16+

Бриджит Бардо назвала Путина президентом своего сердца

29/09/2009

Бриджит Бардо назвала Путина президентом своего сердца

28 сентября исполнится 75 лет Брижит Бардо. ББ, как ее зовут и поныне, олицетворяла собой красоту, славу, деньги и, конечно, свободу нравов, которую затем окрестили «сексуальной революцией». Несмотря на общепланетарный успех, в 39 лет она навсегда ушла из кино, отказавшись сниматься с Марлоном Брандо. Ее не прельстил даже гонорар в несколько миллионов долларов. Накануне юбилея Брижит Бардо дала эксклюзивное интервью парижскому корреспонденту «Известий».


- В России Брижит Бардо – наряду с тремя мушкетерами и Эйфелевой башней – символ Франции.

– Я знаю, что русские меня любят. Горжусь этим, питаю к ним огромную нежность и восхищаюсь мужеством страны, которой пришлось столько пережить.

- А мы гордимся тем, что немного способствовали вашей славе. Как-никак, в кино вас привел наш соотечественник Вадим Племянников, он же Роже Вадим. Вы с ним познакомились, когда вам было 15 лет, а в 18 вышли за него замуж.

– Действительно, у русских я много чему научилась. Моим учителем танцев был знаменитый Борис Князев, который выступал в труппе Дягилева. Он обучил меня и нескольким русским фразам, которые я до сих пор помню: "я тебя люблю", "иди сюда, поцелуй меня". Им я научила и Вадима, который совсем не знал языка.

– Вы же хотели стать балериной, а не актрисой.


– Да, я мечтала танцевать и десять лет занималась балетом. Когда мне было 13, на конкурсе в Парижской консерватории я получила первый приз, но затем встретилась с Вадимом...

- Однажды вы мне сказали, что хотели бы быть русской и что у вас "славянская душа". В чем она, эта душа, проявляется?

– Я люблю русскую музыку, танцы. Русские не стесняются своих чувств – легко переходят от смеха к слезам, сразу открывают свое сердце. Не хнычут и не жалуются.

- И чем же отличается русский характер от французского?

– Русским присуще величие души, благородство, щедрость. Всех этих качеств лишены мелочные французы.

 Вы раньше говорили о том, что Франции угрожает исламизация. Неизбежно ли столкновение цивилизаций?

– Конечно, неизбежно. Наша цивилизация в опасности.

- Разве Франция больше не является счастливой страной? По-моему, большинство ваших соотечественников по-прежнему считают ее землей обетованной.

– Ни Францию, ни французов не назовешь счастливыми. В стране много несправедливости, различных ограничений, слишком много налогов. Нет твердости в отношении преступников. Власти проявляют инерцию и трусость, которые обескровливают страну.

– Вы не боитесь говорить всё, что думаете?


– У меня для этого достаточно мужества. Я всегда отличалась политической некорректностью и горжусь этим.

- Вы так любите Россию, но ни разу не приезжали к нам в гости. Вам бы у нас устроили царский прием!

– Я ужасно об этом жалею! Но когда я могла поехать, это был Советский Союз, а я ненавидела коммунизм. Сегодня я все еще мечтаю побывать в Санкт-Петербурге. К сожалению, я состарилась. И артроз ног лишил меня возможности путешествовать. Мне очень обидно.

- Вы не любите вспоминать свою актерскую жизнь. Но какие свои фильмы вы считаете лучшими?

– "Истина", "И Бог создал женщину", "В случае несчастья", "Медведь и кукла", "Вива Мария!", "Частная жизнь". Как актрисе, мне грош цена. На съемках я не играла, а проживала роль, которую мне надо было исполнить. Я не пересматриваю мои картины. Прошлое есть прошлое. Оно наводит меня на грустные мысли. И поэтому я никогда к нему не возвращаюсь. Меня интересует только будущее, если можно говорить о будущем, когда тебе 75 лет.

- А есть ли сегодня актеры и актрисы, которыми вы восхищаетесь?

– Нет никого. Сегодня на экранах те, у кого нет никакой личности, индивидуальности. Надо быть похожим на всех – серым, непричесанным, плохо одетым. Впрочем, мне давно уже наплевать на кино!

- Почему вы с таким презрением относитесь к телевидению и к его звездам?

– Французское телевидение отражает наши политические нравы. Оно убого и апеллирует к низменным инстинктам. Вульгарность, банальность и порнография – вот три его ипостаси.

- Всю свою жизнь вы были бойцом. Какие из ваших битв оказались самыми важными?

– Все были важными – иначе я бы их не вела. Однако единственная, в которой мне удалось по-настоящему одержать победу после 33 лет сражений, – это запрет на ввоз из Канады в страны Европейского союза изделий из тюленя. Однако в мире остаются бойни, на которых животных убивают в ужасных условиях. Дамы продолжают носить меха. Каждый год миллионы животных приносят на алтарь науки, которая занимается экспериментами. Люди едят собак и конину. В Великобритании и в Германии запретили псовую охоту, но во французских лесах продолжают чудовищным образом расправляться с животными. И, наконец, эта чудовищная коррида!

- Чтобы спасти животных, вы часто обращаетесь за помощью к политическим лидерам.

– Нынешняя политика вызывает у меня отвращение. И обычно те, к кому я взываю о помощи, игнорируют мои призывы.

- Но президент Николя Саркози, кажется, противник корриды?

– Что вы! Он ее обожает!

- У вас, по крайней мере, есть поддержка первой дамы – Карлы Бруни-Саркози.

– Действительно, она объявила, что больше никогда не будет носить меха. Я ее поблагодарила и попросила повлиять на супруга с тем, чтобы он запретил корриду во Франции – это чудовищное зрелище страданий и смерти.

- Вы, похоже, больше любите животных, чем людей.

- Человек – самый большой хищник, разрушитель и терминатор. Именно он представляет наибольшую угрозу нашей планете... Демографический взрыв не оставляет места животным. И они погибают. Это неизбежно ведет к катастрофе, поскольку все живые существа образуют единую экологическую цепь. Когда же цепь сломается, нарушится природный баланс. Это чревато гибелью всего человечества.

- В Москве у вас есть союзник в лице Владимира Путина, который поддерживает вашу деятельность – в частности, в том, что касается запрета охоты на детенышей тюленя. Он назвал такую охоту "кровавым промыслом".

– Я обожаю Владимира Путина и называю его президентом моего сердца. России повезло. Я хотела бы, чтобы во Франции был человек, который мог бы так руководить страной.

– Но все-таки женщины более восприимчивы к страданиям животных?


– Да, в этом отношении они бывают хуже мужчин! Бог создал женщину для ласки и нежности, но их пьянит иллюзия силы и могущества, и они превращаются порой в экстремисток. Поэтому я против того, чтобы женщин допускали к власти.

– А есть ли женщины, которыми вы все-таки восхищаетесь?


– Дева Мария и Жанна д'Арк.

- Ум и доброту вы всегда ценили больше красоты. В молодые годы жаловались, что устали быть красивой каждый день.

– Мне всегда нравились в людях естественность и непринужденность. Надо быть такой, какая ты есть, – какой тебя создала природа. Так утомительно сидеть часами перед зеркалом – заниматься макияжем, прической...

- У вас широкая душа. И многие мужчины беззастенчиво пользовались вашей щедростью.

– К сожалению, моей щедростью люди продолжают пользоваться и поныне. Такова уж моя судьба.

– Ваша болезнь причиняет вам страдания. Но вы не сдаетесь...


– Да я теперь передвигаюсь на костылях – как я говорю, "на четырех лапах". Это чертовски усложняет жизнь – я даже не хожу в свою часовенку Нотр Дам де ля Гарриг. Но, по крайней мере, на своих четырех я все больше приближаюсь к животным.

- У вас есть две внучки, которым 17 и 20 лет. Они живут с вашим 49-летним сыном Николя в Норвегии и даже не знают французского. Вы никогда не встречаетесь. Однажды вы признались, что не верите в родственные узы и вообще плохая бабушка. Как же так?

– Меня на всё не хватает. Нельзя быть во всем хорошей.

– Вы хотите открыть свой музей?


– Я хочу, чтобы после моей смерти мое поместье Мадриг в Сен-Тропе стало музеем. Его и сейчас штурмуют туристы. Так пусть все доходы, которые оно будет приносить, послужат делу защиты животных.

– Чего бы вы хотели пожелать себе самой?


– Добиться успеха в битвах, которые я так долго веду. И, уходя, иметь счастье сказать себе: "Ты прожила жизнь не напрасно и успела добиться чего-то важного!"

- Что бы вы хотели сказать на страницах "Известий" россиянам, которые вас помнят?

– Я их люблю и хочу в своей следующей жизни быть русской!     
 

Юрий Коваленко











Lentainform