом «Спартаке» был, то совершал, говорят болельщики, ужаснейшие вещи – плохо отзывался о Петербурге, целовал спартаковский знак и вообще говорил, что столица – это круто.

Болельщики уверяют, что нету у этого футболиста ни совести, ни чести, ни христианской морали. В общем, никакого прощения такому человеку!

На первый взгляд кажется, что это типичный случай описанной американцем Эриком Берном психологической игры «Ну вот, попался негодяй!».

В классическом варианте она выглядит так: жилец Иванов вызывает сантехника Петрова для замены унитаза, и они заранее договариваются, сколько водопроводные работы будут стоить. Сантехник Петров меняет унитаз, а потом подло говорит, что надо заплатить больше. Жилец Иванов, понятно, свирепеет. Оскорбляет сантехника Петрова, жалуется на него в партком «Единой России» и Потребнадзор. Петров сносит оскорбления.

Понятно, что ход водопроводчика был провокационным. И заказчик Иванов понял, что имеет полное право на негодование. И использовал шанс, чтобы излить на противника всю накопленную к сантехникам неприязнь. Т.е. получил большое психологическое удовлетворение. Но и сантехник Петров тоже, по Берну, получил свою толику удовольствия.

В общем, на первый взгляд история «Быстров – болельщики» – типичный случай такой игры: Быстров спровоцировал, болельщики удовлетворяются. Странно, правда, что раньше эта игра фанатов не интересовала, хотя поводы были. Поэтому, возможно, речь идет о другой тенденции.

Понятно, что такие мудрые люди, как болельщики прославленного в Европах клуба «Зенит», не стали бы просто так третировать футболиста Быстрова, юношу из г. Луга,  – слишком легкий объект для претензий на предмет чести, морали и пр.

Значит, это тренировка, болельщики готовятся требовать ответа и бросаться шарфами в более солидных людей. Скажет президент или премьер как-нибудь про то, что рубль не будет девальвироваться, а он возьми и упади. Как за такое отсутствие чести их не забросать мятыми сторублевками?

Или – захочет какой-нибудь чиновник вернуться в Петербург после отставки в Москве – а ему навстречу толпа с плакатами протеста, типа уехал за длинным рублем – там и живи!

То есть история с Быстровым – это начало большой работы по оздоровлению общества. И скоро толпы понимающих про честь и совесть переключатся с футболиста на «Бочаров ручей», Спасские ворота Кремля и служебный вход Смольного. Гражданское общество поднимается с колен.

И только непонятно,  к чему евреи рассказывали такую притчу:

Однажды к судье пришел его сосед и сказал:

– Твой злобный бык забодал мою добрую корову. Причитается ли мне что-нибудь за это?

– Нет, – сказал судья, – потому что даже злобный бык не может отвечать за свои действия.

– Ой, извини, – сказал сосед, – я немного перепутал. Это моя добрая корова забодала твоего злобного быка. Но ведь это не меняет сути дела.

– Конечно, меняет, – сказал судья. – Заслуги и прегрешения как людей, так и коров никогда нельзя смешивать.     
 

Сергей Балуев





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform