16+

«Приемного ребенка нельзя прессинговать любовью»

01/10/2009

«Приемного ребенка нельзя прессинговать любовью»

При воспитании приемных детей усыновители сталкиваются с теми же проблемами, что и родители. Тем, кто решается на такой серьезный шаг, и тем, кто уже решился, полезно сходить к психологу. Только он объяснит, что дети, в том числе приемные, всегда хотят чему-то научить родителей, Усыновляя детей, люди обогащают себя, считает психолог, специалист по семейным отношениям Андрей ФИЛИППОВ.


- Андрей Михайлович, самый распространенный вопрос, которым задаются потенциальные усыновители, – смогу ли я по-настоящему любить чужого ребенка?

– На практике сталкиваешься с противоположным явлением – когда приемного ребенка буквально заливают любовью. Малыш из детского дома вдруг попадает в среду заботы и внимания. А он к этому не готов. Родители в растерянности: мы же любим, мы даем ему все… Он был покладист, а сейчас с ним что-то случилось. Непослушание, какой-то конфликт. Взрослые, сознавая, что делают благое дело, невольно замещают этим отсутствие безусловной любви. Это выливается в гиперопеку, чрезмерную любовь. Слишком много любви – звучит странно. Но такова одна из крайностей, которая мешает понять, что на самом деле представляет собой маленький человек, идентифицировать его.

- Значит, с любовью можно запутаться…

– Ребенка надо воспринимать таким, какой он есть, смотреть на него просто, как на человека. У него должна быть своя зона развития, когда его не прессингуют любовью, но делают все, чтобы он проявил себя. Впрочем, непонимание этого – распространенное явление. Те же конфликты происходят и в обычных семьях. Просто родители-усыновители реагируют острее.

- Другая типичная проблема – сожаление о том, что нельзя передать свои наследственные черты. Или боязнь столкнуться с проявлением чужих… Мне приходилось бывать в детском доме и общаться с одной из воспитателей. Она забирала домой девочку на выходные. Муж привязался к ней, предлагал удочерить. Воспитатель сомневалась: если в поведении наших сыновей будет что-то не так, скажу себе – это от меня или от мужа. А в случае с девочкой такое объяснение не подходит…

– Это серьезный барьер. Когда говорят «не мое», лучше вообще ничего не затевать.

- Но ведь усыновляют обыкновенные люди, не какой-то выдающейся широты души...

– Абсолютно обыкновенные. Бывает, кто-то  из двоих, скажем, муж, не воспринимает нового члена семьи. А потом вдруг все меняется, любовь проявляется неожиданно: «Ты же не хотел, ты был против?» – «Я сам не ожидал…» Здесь не столько широта души, сколько просто желание дать кому-то любовь.

Чем может помочь психолог размышляющим брать ребенка или не брать? Освободить от страхов и сомнений. Когда человек рассказывает, делится тем, что его мучает, ему постепенно становится спокойнее, тревоги уходят. И он сам отвечает на вопрос, которым задавался.

– Как быть с памятью ребенка о прошлой жизни, до усыновления? Надо ли  ее стирать любой ценой?


– А это и невозможно. Самое важное – принять человека таким, какой он есть. Отношение к приемному малышу должно быть как к самодостаточному человеку. Тогда ты увидишь его по-настоящему, без каких-либо клише. Это самому себе подарок.

- Что Вы имеете в виду, говоря о клише?

– Я говорю о ярко выраженной внешней мотивации. Например: ты получаешь хорошие отметки в школе, а я тебе за это… Не будь собой, а будь хорошим… Ребенка это отталкивает. Легче купить ему новую игрушку, чем позволить сделать то, что ему самому интересно.

- А если дети помнят своих настоящих родителей?

– Все зависит от того, как они помнят. Допустим, ругают за двойку. «Ты меня не ругай. У меня там мама, папа…» Ребенок может выйти из-под контроля. Приемные родители должны быть психологически готовы не ответить агрессией.

- Если ребенок не знает, что он не родной, надо ли раскрывать тайну? Как это сделать, чтобы не нанести травму?

– Когда сами родители готовы к такому разговору, травмы может и не быть.

- Иногда стараются преподнести историю, как удивительную сказку. Например, аист заблудился, потерял записку с адресом родителей. Они сыночка искали-искали и, наконец, нашли в детском доме. Теперь они вместе.

- В этом есть большой смысл. Ребенок услышит, что с ним говорят о любви. Я встречал пары, которые просто забывали, что ребенок приемный. Одна такая семья обращалась ко мне за помощью: сын-шестиклассник крайне тяжело учится в школе. В ходе рассказа далеко не сразу упомянули, что он усыновлен двухлетним. Едва вспомнили. Все лежит в плоскости добрых отношений. Приемные дети – такие же дети, как и родные, надо относиться к ним, как к своим.

- Что можно сказать о возрасте усыновителей? На слуху истории известных людей – адвоката Барщевского, актрисы Белохвостиковой и режиссера Наумова, взявших детей на воспитание, будучи уже более чем зрелыми людьми.

– Все зависит от того, как люди относятся к жизни, как они сами себя воспринимают.

- Как разобраться в себе? Вдруг это блажь на фоне кризиса среднего возраста, экстравагантный поступок?

– Если это основное… У всех есть, а у нас нет, давай возьмем? Но жизнь расставляет все по местам, если люди адекватны. Наносное, шелуха уходят. В моей практике был случай, когда сорокачетырехлетняя женщина, усыновившая пятилетнего мальчика, пришла ко мне через полтора года и говорит: я не мать. Полтора года она боролась за любовь сына и сделала вывод, что ребенок ей  не нужен.

- Не нужен вообще или именно этот?

– Не нужен вообще. Но все оказалось поправимо. Зачастую в понятие «мать» вкладывают что-то такое труднодосягаемое, предъявляют к себе завышенные требования: я должна соответствовать какому-то представлению об образе матери.

- На что она жаловалась?

– Только на себя. В этом случае имела место так называемая ошибка атрибуции, когда слишком большое значение придается внешней стороне – как ребенок должен выглядеть, как говорить. Мой вопрос – какой он, ваш ребенок, – немного отвлек женщину от этих переживаний, от самой себя, от образа с завышенными требованиями. Она начала перечислять: он хорошо рисует, говорит красивыми фразами. И, наконец, увидела сына. Она так старалась быть мамой, что не давала ему быть ребенком. Видела только себя.

– Что можно сказать про то, как ребенок видит своих новых родителей?


– Дети прощупывают взрослых: а что эти дядя и тетя могут разрешить? Считывают с них информацию, чтобы определить, как себя вести, что можно, а что нельзя. И кого любить? Это такая общая вселенская задача. Ребенок как бы хочет сказать: вы решили меня взять? Вы решили дать мне свою любовь? Хотите что-то сделать для меня? Делайте дальше. А я вам покажу ваши слабые и сильные места.
У них уже есть какой-то опыт, даже если это грудные дети, свой характер, другой темперамент. Возможно, были психологические травмы. Бывает, что с первых дней не заладилось – отказываются что-то делать, может, даже дерутся, ругаются, бросаются игрушками. Это такая проверка. Надо чуть-чуть подождать, потерпеть. Все проходит, и отношения налаживаются. Другой пример: ребенок отказывается есть. Животик не болит, зубки не режутся. Скорее всего, так он пытается обратить на себя внимание. Или это призыв: родители, выбирайте другой способ общаться со мной. Дети, в том числе приемные, всегда хотят родителей чему-то научить.

- В нашем обществе усыновление, к сожалению, до сих пор рассматривается, не как обыденное явление, а как поступок, продиктованный отчаянием… Надо ли скрывать тайну от окружающих?

– Все индивидуально. Вообще это самый важный, на мой взгляд, момент, который давит на усыновителей – они всегда помнят, что другие могут узнать. Они в постоянном напряжении, с ощущением того, что окружающие знают про них сокровенное.  Получается интересная картина: родители-усыновители очень чувствительны к происходящему – и ребенок чувствителен.

- То есть в состоянии постоянного стресса? И он может затянуться?

– Так и живут. Отношения все-таки складываются – хорошие, добрые, нормальные. Если стресс затягивается, бывает достаточно одной консультации у специалиста.

- Что можно сказать таким парам?

– Важно примириться с мыслью, что у кого-то кровные дети, а у вас – приемные. Что касается боязни негативного отношения окружающих, то ведь вы заводите детей для себя.

- Были ли случаи, когда вам пришлось решительно отсоветовать усыновлять?

– Один раз я сказал: нельзя. Это была женщина тридцати девяти лет, социально и материально благополучная, но с детским представлением о жизни – с максимально выраженной инфантильностью: мама против, а мама для меня все. Человек был не готов взять на себя ответственность, потому я и не советовал. Ей были важны статус матери и то, как она выглядит в глазах общества.

– Случается, берут в семью те, у кого уже есть дети. Одна мама сказала: я бы никогда не смогла так любить усыновленного ребенка, если бы у меня не было своего.


– Бывает, берут, потому что так изначально настроены – иметь четверых, пятерых.  У каждого свое представление о семье. Есть и другая мотивация: вот сейчас приемного возьмем, он будет послушнее вас. Родные дети, конечно же, любимые, но есть какое-то разочарование. Может, с приемными получится то, что не удалось с родными.  Тут и плюсы, и минусы.

- Как суметь не преувеличить значение своих ошибок?

– Если вы боитесь совершить ошибку, то вспомните: у вас же были родители – и вы были защищены. Теперь вы становитесь защитниками. А еще спросите у своих родителей: были ли у них ошибки?

Порой усыновители «накручивают» себя, особенно матери: я что-то не так сделала, я не рожала его, он выйдет из подчинения. Получается, когда отношения хорошие – он кровный, а когда «вылезает» конфликт, то сразу вспоминают, что приемный. Я говорю таким родителям: если вы хотя бы на пять минут забыли, что это усыновленный ребенок, то никогда и не вспоминайте!

- А если вспомнили?

– Иногда люди решают какие-то жизненные задачи, объявляя своему уже взрослому ребенку, что он приемный. Они видят – этим помогут ему найти себя в жизни. Это тяжело, поступок героический, но порой так надо. В моей практике был случай, когда человек до двадцати трех лет не знал, что его родители – не родные. В этот момент он со своей спутницей стоял перед выбором, оставлять ли ребенка. Его малыш мог и не появиться на свет, если бы родители не открыли молодому человеку тайну его усыновления.

Возвращаясь к разговору о выборе,  скажу: не бойтесь делать его. Идите к психологу, и не столько за советом, сколько за расширением круга информации, полезной для принятия решения.      

Елена Бевза


Ваши малыши растут не по дням, а по часам? Вроде бы только купили им одежду, а они уже выросли из нее! Мы предлагаем вам одевать своих малышей, не выходя из дома! Представляем вашему вниманию популярный интернет-магазин детской одежды от производителя, представленная в широком ассортименте на сайте www.vikki-nikki.com .








Lentainform