16+

О роли ТВ-сериалов в истории развода супругов Слуцкеров

21/09/2009

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

Неделя выдалась боевой. После катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС, воспринятой как символический финал периода путинского благополучия, фактически был дан старт президентской кампании 2012 года, в которой стартовали сразу двое: Путин и Медведев.


  Ход Медведева был необычным – 10 сентября он поместил в интернете статью «Россия, вперед!», в критической части которой камня на камне не оставил от  «путинского наследия».

«Примитивная сырьевая экономика», «хроническая коррупция», «влиятельные группы продажных чиновников и ничего не предпринимающих «предпринимателей»». Естественно, что в позитивной части были сказаны все положенные ритуальные слова, но они не компенсировали негативные высказывания.

Понятно, что Медведев лишь выразил общеизвестное – скажем, на сайте «Грани.ру» все это давно было сказано. Но одно дело сайт, финансируемый Березовским, и другое – ручной Медведев.

Уже на следующий день, 11 сентября, Путин откликнулся сдержанной угрозой, и на вопрос, будут ли они конкурировать на выборах 2012 года, Путин сказал так: «Мы договоримся». Потом Медведев так красноречиво уклонился от ответа на вопрос об участии в выборах-2012, что все поняли: участие примет. Из сонной ситуации, в которой были Главный и не претендующий на что-либо Первый, все вдруг стало трансформироваться в интригующую конфигурацию. Путин заволновался, и на ближайшем заседании, а потом еще несколько раз – все это тщательно показали – сообщил о повышении пенсий в декабре на 36%. Потом, правда, уже говорил про 31%, но это детали. В предвыборную борьбу он вступил.

Конечно, все это может быть игрой, борьбой правой и левой рук, боем с удобным спарринг-партнером как намеренным сценарием выборов-2012, но может оказаться и настоящей конкуренцией. Этого не знает никто, но в любом случае оживит интерес и привлечет внимание. 

Любопытнее всего было в этой связи наблюдать за реакцией ТВ. Статья Медведева ТВ поначалу явно испугала, из чего следует, что центральные каналы целиком ориентированы на Путина. Негативную часть статьи Медведева старались вообще не замечать, выхватывали только отдельные цитаты, выбирая помягче, а вовсю нажимали на «позитив». Забавно было также наблюдать, как внуки тех, кто делал программу «Время» эпохи Брежнева, организовали мгновенное и такое же бессмысленное обсуждение статьи, как некогда – отчетного доклада съезду КПСС. Всё утопили в словах. В качестве «обсуждантов» фигурировали Грызлов, Жириновский, Зюганов и почему-то губернатор Хлопонин, у которого был такой запуганный и измученный вид, словно он был взят в заложники и одновременно страдает от зубной боли. 

«Негатив» от Дмитрия Анатольевича ТВ старалось утопить в луже оптимизма. Внушению оптимизма были посвящены итоговые недельные программы на Главном («Вести недели») и Первом («Воскресное Время»). В сознание внедряли новое ключевое слово – посткризисное развитие. Одновременно ТВ зафиксировало еще одно событие – Путин фактически признал провал своей программы поддержки «АвтоВАЗа» и хотя не назвал именно это предприятие, но сказал, что в такого рода безнадежные структуры вливать инвестиции бесполезно. Произносил Путин эти слова с напрягшимся лицом. И даже телекартинка, изображавшая Путина на фоне диаграммы роста зарплаты какого-то предприятия в Тульской области (красивый кадр, свидетельствующий об усилиях пиарщиков), слабо улучшала общее впечатление.

Иными словами, впервые за долгое время закипела политическая конкуренция, хотя и в весьма странной форме. К счастью для Путина, интересует все это абсолютное меньшинство, страшно далекое от народа. Для народа же по ТВ потоком идут сериалы, а теперь еще и вернувшийся из медианебытия демонический Кашпировский, а чтобы «ростить» оптимизм и веру – «смешные» передачи, список которых пополнился на отчетной неделе «Южным Бутовом».

Что касается сериалов, то на отчетной неделе была передача «Пусть говорят», которая показала, что за последние 20 лет у нас уже возникло поколение мутантов, которые свое поведение строят точно по сценариям этих сериалов. Я имею в виду историю семьи Слуцкеров. Он – крутой бизнесмен Владимир Слуцкер, член Совета Федерации, президент Российского еврейского конгресса, завсегдатай рубрик «скандалы» и «компромат» в интернете; она – Ольга Слуцкер, спортсменка, медийный персонаж, владелица сети фитнес-центров (бизнес подарил ей муж). Вместе супруги прожили 19 лет.

26 апреля 2009 года Ольга объявила, что хочет развестись, а 3 июня Владимир выгнал Ольгу из своего дома-крепости (24 человека охраны) и не подпускает к детям, которым внушил, что мама их бросила. И даже не дает говорить с детьми по телефону. Один суд Ольга уже проиграла – суд не принял решение о ее встречах с детьми. Любопытно, что в телепередаче ни слова не было сказано о разводе, инициатором которого стала сама Ольга, а все внимание обратили на Владимира, сделавшего детей инструментами своей мести, и на Ольгины слезы.

Дополнив свои впечатления от передачи обильной информацией из интернета, а также суммировав ее со случаем сына Орбакайте, я понял, что роль ТВ-сериалов в формировании моделей поведения исключительно высока. Мы по поводу сериалов снисходительно острим, а народ-то их смотрит и делает с них жизнь.     
 

Михаил Золотоносов





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform