16+

«За чемпионат мира в Питере мне стыдно до сих пор»

21/09/2009

«За чемпионат мира в Питере мне стыдно до сих пор»

Валерия Каменского судьба все время так или иначе сводит с городом-героем Петербургом. Большую часть карьеры в ЦСКА и «Квебек Нордикс» (впоследствии – «Колорадо Эвеланш») он отыграл с одним из лучших ленинградских защитников Алексеем Гусаровым, с передачи которого забил свой самый красивый гол, до сих пор называемый на американских хоккейных каналах шедевром. В 2000 году Каменский приехал в Петербург на чемпионат мира, где стал соучастником самого позорного результата нашей сборной – 11-е место. После завершения заокеанской карьеры Каменского звали играть за СКА. А около двух лет назад, когда коньки Валерия Каменского уже висели на гвозде, ему предлагали должность помощника Барри Смита. Но он отказался. О прошлом, настоящем и будущем российского хоккея Каменский рассказывает, уже не спрашивая, как в прошлые годы: «Неужели меня помнят на родине?»


        КХЛ нашла колею

– Завершен первый сезон КХЛ. На ваш взгляд, эта лига действительно, как говорят в рекламе, выведет наш хоккей на новый уровень?


– По сути, все идет к тому. Лигу возглавили нормальные люди, знающие хоккей, любящие его. Александр Иванович Медведев – страстный фанат и первоклассный менеджер. В организации дела участвуют такие великие игроки, как Вячеслав Фетисов, Игорь Ларионов. Колея найдена. Осталось разогнаться.

Не хочу выглядеть популистом, поэтому, положа руку на сердце, скажу, что до НХЛ еще далеко. Заокеанской лиге более ста лет, и организация там на очень высоком уровне. Почти идеальна. Мы только подбираемся. Сделано большое дело – с нами начали считаться, к нам прислушиваются, чего не было в прошлые годы. А не хватало либо условий для нормальной организации, либо нормальных руководителей.

КХЛ широко освещается в прессе. Во время решающих стадий плей-офф только и разговоров о том, кто победит. Построено и строится много дворцов. Созданы условия для талантливой молодежи. Именитые ветераны возвращаются домой. А сорвать их с насиженного места – непросто. Ничего такого в Суперлиге не было.

– В ваше время на отечественном льду не одно десятилетие доминировал ЦСКА. Но именно «Химик», в котором начинали вы, доставлял ему массу неприятностей…


– Любой спортсмен стремится быть лучшим. А если пьедестал занят – свергнуть стоящего на нем. На ЦСКА настрой был запредельным. Впрочем, не только у нас. Их хотели обыграть все. Стать армейцем в те годы было крайне сложно. Отбирались лучшие из лучших. Когда я пацаном смотрел игры сборной, мечтал играть бок о бок с поистине великими хоккеистами, но, честно говоря, не думал, что эта мечта когда-то осуществится. ЦСКА был чем-то недосягаемым. Но когда настало время армии, меня направили проходить службу в армейский клуб, за который я выступал вплоть до отъезда в НХЛ. В 1987 году Виктор Васильевич Тихонов создал ту самую тройку (Каменский – Быков – Хомутов. – Прим. авт.). Я дополнял быстрых и умных Славу с Андреем мощью, так как был поздоровей, вылезал на ворота. Мы играли в быстрый пас, подстраховывали друг друга. Те годы были лучшими в моей карьере. Кайфовал от хоккея.

– Требования Тихонова были жестче тех, что практиковались в «Химике»?


– Жестче и тяжелей. Стимулировала атмосфера. Ты, совсем «зеленый», находишься рядом с великими игроками, настоящими звездами. Начинаешь пахать, как лошадь, на тренировках, выкладываться в играх, чтоб хотя бы приблизиться к их уровню. Если в хоккее хочешь чего-то добиться, надо вкалывать до седьмого пота. Когда уставал, превозмогал себя. В противном случае – лучше сразу менять профессию.

- В ЦСКА было много молодых ребят. Наверняка находили возможность обойти строгую систему…

– А смысл? У Тихонова тот, кто с потрохами не отдавался процессу, не задерживался. Будь ты хоть трижды талантлив. Шел очень жесткий отбор. Смотрели на характер, следили за отношением к делу. Много времени уделялось теории: что-то расписывали для первенства Союза, другое – на чемпионат мира, пятое – на Олимпийские игры. Ребята понимали, что необходимо отрабатывать задумки, налаживать взаимодействие.

- Ругаться с Тихоновым доводилось?

– Серьезных разногласий не было. Я в принципе-то человек неконфликтный. Тихонов – сильный психолог, отлично чувствовавший атмосферу. Бывает, проигрываем, залетит в раздевалку, всех матом обложит, а потом, чтоб разрядить воздух, над кем-нибудь пошутит. У каждого тренера свой стиль работы: кто-то кричит, кто-то молчит. А в повседневной жизни я не пересекался с ним.

        Аппаратуру чемоданами не таскали

– У армейцев были какие-то привилегии?


– В плане финансов – не особо. В некоторых командах хоккеистам платили побольше. Игроки сборной за победу на чемпионате мира получали дополнительную денежку. За звания капали начисления. Разве что мы чаще выезжали за границу на турниры.

– Ходили слухи, что из-за бугра хоккеисты прут полные чемоданы аудио- и видеотехники, которую потом толкают в Союзе за бешеные деньги.


– Нам не так много платили, чтобы мы могли купить несколько чемоданов  аппаратуры. Может, кто и возил. Один-два человека – не больше.

- А какая у армейцев была зарплата?

– Она зависела от звания и выслуги лет, за которые платили отдельно. У Спорткомитета были ставки по «сборникам». В среднем получалось – около трехсот рублей. Больше всех получали майоры – пять сотен.

– Ваш отъезд в НХЛ, в отличие от отъездов Могильного, Федорова, Фетисова, не стал столь шумным. Как удалось так спокойно просочиться на Запад?


– А мне повезло… Я сломал ногу (смеется). Дело было так. С «Квебеком», с которым я подписал предварительный контракт летом, у меня была договоренность, что появлюсь в составе после Олимпиады в Альбервилле. И тут, перед Кубком Канады 1991 года, я в Швеции ломаю две кости на левой ноге. После операции Квебек забрал меня к себе восстанавливаться. На ноги встал, когда Олимпиада закончилась. Так что шума помогла избежать «бриллиантовая нога». Хотя не сломай я ее – стал бы двукратным Олимпийским чемпионом…

– Как отнеслись к первой волне наших в командах НХЛ?


– Советская школа хоккея гремела на весь мир. Им было интересно поиграть с нами. Раскрутка нашего приезда была невероятной: реклама, ролики по ТВ, газеты… Наконец сбылась мечта тех, кто бегал за советскими мастерами, пытаясь зазвать их в НХЛ. После системы ЦСКА, в которой мы варились много лет, нас было сложно чем-то запугать… Да, поначалу непривычно сильно били. В Союзе так не играли. Но лично я привык игр через десять.

– Звания старшего лейтенанта вас лишили после отъезда?


– Нет. Я старший лейтенант запаса. Могу приехать и восстановиться. Один месяц осталось до капитана.

- Что стало первой проблемой в Америке: в быту и в хоккее?

– Язык. От этого многие наши страдали. Семье предстояло учиться жить в новой обстановке. А в хоккее… мои перебитые ноги (смеется). Хоккей, он и в Африке хоккей.

– В российской прессе в то время много писали о русской мафии в США, которая якобы не дает житья хоккеистам, шантажирует, угрожает…


– В России тогда было туго с деньгами, а жить надо… Вот корреспонденты и высасывали сенсации из пальца. Никакой мафии не было. По крайней мере, хоккеистов никто не трогал. В НХЛ существуют структуры, при обращении в которые тебя ограждают от всех проблем.

– Что из американского стиля жизни не можете принять до сих пор?


– Уже ко всему привык. Тут как везде: будешь работать – будешь жить нормально.

- В 1996 году вы с Алексеем Гусаровым могли стать первыми, кто привез Кубок Стэнли в Россию, но через год Фетисов вас опередил…

– Мы с Лешей думали об этом, но нам сказали: «Нельзя». В тот год Кубок еще не разрешали вывозить. Его путешествия по миру начались с 1997 года. Поэтому я просто собрал друзей и знакомых на барбекю, которое запивали шампанским из Кубка. Затем отвез его во Флориду, на стадион, где я занимался летом. Устроил, так сказать, свободную фотосессию.

        Жаль, что так вышло со СКА


– После завершения карьеры нападающих не мучают незабитые голы, которые могли предопределить исход матча, в кошмарных снах?

– Моменты, когда мог выручить команду, но не сделал этого, всю жизнь стоят перед глазами. Никогда не забуду финал Олимпиады в Нагано. Жамнов или Буре (точно не помню) отдал передачу, и мне оставалось попасть в пустые ворота. Каким образом переместился Гашек? Как спас свою команду? Что-то из области очевидного, но невероятного. Команда у нас была отличная, сплоченная, показывавшая классный хоккей. Очень хотели «золота»…  Но это игра. Кто-то выигрывает, а кто-то…

– Почему наши энхаэловцы с середины 1990-х до начала 2000-х, как сговорившись, отказывались приезжать на чемпионаты мира? То устали, то травмы, то жены у всех одновременно рожают… А сейчас к Быкову едут все, даже роды – не помеха.


– Первоочередная причина – сезон НХЛ. 82 игры – это очень тяжело. Руководство российской Федерации хоккея того времени тоже сыграло роль. Часто не выполняли данных обещаний, отзывались об энхаэловцах не в самом приглядном свете. Точек трения хватало. Игроков раздражало постоянное деление на энхаэловцев и игроков, выступающих в России. Все мы россияне, все любим свою страну – какая разница, кто в какой лиге выступает? Атмосфера была, мягко говоря, поганенькая. Слава Быков отработал в Европе не один год и знает, насколько важно создать добрые отношения в команде. Результат, как видим, не заставил себя ждать.

- Не та ли атмосфера послужила причиной позора на проходившем в Петербурге чемпионате мира?

– Мне до сих пор стыдно за тот результат. На мой взгляд, он стал эпилогом всего, что творилось в нашем хоккее долгие годы. Разом прорвались все нагноения. Мы думали, одними фамилиями порвем всех на сувениры. Однако даже из самых звездных имен необходимо создавать команду единомышленников, что сейчас  делает Быков. Настраиваться нужно на каждый турнир и на каждую, даже самую слабую, команду.

- Ходило много разговоров, что игроки пивом баловались, разбавляя его более крепкими напитками, девочек, случайно зашедших, угощали…

– Бред! Нас поселили в 30 – 40 км от Питера. Что-то вроде военной базы. По периметру – охрана. И это – далеко не девочки. Надо было на что-то валить, вот и валили на девочек с пивом.

– Многие прославленные игроки, повесив коньки на гвоздь, переходят на тренерскую работу. Возникают такие мысли?


– Мысли-то возникают, достойных предложений нет… Хочется остаться в хоккее и не обязательно тренером. «Химик» предлагал должность генерального менеджера, но из-за кризиса команде пришлось сняться с чемпионата КХЛ. Года два назад Быков звал в сборную, но мне надо было довести до ума сына, кое-какие другие причины… Сейчас очень жалею, что пришлось отказаться…

- Вас и в СКА звали, помощником Барри Смита.

– Примерно в то же время, что и Быков. Предложение было заманчивым еще и потому, что в СКА дело поставлено на высшем уровне. Только приходи и работай, делай результат. Высококлассные игроки, шикарная инфраструктура, болельщики последние пару лет валят в «Юбилейный» и «Ледовый», Смит – специалист, у которого можно многому научиться. Под его руководством команда стала одним из лидеров «регулярки». В плей-офф только не везет… Но прошлого не вернешь. Тогда чего кусать локти?

– Хоккейные травмы сейчас беспокоят?


– Во время смены погоды ноют все переломы. У меня в руке до сих пор восемь болтов – последствие перелома. Раньше в аэропортах постоянно звенел. Хорошо, погранцы – нормальные ребята попадались. Показывал след от операции – улыбались, пропускали.

________________________________________________________
 Досье: 

Валерий Каменский. Левый нападающий. Родился 18 апреля 1966 года в Воскресенске. Играл за «Химик» (Воскресенск) (1982 – 1985), ЦСКА (Москва) (1985 – 1991), «Квебек Нордикс» (1991 – 1995), «Амбри-Пиотта» (Швейцария) (1994 – 1995), «Колорадо Эвеланш» (1995 – 1999), «Нью-Йорк Рейнджерс» (1999 – 2001), «Даллас Старз» (2001 – 2002), «Нью-Джерси Дэвилз» (2002), «Химик» (Воскресенск) (2003 – 2005).

4-кратный чемпион СССР (1986 – 1989), обладатель Кубка СССР (1988), серебряный призер Кубка Канады (1987), победитель Игр доброй воли (1990), 4-кратный чемпион Европы (1986, 1987, 1989, 1991), вице-чемпион мира (1987), 3-кратный чемпион мира (1986, 1989, 1990), обладатель Кубка Стэнли (1996), вице-чемпион Олимпийских игр (1998), Олимпийский чемпион-1988. Один из 6 российских хоккеистов, вошедших в «Тройной золотой клуб» игроков, завоевавших «золото» Олимпиады, чемпионата мира и Кубок Стэнли. Заслуженный мастер спорта СССР (1988).      
 

Сергей Бодунец





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform