16+

Питерские ученые разоблачают разгон облаков «лампой Чижевского»

06/11/2009

Питерские ученые разоблачают разгон облаков «лампой Чижевского»

На днях в Москве на Арбате состоялся смелый эксперимент, инициированный мэром столицы Юрием Лужковым: разгон облаков с помощью прибора, похожего на лампу Чижевского. Облака развеялись, но не развеялись сомнения: жители всей России, равноудаленные от науки, обсуждают, кто сыграл главную роль – ветер или все-таки правительство Москвы. И стоит ли «лампу Чижевского» (она же «люстра Чижевского) переименовывать в лампочку Лужкова, потому как изобрести-то и дурак может, а ты вот, попробуй, внедри … Мы попытались разобраться.


    Обстановка эксперимента не позволяла усомниться в его серьезности. В пятницу, 23 октября, на Арбат приехала машина с устройством на крыше, похожим на антенну, представители департамента науки и промышленной политики г. Москвы и работники частного предприятия с названием, похожим на госдепартамент –  ОАО «Московский комитет по науке и технологиям» (о связи этого предприятия с мэром Москвы чуть позже). Установка с антенной, направленной в небо, постояла какое-то время в переулке, примыкающем к Арбату, как будто бы облучая небо потоком ионизированного излучения. Чиновники и ученые из ОАО подавали комментарии журналистам, объяснив, как работает «ионная пушка».

- Она нагревает атмосферу. А как вы знаете из физических основ, при нагревании газы расширяются, и влажность позволяет растворяться в воздухе, – начал Евгений Балашов, зам. руководителя департамента науки и промышленной политики Москвы, не пояснив, однако, кому именно влажность позволяет растворяться. Но мы так поняли, что самой себе. Должна же она хоть что-то себе иногда позволять.

- Антенная установка создает поток аэроионов, который в облаках, соединяясь с молекулами воды, вызывает повышенную температуру, и в результате этого облачный водяной слой превращается в газообразный, – объясняет Дмитрий Рототаев, ген. директор предприятия «Московский комитет по науке и технологиям».

Для тех, кто еще не понял, вкратце напомним, как работает гениальное изобретение русского инженера Александра Чижевского, родившегося в 1897 году в семье артиллериста. Чижевский известен, прежде всего, как создатель гелиобиологии - принципиально новой науки о зависимости жизни и здоровья людей от колебаний активности Солнца (11-летние циклы). В 1919 году Чижевский открыл, что для оптимального обмена веществ необходимо наличие в воздухе определенного количества отрицательных ионов кислорода (аэроионов). Отрицательные аэроионы сдвигают все функции в благоприятную сторону, а аэроионы положительной полярности влияют на организм неблагоприятно. В 1931 году Чижевский разработал искусственный генератор отрицательных ионов – т.н. «лампу Чижевского», – принцип работы которого очень прост: фактически это просто два электрода, один очень тонкий и локальный (типа иглы), а второй, наоборот, очень толстый, окружающий со всех сторон иголку (это может быть, например, металлизированный пол или потолок). На электроды подается напряжение, с тонкого стекает поток ионизированного воздуха.

Изобретение Чижевского активно внедрялось в 1930-е годы в медицине – считалось, что выздоравливало 80 – 90% пациентов, имевших патологии, напрямую не связанные с органами дыхания. Люди дышали ионизированным воздухом, в результате повышался общий тонус организма, который начинал активно бороться с внедрившейся в него заразой. Но это еще мелочи. Существенно другое. В результате воздействия лампы Чижевского и без дополнительного питания на 30–35% росли привесы и яйценоскость кур, на 20–25% ускорялся рост скота и надоев, на 30 – 40% – урожайность сельхозкультур. При Управлении строительства Дворца Советов была создана Лаборатория аэроионификации и разработан план аэроионификации всей страны… В 1990-е лампы Чижевского пытались довольно активно рекламировать и продавать гражданам в Петербурге, но больших успехов в распространении ламп среди населения достигнуто не было. В метеорологии ионизаторы до сих пор не применяли…

По словам специалистов и разработчиков эксперимента на Арбате (устройство изготовлено все тем же комитетом), установка, использующая принцип работы лампы Чижевского, потребляла мощность около 100 Вт, работая от бортового питания автомобиля. Что, вообще говоря, противоречит политике РФ, установившей курс на энергосбережение. Но ради хорошего дела, наверное, можно. А дело было сделано. Эксперимент увенчался успехом.  Продолжавшийся несколько дней проливной дождь прекратился, небо над Москвой развеялось. И только неблагодарные метеорологи подлили каплю керосина в варенье триумфа, сообщив, что облака могли развеяться в результате изменения метеообстановки: подул суровый западный ветер, атмосферный фронт ушел на восток.

Но самое странное даже не это, а то, что облака развеялись и в довольно далеких от Арбата районах Московской области – Волоколамском и Можайском, хотя, по расчетам организаторов эксперимента, в случае его успеха участок чистого неба площадью примерно пять квадратных километров должен был появиться только над зоной опыта. Однако это еще ничего не доказывало, и мы обратились к специалистам, пытаясь понять,  насколько перспективно использование ламп Чижевского для разгона облаков над Петербургом.

- Абсолютно бесперспективный способ, – считает Лев Карлин, ректор Российского государственного гидрометеорологического института. – Энергетика циклонов точно не подсчитана, я все собираюсь это сделать, только руки не доходят. Но и без того известно, что это десятки атомных бомб. Чтобы как-то повлиять на него, нужно сопоставимое по мощности устройство, а не приборчик мощностью в 100 Вт. Человек может сдвинуть с места «Жигули», а грузовик – не может, и от этого никуда не деться.

- Но в автомобильном моторе срабатывает весьма маломощная свеча, приводя в движение мотор и в итоге весь автомобиль весом в тонну.

-  Свеча – лишь спусковой крючок, используется энергия, высвобождающаяся при сгорании топлива. А какая энергия высвобождается лампой Чижевского? Никакой. Она просто ионизирует воздух в объеме, не сопоставимом с масштабами облаков в десятки километров.

- Но из самолетов-то облака расстреливают.

- В этом случае используется понятный принцип. В воздухе всегда есть частицы воды, в облаке концентрация их особенно высокая. Коагулируя, или, проще говоря, слипаясь, капельки воды в облаке становятся больше, достигают некой критической массы, когда уже не могут держаться в воздухе и выпадают на землю в виде снега или дождя. Процесс коагуляции можно стимулировать, высыпая на облака реагенты с самолета.

- С помощью ионизации нельзя достичь похожего эффекта?

- Если и возможно влиять ионизацией на осадки, то в очень ограниченной области. На фронтальные облака – нереально.

- Потоки ионов, создаваемые лампами Чижевского, – очень слабы, мы используем лампы с мощностью всего 1 – 1,5 Вт, – рассказал «Городу 812» Алексей Дмитриев, научный сотрудник Мордовского государственного университета, вот уже 20 лет занимающегося экспериментами с лампами Чижевского. – Этого достаточно, чтобы восстановить природную ионизацию воздуха, которую он теряет, попадая в помещения. Ионизацию даже измерить очень сложно – это 10 в минус 16 – 18-й степени. В природе ионизация воздуха в огромных объемах достигается воздействием солнца, растений. Мы же своими приборами научились ионизировать воздух только между двумя электродами. Положим, мы установим один электрод, острый, на землю, теоретически роль второго с большой площадью могли бы сыграть облака. Но как подать на них напряжение? Я пока не представляю.

- А нельзя, наоборот, – в качестве плоского электрода использовать землю, а в качестве острого – самолет с генератором и иголкой на носу?

- Нужна мощность, пока не достижимая, и абсолютное безветрие, чего практически не бывает. На современном этапе развития науки искусственная ионизация возможна только в закрытых помещениях.

Представить, что всего этого не знали ни сотрудники департамента науки и промышленной политики г. Москвы, ни специалисты предприятия «Московский комитет по науке и технологиям» еще можно. Но представить, что всего этого не знал Юрий Михайлович Лужков, ум, честь и ходячая энциклопедия XXI века, совершенно невозможно. Тогда встает вопрос о целях и корнях. А корни просматриваются.

Предприятие ОАО «Московский комитет по науке и технологиям» было создано путем реорганизации бывшими сотрудниками одноименной государственной структуры. Московский комитет по науке и технике с численностью аппарата 50 человек образован на базе Главного управления по науке и технике столицы, во исполнение решения Исполкома Моссовета от 16 октября 1990 г. № 1765, подписанного Ю. М. Лужковым, в ту пору – председателем Исполкома Моссовета. Цель – «использование достижений науки и техники в городском хозяйстве». Уже тогда, когда никто не говорил о нанотехнологиях, а слово «инновации» понимал только каждый двухтысячный, будущий мэр Москвы смотрел на много лет вперед. Мог ли он, как гражданин, бросить на произвол судьбы свое детище, бурлящий центр развития новых технологий, когда они так нужны для поднятия ВВП и модернизации?

Впрочем, дело, конечно, не в отдельном предприятии или не только в нем. С версией PR-акции, предложенной сотрудниками Мордовского государственного университета, согласиться невозможно, даже памятуя о недавно упавшем в Латвии фальшивом метеорите. Правительство Москвы разработало специальную программу, по которой снегопады в этом году будут останавливаться на подступах к столице, благодаря чему планируется сэкономить 160 миллионов рублей на уборке улиц. Так неужели же для этого будет использоваться только один, дедовский метод – разбрасывание химреагентов с самолетов (метод, кстати, довольно дорогой)?

- Примерно 2 – 3 раза в год ко мне приходят люди с горящими глазами, предлагающие самые невероятные способы прогнозирования и изменения погоды, – рассказывает Лев Карлин. – Мы их называем не иначе как алхимики. И, тем не менее, со всеми внимательно беседуем и пытаемся проверить некоторые предложения. Например, вращающийся куб на крышу института ставили. Ничего из этого, конечно, не получилось.

- Но именно такие люди, предлагающие нечто совершенно сумасшедшее, и обеспечивают развитие науки?

- Конечно!

- Может быть, и Юрий Михайлович из их числа?

- Да нет, не думаю.

Да нет – это уже наполовину да. Поэтому я позволил себе не согласиться со второй частью высказывания Льва Николаевича и согласиться с первой. Да, конечно, да.       

Алексей ОРЕШКИН








Lentainform