16+

Что будет с курсом доллара в 2010 году?

10/11/2009

Что будет с курсом доллара в 2010 году?

Что ждет с рубль, доллар, кризис вообще и банки в частности – все это обсуждалось на конференции «Российский банковский сектор: рост или выживание», организованной Альфа-банком. На ней побывал наш корреспондент и наконец выяснил, во что сейчас надо вкладывать деньги.


           Как изменится инфляция

Как известно, в качестве главной меры борьбы с кризисом российское руководство поначалу выбрало метод массового разбрасывания денег, потратив на поддержку банковской системы около 4 триллионов рублей.

 - Мы применили такие экстраординарные меры, как беззалоговые кредиты, – рассказывает Алексей Улюкаев, первый зампред ЦБ. – Как говорил Бен Бернанке в аналогичной ситуации, мы начали разбрасывать деньги с вертолета. Понимали, что эффективность подобной меры весьма условна, но пожар тушится большим применением воды. Если вы применили чуть больше, чем нужно, это можно потом откачать.

Если и нашлись в России идиоты, которые эти деньги не подбирали, то только потому, что кидали их с вертолета не всем, а лишь некоторым банкам.  В итоге, по оценке Александра Шохина, президента РСПП, доля 5 топ-банков в совокупном капитале всех банков России сейчас составляет более 51%, а год назад была – 41%.

Вкратце итоги такие: банковскую систему спасти удалось ценой пожирания малых банков большими и повышения ставок по кредитам, из-за чего промышленность стала совсем загибаться.

Теперь ЦБ решил бороться с инфляцией. По оценкам ЦБ, инфляция по итогам года будет ниже 10%. Такой преступно низкий и совершенно не характерный для нашей страны уровень инфляции наблюдается впервые за последние лет 10.

- Какой будет инфляция в 2010 году?

- Прогноз на следующий год – 9 – 10%, – говорит Алексей Улюкаев.

- Улюкаев все время проигрывает споры на выпивку по эффективности его мер, – предупреждает Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики.

Еще один положительный, с точки зрения ряда экспертов, фактор - народ начал забирать деньги с валютных счетов и переводить их на рублевые.

 - Это, с одной стороны, хорошо, т.к. говорит о доверии населения к банкам и рублю, – поясняет Улюкаев. – Нет давления на потребительский рынок, что дает шансы на дальнейшее снижение инфляции. Но это создает и проблемы для экономики в целом, так как потребительский спрос не растет. С другой стороны, это создает проблемы для банков, которые проводят сейчас неосторожную политику, привлекая депозиты под очень высокие проценты. Это колоссальная ошибка, которую они осознают через месяцы, когда будет уже поздно. Они сегодня привлекаются депозиты на 2 – 3 года под ставку 14 – 16%, но разместить эти деньги так, чтобы заработать хотя бы на то, чтобы отдать, банки не смогут, потому что инфляция снижается и будет снижаться, т.к. ставки рефинансирования снижаются и будут снижаться.

           Почему не удалось поддержать промышленность

 Зарубежные эксперты советовали России в качестве выхода из кризиса – поддерживать производство и экспорт, несколько ограничивать импорт, что, в общем-то, очевидно. Из этих трех позиций удалось выполнить только третью (выросли пошлины на иномарки), немножко вторую – для поддержки экспорта нефти ничего особенно не делалось, но когда цены на нефть стали расти, все и так стало хорошо. А с производством вообще ничего не получилось.

На что же потратили банки полученные от ЦБ деньги? Первое время, пока доллар и евро активно росли – на поддержание этого роста и получение маржи с него. Сейчас активно тратятся на акции сырьевых компаний. Оригиналы вкладываются в акции оборонных предприятий вроде корпорации «Иркут» (выпускает истребители Су-30 и Су-27, самолет-амфибию Бе-200).

В прошлом году Олег Вьюгин, председатель совета директоров МДМ-банка, предлагал ввести систему так называемых лимитных аукционов, смысл которой в конечном итоге сводится к тому, что деньги от ЦБ банкам дают только в обмен на кредитный договор с предприятием той отрасли, которую считается необходимым развивать. Систему лимитных аукционов, однако, не ввели.

- Я что буду объяснять банкирам, кто им вернет деньги, а кто нет? – объясняет Алексей Улюкаев. – Они сами лучше знают. Считают, что невыгодно давать заводам, значит, невыгодно.

- Инвестиции в работающие предприятия мало кто может себе позволить сейчас, слишком долгосрочные вложения, – рассказывает Рушан Хвесюк, председатель правления Альфа-банка. – Если бизнес лежит, входить в совет директоров этого бизнеса бесполезно, интереснее стать основным акционером, но это занятие не для банков. Когда создается новое предприятие, интересно  войти в него  в краткосрочной перспективе. Но это также не наша специализация.

Акции российских предприятий сейчас  покупают в основном не российские банки, а крупные западные фонды. Такой фонд покупает, например, миллион акций, и через пару дней продает, сыграв на подъеме. Путин советует совсем другое – давать кредиты предприятиям под низкие ставки. Но советов Путина не слушают.

- Путин предлагает выдавать кредиты под 6% годовых в ближайшем будущем. Насколько это реально?

- Фундаментальная причина для снижения ставок действительно существует – сейчас достаточно большая ликвидность, – рассказывает Наталья Орлова, главный аналитик Альфа-банка. –  Однако сейчас инфляция около 10% и ставки банков по кредитам никак не могут быть ниже.

         Курсы доллара, рубля и нефти

 Сейчас колебания курса доллар/рубль и рубль/евро гораздо больше по амплитуде, чем евро/доллар.

- Это означает, что у всех участников рынка, и у бизнеса, и у населения, постоянно возникает искушение изменить структуру своего портфеля, купить валюту, продать валюту, – поясняет  Алексей Улюкаев.  – Это заведомо безвыигрышное поведение, особенно для непрофессионалов, т.е. для населения. Для них более эффективно поддержание той валютной структуры, которая им свойственна, – проще говоря, в чем зарабатываешь деньги, в том и храни. Поэтому мы (ЦБ) гасим избыточную волатильность (слишком большие колебания курса), покупаем валюту, когда слишком большое предложение и слишком маленький спрос, и, наоборот, продаем, когда слишком большой спрос и слишком маленькое предложение. Сейчас есть избыток предложения над спросом. Таким образом, в октябре мы приобрели более 11 миллиардов долларов.

В аналогичной ситуации точно так же поступал бы и любой бизнесмен. Кто ж не будет покупать валюту, когда она дешевле всего, и продавать, когда она всего дороже. Таким образом, Центральный банк страны работает просто на себя. Но при этом растут валютные резервы, сейчас они составляют 824 млрд, на 40 млрд выше прежнего максимума.

В ближайшее время  Минфин начнет занимать деньги за границей, продавая финансистам так называемые евробонды. Т.е. бумажки с обещанием отдать деньги. Из-за чего некоторые аналитики предсказывают: как только Минфин завершит размещение этих евробондов, рубль снова глобально упадет. Так ли это?

- Фундаментально, не считаю, что при нынешнем дефиците бюджета, состоянии резервного фонда и других показателей рубль может упасть ниже 40 рублей/доллар, – говорит Наталья Орлова. –  Сейчас фундаментальная ценность рубля – 30 – 35 руб./$. Если какая-то девальвация и будет, то до конца 2010 года. Если 2010 год проскочим, то уже все – опасность миновала.  Если Россия начнет выход на рынок внешнего займа, это фактически означает, что мы прекратим эмиссию (допечатку денег. – А. О.), будем наращивать резервы и за счет них финансировать дефицит бюджета, что для национальной валюты, в общем-то, неплохо. Когда страна выходит на рынок еврооблигаций, у нее появляется обязанность сохранять под контролем ситуацию  в бюджетной сфере и макроэкономике.

- А в обратную сторону. Насколько может подешеветь доллар?

- Интервал – 25 – 35 рублей. До 27 рублей доллар может упасть легко. Дальше ЦБ будет упираться. При $100/баррель нефти курс доллара может достичь 25 рублей, но такая ситуация маловероятна. Реально нефть может дойти до $90.

          Вторая волна финансового кризиса?

 - Высшую точку кризиса мы прошли в мае 2009-го, сейчас, как я считаю, началось восстановление, – рассказывает Алексей Улюкаев, 1-й зампред ЦБ. – Думаю, оно будет длинным и тяжелым и, вполне возможно, не до того уровня экономической активности, который мы имели до кризиса. Но это и не нужно.

- У меня не очень хорошие впечатления, – рассказывает Наталья Орлова, главный аналитик Альфа-банка. – В мире было уже две волны финансового кризиса – ипотечная и Лемон Бразерс. То, что происходит сейчас, для нас – вторая волна, для них – уже третья и, наверное, не последняя. Выход из того финансового пузыря, который сейчас образовался, тоже будет происходить в несколько этапов и займет не один год.

- По моему мнению, нам этого кризиса не хватает: цены не падают, – делится впечатлениями Евгений Ясин. – Какой еще пинок нужно дать экономике, чтоб она заработала? Можно, например, вернуть нас к ситуации, когда нефть стоила $27/баррель. Тогда хоть кто-то зашевелится. Сейчас бизнес работает вполсилы.

Теоретические споры экономистов идут о том, сумеют ли выстоять банки.  Основная проблема банков сейчас – долговая нагрузка. Уже летом 2009-го примерно 60% строительных компаний не могли выплачивать свои кредиты банкам. По мнению ряда аналитиков, уже в следующем году 300 – 350 банков могут оказаться в ситуации, когда их капиталы уйдут в минус. Тут-то и наступит вторая волна кризиса. Это один из возможных сценариев. Насколько он вероятен?

 - Сейчас достигнут определенный консенсус между кредиторами и заемщиками, – считает Наталья Орлова.  - Плохие кредиты банки откладывают, зашивая их в свои балансы, идут на уступки компаниям-кредиторам, в частности, производителям различных товаров, в надежде на то, что экономика восстановится и они начнут расплачиваться позже. Если сейчас эта скрытая задолженность составляет процентов 6, она может дорасти до 15.

 - Насколько хватит их терпения и резервов? Сколько банки смогут еще продержаться?

- Я не вижу, чтобы в ближайший год что-то глобально изменилось ни со стороны банков, ни со стороны компаний. Все стараются сохранить статус-кво. Никто не заинтересован в том, чтобы ситуация нагнеталась.

- Однако рано или поздно наступит час икс, когда банкам нужно будет показать в отчетности реальную задолженность?

- Да, это может быть второй раунд кризиса. Может случиться ситуация, когда компании поймут, что даже реструктурированную задолженность они не могут обслуживать. Второй раз по российским законам реструктурировать задолженность уже нельзя. Это все риски 2010 года.

- Есть версии, что это случится уже в этом декабре?

- Коллапс или резкий обвал может быть спровоцирован каким-то внешним событием. Как с Лемон Бразерс – все понимали, что уже плохо, но держались, пока не появился повод. На самом деле, все на уровне ощущений. Мои ощущения – сейчас вторая волна не начнется.

          Куда тратят деньги банкиры

 Параллельно с финансовой конференцией в Москве проходил XXVII Российский антикварный салон. Крупнейшая в году выставка-продажа антиквариата, конечно, само воплощение кризиса. Представлено примерно то же, что в Третьяковке, с той разницей, что все это можно купить – подлинники Рубенса, Поленова, Маковского. Айвазовский само собой – его просто навалом, всем уже порядком поднадоел. Хит этого сезона – русский авангард, кубизм, экспрессионизм, в общем, картины русских художников 20-х – 30-х годов. Все это активно продается. Дай, думаю, ценами на картины поинтересуюсь. Понравились две – «Спящая модель» Александра Тырсы, 1930-е гг. (сюжет самый обыкновенный – обнаженная девушка спит, но спит как-то особенно уютно, и девушка полуабстрактная, не опустился художник до прорисовки деталей) и «На охоте» Маковского, 1915 г. Поинтересовался для начала «Спящей моделью». А мне говорят:

- Эта картина уже куплена Петром Авеном.

С горя пошел я к Маковскому. По идее дешевле должно быть – не авангард, не хит этого сезона. Купить еще не успели. Цена: 120 тысяч. Долларов, – добавляет хозяйка. Не купил. Но хотя бы понятно, во что сейчас стоит вкладываться, если брать пример с банкиров.

Алексей ОРЕШКИН








Lentainform