16+

К каким последствиям может привести переписка с петербургской прокуратурой

21/10/2009

К каким последствиям может привести переписка с петербургской прокуратурой

В моей жизни произошло знаменательное событие: я получил ответ из прокуратуры на свой вопрос, который задал более года назад. Год я ждал ответа – и вот получил. Правда, ответ является, скорее, формальной отпиской, и прокуратура исследовала пока обстоятельства явно без ревности и старания. Но все же это лучше, чем ничего.


  Думаю, что процедура общения с прокуратурой, живые сведения о стиле ее работы, добываемые в ходе эксперимента, будут интересны читателям.

30 июня 2008 г. я написал прокурору Петербурга С. Зайцеву письмо, в котором просил разобраться со сдачей помещений Российской национальной библиотеки (РНБ) посторонним организациям. Речь шла о помещениях в зданиях на Московском пр., 165, корп. 2, и на наб. р. Фонтанки, 36, где, как я писал, якобы располагается подразделение частной клиники, занимающееся ремонтом компьютеров.

Далее сюжет разделился на две части: мое письменное общение с прокуратурой Московского района и с прокуратурой Центрального района.

Прокуратура Московского района сначала ответила: все, дескать, в порядке, платное образовательное учреждение ООО «Коннессанс» находится в здании РНБ законно, и нарушений нет. Но потом, после выхода статьи и моего повторного заявления на имя прокурора, была проведена настоящая проверка, «Коннессанс» из здания РНБ удален, а на зам. директора «РНБ» Александрова наложено дисциплинарное взыскание в виде замечания и указано на необходимость строгого контроля использования площадей РНБ. Таким образом, сюжет с Московским районом был исчерпан.

Иначе складывался сюжет с прокуратурой Центрального района. Оттуда никак было не получить даже отписки.

В августе 2008-го прокурор Центрального района Д. Бурдов проинформировал меня, что направил обращение начальнику управления недвижимого имущества Центрального района С. Круглику, а 23 сентября 2008 г. и сам Круглик заверил меня письменно, что назначена проверка здания на Фонтанке, 36, и о результатах мне сообщат.

Тщетно прождав 4  месяца, я обратился к прокурору Петербурга вторично. 11 февраля 2009 г. из прокуратуры Петербурга мне сообщили, что прокурору Центрального района вновь направлено мое обращение. 20 февраля 2009 г. я получил сигнал и от прокурора района Бурдова: он опять послал запрос Круглику.

Но Круглик оказался крепким орешком и опять не отвечал. И только после выхода 13 апреля 2009 г. моей статьи в «Городе 812» и вмешательства городской прокуратуры Круглик ответил. Спустя 9 (девять) месяцев после моего первого письма прокурору Круглик сообщил, что имущественными интересами РФ в отношении федерального имущества РНБ ведает не КУГИ, а СПб филиал межрегионального территориального управления по управлению федеральным имуществом РАН.

Вообще-то заявителем была уже прокуратура Центрального района, и следовало ожидать, что они сами запросят управление по управлению, но я все-таки 19 мая 2009 г. сходил на прием в прокуратуру, где меня заверили, что они сами теперь все сделают.

Время шло, а движения не было. И 22 июня 2009 г. я написал прокурору Петербурга третье письмо. Опять мое письмо было отправлено Бурдову, но теперь прокуратура города просила о результатах рассмотрения сообщить не только мне, но и в прокуратуру Петербурга.

И вот в августе 2009 г. я получил, наконец, письмо из прокуратуры Центрального района, подписанное 1-м заместителем прокурора района. Мне сообщили, что в ходе проведенной проверки выявлено, что в подвальном помещении располагается оборудование, принадлежащее фирме ООО «АВА-Петер», в соответствии с договором для оказания услуг РНБ… Оснований «для принятия мер прокурорского реагирования в настоящее время не имеется».

Теперь можно сделать несколько комментариев. Во-первых, прошу заметить, что технология тут та же самая, что и в случае с прокуратурой Московского района: в первом письме заявителю всегда говорится, что все в порядке. Вдруг отстанет. Только из прокуратуры Московского района я получил ответ через два месяца и после одного письма прокурору Петербурга, а тут потребовалось ждать больше 13 месяцев и написать три письма.

Во-вторых, договор для оказания услуг РНБ со стороны «АВА-Петер» датирован 12 января 2009 г. Я же обратился 30 июня 2008 г. Не исключено, что появился он в ходе всей безмерно растянувшейся переписки, которая потому и растянулась, что не знали, как отвечать. Но это лишь мое предположение.

В-третьих: какие услуги может оказывать библиотеке «АВА-Петер». С учетом того, что эта российско-финская фирма является центром репродукции, который занимается лечением мужского и женского бесплодия. Безусловно, клиника может лечить бесплодие сотрудников РНБ на бартерной основе, однако вряд ли такой бартер может быть признан законным.

По моей информации, в подвале дома 36 по наб. Фонтанки занимаются ремонтом компьютеров – но если услуги, оказываемые библиотеке, состоят в этом, то это тоже странно, поскольку РНБ имеет собственное подразделение для ремонта компьютеров.

Еще более странно, что прокуратура Центрального района не сообщила мне о деталях этого договора, который не может быть коммерческой тайной с учетом того, что РНБ – это федеральное государственное учреждение. Эх, сюда бы Марию Сергеевну Швецову из сериала «Тайны следствия»!..

Кстати, РНБ – режимное учреждение, и почти свободный доступ в здание посторонних, которых впускают и выпускают через заднее крыльцо без досмотра (это делает дежурный милиционер дистанционно, нажатием кнопки), на мой взгляд, недопустим с учетом тех ценностей, которые находятся в здании. Давно бы пора обеспокоиться и прокуратуре, и службе безопасности РНБ.     
 

Михаил Золотоносов











Lentainform