16+

"Золотой софит" проголосовал за неприхотливый театр

09/11/2009

"Золотой софит

Театральная премия «Золотой софит» - это куда более запутанное дело, чем убийство белых бульдогов и даже таинственное явление Черного монаха. Загадочные происшествия случаются в театральном Петербурге уже много лет – а изловить супостата да прекратить беззаконие, творящееся в нашей губернии, все никак не могут. А улик-то уже много, ох, много…


   Свидетелей, впрочем, все меньше. Не то чтобы их убирали одного за другим – сами исчезают. Сначала публику, интересующуюся выяснением, кто кого «сборол» на городских театральных подмостках, планомерно отваживали церемонией награждения, из года в год заставляющей недобрым словом поминать мифологический «Урюпинск». Но, в конце концов, единственной городской театральной премии простили бы и бездарные шутки конферансье, и местечковый юмор, и безвкусицу, и провинциальные благоглупости, – если бы сам «Золотой софит» не дискредитировал себя окончательно.

Скандал зрел долго, в этом году он разразился всерьез. Особенно драматично дела обстоят в области драматического театра – в частности, потому, что в подавляющем большинстве музыкальных номинаций из сезона в сезон побеждает Мариинский театр, который «Софит» откровенно игнорирует. А организаторы премии продолжают искать взаимности у Валерия Гергиева, не подозревая, что могут быть в своей настойчивости не просто смешными, а очень смешными.

А на драматические «Софиты» золото идет уже даже не самоварного качества. Сначала в своей профессиональной беспомощности торжественно расписался экспертный совет – то есть отборщики. Номинация «лучший режиссер в драматическом театре» была торжественно отменена – не сыскали достойных. Неловко спрашивать театроведов, кто в современном театре является автором спектакля. По идее, режиссера нет – спектакля подавно. Сумма усилий хороших актеров в условиях скверной режиссуры может вывести спектакль на уровень героической посредственности – и только. Впрочем, для «Софита» это не помеха: его традиционное кредо – сравнивать оттенки серого.

Своим решением эксперты автоматически обесценили «софитное» золото спектаклей-победителей. Лучшим спектаклем большой сцены был признан «Даниэль Штайн, переводчик» – создавая который, видимо, его режиссер Анджей Бубень как-то «не отличился». С этим спектаклем вышел и еще один презанятный казус, достойный войти в учебники: он получил награду «за лучший ансамбль». Фокус в том, что этот спектакль – серия актерских монологов, исполняемых непосредственно «в зал». В отсутствие общности, ансамбля – концепция постановки.

Но скандал был не в том, что победил «Даниэль Штайн» (работа вполне достойная), а в том, какие спектакли не попали даже в номинационный список. Беда «Софита» в том, что в прошлом сезоне в городе вышли более чем заметные спектакли: в МДТ («Долгое путешествие в ночь» Льва Додина), в Александринке («Ксения. История любви» Валерия Фокина) и БДТ («Месяц в деревне» Анатолия Праудина). Можно предположить, что «Месяц в деревне» и вправду для большинства наших экспертов оказался сложноват, – печально, но, с другой стороны, шума в городе это не наделало бы. Зато в этом спектакле БДТ высокому жюри ужасно понравился трактор – приз получил художник Александр Орлов.

Попытки храбро забиться в дальний угол и там, крепко зажмурившись, отрицать наличие в Петербурге Александринского театра – это занятие «софитоносцев» уже давно стало общегородским анекдотом. Цель их усилий ясна: главное, чтобы местное театральное болото не булькало. А уж тем, кто пытается (и небезуспешно) его осушить, – тем наших крутых статуэток вовек не видать! Тут тоже все ясно. Но вот то, что с карты Петербурга вдруг исчез МДТ, – это что-то новенькое. В сущности, отрицать работы Додина, Фокина, Праудина – значит расписаться в полном непонимании искусства режиссуры как такового. Трогательно, конечно, что премию имени Товстоногова вручили великому Роберту Стуруа, – но я уже сомневаюсь: а понимают ли, за что именно?

«Софит» за лучшую мужскую роль дали Сергею Мигицко (Городничий в «Ревизоре»), за лучшую женскую – Светлане Письмиченко (Шен Де-Шой Да в «Добром человеке из Сычуани»). Подчеркнув лишний раз, что важнейшим из искусств для организаторов «Софита» является неприхотливый развлекательный театр, и что лучшие роли актеры играют вопреки режиссуре. Не освещенными лучами «Софита» остались Янина Лакоба – делающая невероятные вещи в труднейшей роли Ксении Блаженной, Дмитрий Лысенков (ну и что, что весь город его любит – а нечего в Александринке работать! Такое вообще можно только Мартону простить!) и выдающийся актер МДТ Игорь Иванов – ну и что, что играет хорошо, а кривляться-то толком не умеет!

Апофеоза скандал достиг в номинации «лучший спектакль малой формы». Потому что так назвали «Квартирник» Романа Смирнова в Театре на Литейном. А вот это уже решение из серии «здравствуй, Муза, хочешь финик?» Как известно, режиссером может быть любой, кто не доказал обратного, – так вот Роман Смирнов давно уже все доказал. Но ужас еще и в том, что «Квартирник» – это не драматический спектакль, а концерт. И смысл культурных предпочтений «Золотого софита» тут невозможно толковать двояко.

Теперь самое время назвать героев дня – тех, кто принимал все эти решения. Но детектив-то именно в этом и состоит. Потому что право подставляться и отдуваться за всех «Золотой софит» предоставляет экспертному совету – внятного списка членов жюри «Софита» (в отличие, допустим, от «Золотой маски») не существует. Это так называемые «лучшие люди города» – в смысле, театрального Петербурга. И среди них действительно есть фигуры достойнейшие. Но вот беда – обычно все, кто лично известен причастностью к голосованию, клянутся, что сами голосовали совсем не так и глубоко возмущены результатами.

Только не будьте столь наивны, чтобы полагать, что спектакль Смирнова выиграл у спектакля Йонаса Вайткуса (с Владасом Багдонасом, на минуточку) – с перевесом в конкретное число голосов. Или что вообще этот «Квартирник» (к примеру) посетило достаточное количество проголосовавших членов жюри. «Ну что ты, не знаешь, как это делается?!» – снисходительно спрашивают тех, кто еще не нагулял достаточно цинизма, чтобы смириться с полным отсутствием художественных, профессиональных и этических критериев, принятым в театральном Петербурге, – во многом благодаря деятельности «Золотого софита». Нет, доподлинно не знаю. Темное дело.         

Лилия ШИТЕНБУРГ

Справка

«Золотой софит» - высшая театральная премия Петербурга. Основана в 1995 году.

Лауреаты 2009 года (драматический театр):

Лучший спектакль на большой сцене – «Даниэль Штайн, переводчик» (Театр на Васильевском).

Лучший актерский ансамбль – «Даниэль Штайн, переводчик» (Театр на Васильевском)

Лучший спектакль малой формы – «Квартирник. ХХвост – всему голова» (Театр на Литейном).

Лучшая мужская роль – Сергей Мигицко (Театр им. Ленсовета).

Лучшая женская роль – Светлана Письмиченко (Театр им. Ленсовета).











Lentainform