16+

Кино в 3D-формате имеет смысл снимать только в двух жанрах

02/10/2009

Кино в 3D-формате имеет смысл снимать только в двух жанрах

Писать о сиквелах — занятие сомнительное, о приквелах — презренное, о триквелах — постыдное. На мою же долю выпало занятие нелепое — писать о том, для чего еще и слова не придумано. Но что делать: город увешан афишами «Пункт назначения-4 3D». Можно бы назвать это «тетраквелом» — для прецедента, но надежда, что прецедент не понадобится, все же сильнее. Не назову никак.


  Для тех, кто счастливо избежал участи видеть первые три фильма, схема такова. Группа молодежи, среди которой поначалу затерян главный герой, отправляется куда-нибудь развлекаться — на природу, в парк аттракционов или вовсе в Париж. Молодежь эту поджидает страшная и ужасная катастрофа — широкомасштабная, с десятками жертв,  которую главный герой (так он, собственно, и опознается) заблаговременно видит внутренним взором. Он начинает паниковать, чем поначалу ставит себя в идиотское положение, зато — когда катастрофа происходит-таки — остается в живых вместе с еще несколькими случайными людьми, внимание которых привлекло его странное поведение.

Однако затем все выжившие все же начинают погибать один за другим — причем ровно в том порядке, в котором и должны были. Как и положено в фильмах этого жанра, основной прием здесь — в тошнотворной изощренности этих как бы случайных смертей. Все прочее — попытки выживших предотвратить неотвратимое, психологические мотивировки, глубокомысленные рассуждения — лишь скверно и наспех прописанные интермедии и связки, живая нитка, на которую нанизаны макабрические аттракционы.

Почему именно четвертый фильм из этой эпопеи так полюбился расклейщикам афиш, что те сделали его главным событием уходящего киномесяца, — тайна почище той, что положена в основу самой эпопеи. Предыдущие три ее фильма в российский прокат выходили аккуратно, но и без тени нынешней помпы, хотя были достойны ее не меньше. Ну то есть и не меньше и не больше: настолько же. Сиквелы «Пункта назначения» по-своему образцовы — если за образец почитать умение пользоваться чертежной калькой: скопировано вчистую, десяти отличий тут не найти и под микроскопом. Кроме того, разумеется, которое отмечено уже на афише. Так неужто все дело в магическом штампике «3D»?

В этом не то чтобы совсем нет смысла. В конце концов, если уж и признавать за 3D-форматом (или, как говаривали в старину, за стереокино) право на существование, — хотя лично я, на правах Бабы-Яги, против, — то логично применять его в первую очередь именно там, где основную функцию исполняет человечья плоть. Мультфильмы и так безраздельная вотчина авторской фантазии, два измерения для них — хоть какой-то ограничитель (хотя Гарри Бардин в своих проволочных опусах, помнится, умудрялся и одним обходиться); разглядывать трехмерные леса и поля здоровее и дешевле в пригородах, а романтическим мелодрамам и молодежным комедиям ни один формат объема не добавит. А вот плоско или объемно человеческое тело на экране — тут и впрямь разница велика, тут механизм зрительской идентификации включается на полную мощность.

Так что, ежели с умом-то подойти, в формат 3D стоит перво-наперво переводить два жанра: хоррор и порнографию. Что, собственно, и доказывает пример фильма «Пункт назначения-4», успешно совмещающего их обоих (хотя второй — лишь в переносном смысле).

Дело тут даже не в том, какие именно возможности из всего открывшегося перед ним богатства использовал режиссер Дэвид Р. Эллис, — а использовал он, увы, лишь самые очевидные. Точнее, самую очевидную, одинешеньку. Ну да, если летящей откуда-нибудь балке суждено пронзить очередного невезунчика, то, разумеется, лучше всего ей лететь прямо в камеру — то бишь в кинозал. И конечно, та самая исходная катастрофа на сей раз происходит на автогонках — чтобы, значит, машины неслись прямо на зрителей… Количество предметов, двигающихся перпендикулярно плоскости экрана, в «Пункте назначения-4» зашкаливает — единственный 3D-эффект, не требующий ровно никакого напряжения мысли, здесь использован с пугающей щедростью.

Однако любопытно другое. Авторы не просто осознают, какой силы механизм идентификации они запускают, снимая стереохоррор (точнее, собирались запустить), но и отдают в этом отчет — зрителям. Финальная катастрофа происходит в кинозале, на показе стереобоевика, где момент взрыва на экране должен совпасть со взрывом в помещении за экраном, который уничтожит кинозал со всеми зрителями (подробно, со смаком и мрачным задором). Один зал в темных очках смотрит на другой зал в темных очках, один кран помещен на другой строго фронтально, взрывная волна мчится на зрителей все по тому же треклятому перпендикуляру…

Игры, в которые играет мистер Эллис, изящными не назовешь, но и бессмысленными тоже. К этакому лукавству еще бы хоть малую толику таланта.     
 

Алексей Гусев








Lentainform