16+

Хорошо ли жилось легионерам «Зенита» при Петржеле

16/09/2009

Хорошо ли жилось легионерам «Зенита» при Петржеле

Сербский форвард Матея Кежман стал последним приобретением «Зенита» в летнюю трансферную кампанию. Перебирая в памяти успехи и неудачи зенитовских легионеров прошлых лет, понимаешь, что столь титулованный иностранец в Петербург до сих пор не приезжал. Полиглот Кежман (кроме сербского он владеет английским, французским, испанским и голландским) – пятикратный чемпион четырех стран. Дважды Кежман побеждал в чемпионате Голландии, по одному разу – Югославии, Англии и Турции. Кстати, первые легионеры «Зенита» из дальнего зарубежья были тоже сербами. Круг замкнулся?..


        Первые легионеры

Справедливости ради стоит отметить, что легионеры в постсоветском «Зените» в начале 90-х появились намного раньше сербского трио Вьештица – Мудринич – Ранджелович. Только можно ли считать граждан бывшего СССР полноценными иностранцами? Формально – да, особенно после введения лимита в российском чемпионате. Но в начале 1990-х ситуация обстояла иначе. Например, приехали из Душанбе, охваченного гражданской войной, Мананников, Рафиков и Манасян с советскими паспортами. В историю они вошли как «легионеры из Таджикистана». Кстати, все трое после окончания карьеры остались жить в России, как и  вратарь с армянским гражданством Березовский и «белорус из Киева» Герасимец.

В 1997-м «Зенит» возглавил Анатолий Бышовец и вектор селекции был обращен в сторону  Украины. Большую роль в судьбе украинских зенитовцев сыграл помощник Бышовца Леонид Колтун.

– Считаю, сработали мы неплохо, – вспоминает Леонид Колтун. – Покупали-то ребят по самым смешным ценам. Вернидуб обошелся клубу в 30 тысяч долларов, Попович – в 70 тысяч. Совсем небольшие деньги (если не изменяет память, 10 – 15 тысяч) были заплачены и за Максимюка. Над нами вся Россия смеялась, дескать, кого берете? А «Зенит» заиграл!

В итоге Питер стал родным городом для Горшкова, Поповича, Спивака. Остальные – вернулись домой. Кто-то остался в футболе, а, например, защитник Александр Бабий работает доктором-механиком в одном из донецких автопарков.

– Подъем у меня в четыре утра, через час начинается смена, – рассказывает Бабий. – Выпускаю на линию маршрутные такси. Проверяю исправность техники и состояние здоровья людей. Могу даже давление померить.

Кстати: после трансфера в «Баварию» Анатолия Тимощука в «Зените» – впервые за последние 15 лет – не осталось ни одного украинца!

        Вьештицу «травили», но он выстоял

До 2002 года «Зенит» на пару с волгоградским «Ротором» оставались в российском чемпионате «белыми воронами» – без легионеров из дальнего зарубежья. Парадоксально, но именно Юрий Морозов, как никто другой доверявший петербургским воспитанникам, вошел в историю «Зенита» как тренер, первым пригласивший в команду настоящих легионеров. Приложил к этому руку и бывший спортивный директор Борис Рапопорт.

– В самом конце 2001 года, когда я еще работал с зенитовским фарм-клубом, раздался звонок президента клуба Виталия Мутко, предложившего мне съездить в Югославию и просмотреть там нескольких футболистов, – делится воспоминаниями Рапопорт. – Речь шла о двух игроках «Войводины» Милане Вьештице и Иоване Танасьевиче. Увидел ребят в деле в матче с белградским «Партизаном». Предоставил в клуб их характеристики, позже в Югославию летал и сам Морозов. Вьештицу мы решили подписать, сложнее обстояли дела с Владимиром Мудриничем. Главный тренер видел его только на тренировке. Знакомые агенты предупреждали, что это не игрок уровня «Зенита», слишком уж медлительный. Однако руководство дало добро на приобретение и этого футболиста. Буквально на «флажке» мы дозаявили еще одного югослава Предрага Ранджеловича. Даже не знаю, как Мутко удалось договориться с президентом ЦСКА Евгением Гинером. Считаю, что даже по тем временам «Зенит» сделал совсем недорогие приобретения. Мудринич обошелся в 600 тысяч долларов, Вьештица – в 800, а за Ранджеловича ЦСКА запросил миллион долларов.

Из сербского трио след в Петербурге оставил лишь Вьештица, проявив характер и стойкость. Милана Вьештицу травили все кому не лень. На тренировках – футболисты, в газетах – журналисты. Кроме того, «Зенит» Морозова играл с «либеро», а Вьештица привык к игре в линию. Через год Властимил Петржела сразу же распорядился убрать сербов из «Зенита». Однако Рапопорт привел Вьештицу в кабинет к главному тренеру чуть ли не за руку и попросил оставить в команде. Уже во втором туре Вьештица отыграл фантастические 90 минут против чемпиона страны «Локомотива». В итоге добродушный серб провел в том сезоне 28 матчей и выиграл вместе с «Зенитом» серебряные медали.

Окончательно пути Вьештицы и «Зенита» разошлись уже при Адвокате. Позже Милан Вьештица вместе с «Шинником» и «Ростовом» покидал премьер-лигу, успел выиграть чемпионат Сербии с «Партизаном», но Россия не отпустила серба. Сегодня Вьештица защищает цвета «Шинника» в первом дивизионе.

        Кирицэ по-русски говорил только в бухгалтерии

В 2002-м географию зенитовских легионеров расширил румын Даниэл Кирицэ. Персонаж в высшей степени интересный! Во-первых, Кирицэ был объектом критики Петржелы. Может, чехи недолюбливают румын? Хотя, скорее всего, Властимил просто нашел для прессы «козла отпущения». Во-вторых, Кирицэ не мог выучить русский язык. Это по официальной версии. Однако очевидцы рассказывают: появляясь в бухгалтерии ФК «Зенит», Кирицэ начинал говорить лучше иного русского. Получив  зарплату, Кирицэ «великий и могучий» сразу забывал…

35-летний Кирицэ повесил бутсы на гвоздь пару лет назад, теперь он футбольный агент и развивает бизнес на пару с бывшей звездой румынской сборной Адрианом Илие. К слову, Кирицэ всегда можно увидеть в Турции во время зимних сборов российских клубов.

        Чешская диаспора начинала в гостинице «Чайка»

Едва «Зенит» возглавил Петржела, как в «Зените» появился чехословацкий квинтет. Обошелся он всего в два миллиона евро, причем половина этой суммы была потрачена на защитника сборной Чехии Павла Мареша.

Вроде бы чехи или словаки близки нам по менталитету, однако адаптация потомков бравого солдата Швейка в России проходила тяжело. Первое впечатление от Петербурга у Мареша, Горака, Ширла, Чонтофальски, Гартига оказалось гнетущим. Особенно после того, как чехов поселили в «Чайку» на Парашютной улице – типовую гостиницу эпохи СССР. Более или менее чехословаки прижились в Петербурге после переезда в коттеджи. Каждый из них внес определенную лепту в формирование образа «Зенита», как европейского клуба. Оброс легендами имидж Гартига: бритый череп вместе с татуировкой на предплечье наводили на подозрения. Сам Лукаш не уставал повторять, что он не скинхед, на татуировке изображен чешский солдат Первой мировой войны, подсмотренный им в какой-то книжке.

Покупку через полтора года 19-летнего словака Мартина Шкртела можно оценить на пять баллов. Петржела вместе со спортивным директором «Зенита» Александром Бокием отыскали самородка (Мартин всего полгода отыграл в профессиональном футболе) в словацком Тренчине. От 300 тысяч долларов «Зенит» не обеднел, Шкртел рос, мужал, из Питера получил приглашение в сборную Словакии, стал чемпионом России, а в январе 2008-го шокировал болельщиков, когда за 6,5 миллиона фунтов перешел в английский «Ливерпуль».

        Жизнь викинга в коробке

Сербы и румыны, чехи и словаки – все-таки считались нашими людьми из Восточной Европы, если не географически, то ментально. Окно из Европы «капиталистической» в «Зенит» прорубил норвежец Эрик Хаген по прозвищу Панцирь. Если верить популярному немецкому порталу transfermarkt.de, «Зенит» заплатил за Эрика Хагена – протеже на тот момент агента Константина Сарсании – 2,4 миллиона евро, хотя в российских СМИ фигурировала сумма в два раза меньшая.

– Когда я приехал в Россию, был просто шокирован условиями, в которых живут простые люди, – делился Хаген своими впечатлениями с автором этих строк спустя три месяца после переезда в Россию. – Эти дома напоминают мне «коробки». Мне очень больно за россиян. В Норвегии совсем другой уровень жизни.

Окончательно понять загадочную русскую душу Хагену и его семейству так и не удалось. Хотя Эрик, несмотря на свой грозный вид, оказался человеком сентиментальным, однажды отбив у бомжа, проходившего мимо базы в Удельной, бездомного щенка. Собаку назвали Джерри, Хаген поселил ее прямо на базе, подкармливал, а пес сопровождал норвежца после тренировок.

Короткий период (апрель-май 2007-го) Хаген выводил «Зенит» на поле в качестве капитана, но потом попросил у Адвоката самоотвод, якобы из-за незнания языка.
– В Норвегии капитан команды – это авторитет, а в России какой-нибудь сопляк может пропустить его слова мимо ушей, – жаловался Хаген. – И нет никакой возможности поставить его на место!

Не переходя на личности, фигуранты эмоционального спича Хагена легко угадываются… Летом того года Эрик покинул Петербург, тем не менее заслужил золотую медаль чемпиона России. В английском «Уигане» Хаген звезд с неба не хватал и в итоге вернулся на родину – в «Волеренгу», откуда и пришел в «Зенит».

– Когда я закончу играть в футбол, мечтаю отправиться в Техас. Купить там небольшое ранчо. Вставать в пять утра и начинать работать на земле, – говорит 34-летний Хаген.

        Первому корейцу привозили еду из «Макдональдса»

Межсезонье 2005/06 ознаменовалось появлением в премьер-лиге первого легионера из Кореи. Хен Ен Мина (его трансфер стоил 800 тысяч евро) Петржеле показали на кассете, когда в одном из матчей Хен играл на левом фланге полузащиты (футболиста этого амплуа искал тренер), но по приезде в Петербург выяснилось, что Хен оказался тогда на левом фланге случайно, и он прочно сел в запас.

Главные проблемы у Хена были в гастрономической плоскости. Кореец не мог привыкнуть к русской кухне. Ждал посылок из Кореи с консервами, а в Петербурге питался только в «Макдональдсе».

Веселее стало Хену с появлением в «Зените» соотечественников – Ким Дон Чжина и Ли Хо. Если Хо не выдержал конкуренции на позиции опорного полузащитника с Тимощуком, то Ким уже четвертый год живет в России и посещает не только национальные рестораны.

Когда «Зенит» стал окончательно газпромовским, в команде появились игроки с гражданством такого количества стран, что легионеры уже перестали считаться в «Зените» чем-то особенным.      

___________________________________________________________
  Кстати:  

Легионеры числились не только в главном «Зените», но и в молодежной команде. Такими были гражданин Финляндии Ротенберг и гражданин США Стариков.

Борис Ротенберг родился в Ленинграде, в четыре года уехал с семьей в Финляндию, вернулся уже после совершеннолетия. У Ротенберга есть финский паспорт, он заигран за молодежную сборную Финляндии, а сейчас на правах аренды выступает за подмосковные «Химки».

Евгений Стариков родился в Одессе. Ребенком вместе с родителями уехал в Америку. Стариковы жили во Флориде, и до прихода в «Зенит» Евгений один год отыграл в команде американского колледжа.

  Все легионеры «Зенита»: 

Какие страны поставили «Зениту» больше всего футболистов



Украина (11)

Константин Бублик
Сергей Попов
Юрий Вернидуб
Александр Горшков
Геннадий Попович
Константин Дымарчук
Александр Бабий
Роман Максимюк
Александр Спивак
Юрий Яськов
Анатолий Тимощук

Чехия (7)

Павел Мареш
Мартин Горак
Радек Ширл
Лукаш Гартиг
Марек Кинцл
Ян Флахбарт
Ярослав Несвадьба

Сербия  (4)
Милан Вьештица
Владимир Мудринич
Предраг Ранджелович
Матея Кежман


Белоруссия (4)
Сергей Герасимец
Борис Горовой
Дмитрий Огородник
Сергей Корниленко

Таджикистан (4)
Вазген Манасян
Андрей Мананников
Алимжон Рафиков
Джамшед Акбаров

Словакия (3)
Камил Чонтофальски
Мартин Шкртел
Томаш Губочан

Корея (3)
Хен Ен Мин
Ли Хо
Ким Дон Чжин

Литва (3)
Ирмантас Стумбрис
Дарюс Мицейка
Робертас Пошкус

Армения (3)
Роман Березовский
Ерванд Крбашян
Саркис Овсепян

Румыния (2)
Даниэл Кирицэ
Зено Бундя

Македония (2)
Драган Чадиковски
Величе Шумуликоски

Португалия (2)
Мигель Данни
Фернандо Мейра

Молдавия (2)
Александр Куртиян
Сергей Клещенко

Аргентина (1)
Алехандро Домингес

Хорватия (1)
Ивица Крижанац

Босния и Герцеговина (1)
Дарио Малетич

Норвегия (1)
Эрик Хаген

Голландия (1)
Фернандо Риксен

Турция
(1)
Фатих Текке

Бельгия (1)
Николас Ломбертс

Франция (1)
Себастьян Пюигренье

Венгрия (1)
Саболч Хусти

Италия (1)
Алессандро Розина

Казахстан (1)
Андрей Курдюмов


 

 

Олег Днепаровский











Lentainform