16+

Почему быть петербургским баскетболистом хорошо, а московским - еще лучше?

13/10/2009

Почему быть петербургским баскетболистом хорошо, а московским - еще лучше?

На следующей неделе начнется чемпионат России по баскетболу. Защитник сборной России и столичного ЦСКА Антон Понкрашов после недавнего чемпионата Европы успел заскочить в родной Петербург только на пару дней, но время для встречи с корреспондентом «Города 812» нашел.


- Выступление нашей баскетбольной сборной на чемпионате Европы в Польше в основном оценивается  положительно. С теми потерями, которые понесла наша команда накануне  Евро, седьмое место – действительно неплохой результат?

– Дело совсем не в том, сколько игроков наша команда потеряла перед поездкой на чемпионат Европы. Важнее – с какими амбициями  ехали в Польшу. Все без исключения ребята были готовы доказывать свою  состоятельность и побеждать любого соперника. Понятно, что при таком настрое  наше выступление никак удачным не назовешь. Другой вопрос, что при ином  стечении обстоятельств мы вполне могли оказаться выше.

- Показалось, что сборная играла хорошо, пока в нее не верили. А стоило команде дважды переиграть фаворитов – греков и хорватов, и коленки затряслись. Как итог – ключевые матчи вы проиграли.

– Недостаток опыта таких матчей, конечно, сказался. Наш  четвертьфинал с Сербией по всем показателям был сродни финалу. Когда идет давление, прессинг из-за  необходимости побеждать во что бы то ни стало, не многие способны это  выдержать. В принципе, из-за этих проблем мы и с Македонией, в последнем  матче перед плей-офф, играли не пойми как.

- Как относитесь к тому, что для большинства  поклонников сборной вы – едва ли не главное зло, из-за которого  команда проигрывала? Вам ставят в вину излишне долгий контроль мяча и  нежелание делиться им с партнерами.

– Давайте разберем конкретную ситуацию, после которой основная часть этих  мнений и появилась. В матче с Францией на последних секундах я завершал две  наши атаки. Тренер дважды брал тайм-аут и рисовал, что команде предстояло играть. Моя задача в такой ситуации дождаться, пока партнеры реализуют этот  замысел, и сделать передачу на открывшегося игрока. Получилось, что ребята  стали суетиться, нервничать, забыли все, что просил делать тренер. Я еще раз  скомандовал играть комбинацию, но эффекта не было. Время атаки  заканчивалось, мяч был у меня, вот и пришлось брать игру на себя -  обострять. Естественно, зрители в кадре видят только меня, стучащего мячом в  пол. Остальное от них скрыто. А дальше все просто – обострил и забил -  герой. Не забил – во всем виноват.

- Получается, это крест любого плеймейкера в ситуации, когда команда не  очень представляет, что делать.

– Выходит, так. Другое дело, что меня часто упрекают в затяжке времени,  когда команда играет последнюю атаку в четверти, когда на самом деле нужно  убивать время, чтобы атаковать почти с сиреной и не оставить сопернику  шансов на свой бросок. В таком варианте постучать мячом может любой, даже  центровой, но только делает это тот, кого определяет тренер. Не бывает так:  хватаешь мяч и говоришь: «Все, сегодня я король, я буду завершать последнюю атаку!» Но со стороны, наверное, именно так и кажется.

- С партнерами по команде обсуждали, что не позволило выполнить задачу – отобраться  на чемпионат мира?

– (Пауза). Мое мнение – не хватило опыта и времени, которое мы провели  вместе. Если посмотреть на большинство сборных, которые удачно выступили в  Польше, их составы стабильные. У сербов – самая молодая команда на турнире, но они два  года выступали именно этим составом. Хотя в 2007-м на Евробаскете в Испании  благополучно провалили все, что можно. Да и  состав там какой? Почти все имеют опыт выступления за сильные европейские  клубы, полкоманды вышли из «Партизана», который регулярно играет в Евролиге.  А у греков -  такое понимание между собой, что после  прохода можно скидку с закрытыми глазами делать, настолько все доведено до  автоматизма, и каждый знает свое место на площадке.

- У сборной России была другая ситуация?

 - Так у нас состав только перед самым чемпионатом Европы определился. Мы  месяц готовились в одном составе, а потом из-за травм прямо перед стартом  потеряли двух игроков стартовой пятерки – Витю Хряпу и Сашу Кауна. Вот и  получилось, что Андрей Воронцевич превратился в центрового, а Серега Моня,  который всю подготовку вторым «номером» играл, превратился в тяжелого  форварда. Мне кажется, нельзя за короткий промежуток времени собрать  абсолютно новую команду и добиться с ней высокого результата.

- Значит, сборная, готовившаяся неделю, в принципе не могла обыграть сербов, которые шли к этому турниру два года?

– Могла, конечно. В спорте все возможно. Но для этого большая доля везения  должна быть.

- Этим летом вы могли оказаться в Петербурге – была информация, что вами активно интересовался «Спартак».

– У меня был действующий контракт с ЦСКА, и по обоюдному желанию с клубом я  вернулся в его состав.

– А сами не против поиграть в родном городе?


– Любому спортсмену хочется выступать дома, там, где родные и близкие, люди,  которые за тебя переживают и всегда поддерживают. Но при этом есть желание  играть в команде высокого уровня. Понятно, что, выбирая между сегодняшними  ЦСКА и «Спартаком», отдашь предпочтение армейцам, так как они выступают в  Евролиге.

 - Через год ваше соглашение со столичным клубом истечет. Не загадываете наперед?

– Посмотрим, как пройдет наступающий сезон. Будет важно, как он сложится не  только для меня, но и для ЦСКА. В клубе – время перемен: новая команда,  новые игроки. Год будет тяжелым, ведь ЦСКА последнее время входил в число  топ-клубов Европы, а удерживаться в этой группе гораздо сложнее, чем один  раз туда попасть. И это относится ко всем командам высокого уровня в игровых  видах спорта. Каждый год находишься под давлением, когда нужно повторять  результат прошлого года, а все соперники выходят на матчи с тобой сверхмотивированными.

 - Кому будет сложнее – игрокам или тренеру Евгению Пашутину, который после удачного сезона в петербургском «Спартаке» дебютирует на самостоятельной работе в Евролиге?

– Ответственность разделится поровну, а значит, и давление будет распределяться так же. Важно, как тренер и игроки будут переживать поражения. Баскетболистам тут будет чуть легче – в ЦСКА осталось достаточно опытных ребят вроде Шишкаускаса, Смодиша или Лэнгдона... Они привыкли к давлению.

– В каком качестве вы возвращаетесь в армейскую команду? Три года назад приходили туда молодым, подающим надежды баскетболистом.


– ...а теперь я старый и никому ничего не подаю (смеется). Вы это имеете в виду? Если серьезно, я совершенно спокоен относительно своих личных  результатов в ЦСКА.  Главное, выходить и делать свою работу. Прошло то время,  когда я играл и дрожал, переживая все происходящее на площадке. Знаете, у  меня до сих пор перед глазами события «Финала четырех» Евролиги-2007 против «Панатинаикоса». Все кручу, кручу тот эпизод. Сейчас понимаю, что с нынешним  опытом вышел бы на площадку и сыграл так, как нужно. А тогда – получил  передачу и по ситуации должен был бросать трехочковый. Но не бросил. Что-то  щелкнуло в мозгу, стал искать передачу, загубил момент... По идее, если есть  ситуация, нужно атаковать, но в такие секунды молодого игрока клинит. И  вроде бы готовился, знал, что выйду в том матче, Мессина (главный тренер  ЦСКА. – Прим. ред.) предупреждал об этом заранее. Может, лучше было и не  настраиваться, а выйти спокойно и сыграть. Сейчас бы так и сделал. 

– Насколько после деспота и тирана Этторе Мессины легко работается с другими  тренерами?


 - У Кемзуры (литовский специалист, возглавлявший подмосковные «Химки». -  Прим. ред.) – разница чувствовалась. У него баскетбол быстрый, в котором  кому-то постоянно приходится обострять игру, меньше схем, вариаций больше,  свободы. У того же Мессины в игре все по рельсам, все четко и  регламентировано. С другой стороны, когда в «Химки» вместо Кемзуры пришел  Серджио Скариоло, дисциплина и четкость вернулись.

– Двух итальянцев – Мессину и Скариоло – можно сравнить  по жесткости в отношении игроков? Говорят, Мессине в этом нет  равных.


– Смотря что считать жесткостью. Если говорить, что Скариоло, в отличие от  Мессины, не переламывает игроков, то да. Но, может, ему это и не нужно? Мне  понравилось, что Скариоло очень коммуникабельный человек, который много  времени уделяет общению с баскетболистами. Мы много беседовали, в результате  чего я понял, что хочет тренер, а он – как можно эффективно меня  использовать. Мы нашли точку соприкосновения, которая, правда, появилась  только в конце сезона, но это не наша вина. Просто в команде Скариоло  появился только в середине чемпионата, и на это ушло время.

– «Спартак» хочет повторить успех  прошлого года и вновь оказаться в четверке сильнейших клубов России. Это реально?


 - Почему нет? У них собран нормальный состав. Разве что Вишневски в позиции  первого «номера»  будет тяжело заменить. Пришел новый тренер, сейчас никто не скажет, как он сработается с новыми подопечными. Конечно, будет непросто,  как и всегда бывает, когда команда фактически создается заново.

- С Серджио Скариоло вы в прошлом сезоне дошли до финала второго по  значимости евротурнира – Еврокубка. В этом году ту же вершину будет  штурмовать «Спартак». Будет непросто?

 - Выиграть Еврокубок непросто. Все клубы очень хорошо действуют на своих  площадках, за два года выступления я вообще не припомню, чтобы кто-то легко  отдавал очки. Поэтому для попадания в «Финал восьми», решающую стадию  турнира, нужно будет попотеть.     

 

Андрей Тарасов





3D графика на заказ







Lentainform