16+

Как в Петербурге ловят должников на дороге. Репортаж с места событий

18/11/2009

Как в Петербурге ловят должников на дороге. Репортаж с места событий

Тяжело быть должником в Петербурге. Большинство новых идей по их отлову и принуждению к оплате были впервые опробованы именно здесь. Неплательщиков отлавливали на границах, а с февраля этого года – стали останавливать прямо на дорогах. Для этого специальные фургоны с зеленой надписью «управление службы судебных приставов» ежедневно дежурят на городских улицах и благодаря системе распознавания номеров «Поток» ежедневно хватают в свои сети от 10 до 50 должников. «Город 812» решил понять, как работает этот самый «Поток», и отправил в фургон с зеленой надписью своего корреспондента.


    11.00. Первое, что я спросила у приставов, – будут ли они внедрять практику дальневосточников. Когда-то они тоже творчески подходили к процессу и изымали у должников автомагнитолы и запасные колеса. Но выяснилось, что изымать мелкие бытовые вещи – это прерогатива районных отделов управления. А межрайонный отдел – к которому прикреплены «Соболи» с зеленой полосой – создан специально для отчуждения у должников только одного типа имущества – транспортного средства. А среди средств чего только не попадается, даже свадебные лимузины и бетономешалки.

По закону никто, кроме ДПС, не имеет права останавливать автотранспорт на дороге. Поэтому каждое свое дежурство представители УФССП начинают с заезда в ГИБДД. Гаишникам не слишком нравятся такие совместные с приставами выезды, но в помощи они не отказывают. Итак, полтора часа на подготовку, настройку, выбор места – и экипаж из двух девушек-приставов встает на разделительной полосе. Одна, Валя – водитель, она за рулем. Вторая, Саша, делопроизводитель, она за монитором. Две камеры на лобовом стекле фиксируют две проезжие части Дачного проспекта: ту, что в сторону КАД, и ту, что обратно.

 11.30. «Поток» распознает в гуще движущегося железа белые номера с буквами и цифрами. Объявления типа sale с цифрами телефона он тоже ловит. Когда на экране установленного в фургоне ноутбука появляется тонкая зеленая рамка – это означает, что какой-то номер попал в поле зрения камеры. Потом номер появляется в укрупненном виде, потом распадается на составные части: звездочки, палочки и арабскую вязь, снова собирается – это значит, что его уже прогнали через базу данных.

Первые двадцать минут дежурства проходят тихо. Машину инспектора ГИБДД – она стоит наготове – видно за версту, и поэтому все прочие автомобили пропускают пешеходов.

- Девушки, а посмотрите, есть ли про меня какая-то информация? – молодой человек заглядывает в дверь. Ему объясняют, что в базе данных хранятся сведения только о должниках-автомобилистах. Парень кивает, называет номер своей машины, который тут же пробивают. Долгов не выявлено. – Значит, можно спокойно ехать за границу? – Можно.

Я сижу на увесистых пачках бумаги. Это исполнительные производства по восьми тысячам петербургских должников. Конечно, должников в городе больше, а чтобы попасть в межрайонный отдел УФССП, нужно быть, во-первых, автомобилистом, во-вторых, фигурантом судебного разбирательства. То есть арест на имущество все равно накладывается судом – даже если сам должник на нем не был.

Когда фигурант попадает в руки приставов, первая его реакция (та, что на публику) – это: «Я не знал ни про какой долг, я перед всеми чист, вы ничего не докажете». Тогда-то на свет божий извлекается либо постановление суда, либо исполнительный лист. Все – подлинники, с синими печатями. Точно такие же бумаги и в других машинах – в каждой фургоне имеется комплект: 8000 исполнительных листов по восьми тысячам нарушителей, ведь заранее неизвестно, кто кому попадется. И все подлинники…

Приставы говорят, что должников им не жалко. Вот к тем, кто подходит к машине и интересуется своими долгами, они относятся с симпатией. А «клиентов» ловят с азартом. Соревнуются с другими экипажами.

Камеры продолжают схватывать номера мчащихся рядом машин. Замечаю, как обычный номер легковушки на экране окрашивается в желтый цвет и появляется надпись «должник». Я первая это замечаю.

- Это что за значок?- спрашиваю я. Тут, конечно, начался тарарам. Но должник уже благополучно проскочил – каждое появление на экране должника обычно сопровождается звуковым сигналом, а он не сработал. Вчера вечером в ноутбуке обновляли базу: это делают каждые 2 -3  дня, и убрали звук до минимума. В общем, пока спохватились, нужная машина доехала, наверное, до проспекта Стачек, а там ее попробуй найди. Пристав Саша нажимает две кнопки, и мы узнаем все об убежавшем от нас должнике: автомобиль «Форд-Фокус», долг на 12 тысяч, причина – уклонение от налоговых платежей…

 12.00. Система срабатывает во второй раз. Компьютер издает громкий «па-бам!», как при сошедшемся пасьянсе. Снова желтая надпись «должник» на экране. Номер «Мицубиси-Паджеро» – крупным планом. Спустя полминуты новый сигнал – третий должник за утро. На BMW. Но его ловить уже не будут - гаишная машина только одна, ей передали приметы: «Мицубиси-Паджеро», номер 266, и патрульное авто, включив мигалку, умчалось на север за должником. Сейчас нагонит, крикнет в мегафон приказ «прижаться к обочине», а потом отконвоирует обратно к нам. Так и происходит. В «Паджеро» (долг по транспортному налогу, 30 тысяч рублей) обнаруживается молодой отец с ребенком.

Дальше все было грустно. По закону отпустить взятую в плен машину приставы не имеют права. Компьютер зафиксировал должника, да и гаишник, если что, подтвердит факт задержания. Значит, родителя с сыном из машины высаживают, сам джип грузят на эвакуатор и увозят на специальную стоянку. Потом владелец платит в Сбербанке нужную сумму, приносит квитанцию районному приставу, тот прекращает производство по делу, и можно идти забирать машину, заплатив дополнительно за эвакуатор и хранение после первых суток. Всего этого можно избежать, если заплатить деньги сразу. На этот случай у приставов имеется книжечка квитанций. Дальше я закрылась газетой и слушала, как отец мальчика убеждает приставов, что свой долг он только что заплатил, называл точную сумму (с учетом пени и накладных расходов) и адрес районной инспекции. База должников хоть и часто обновляется, но информация об уже погашенных долгах появляется не сразу. Вот и водителю «Мицубиси» не повезло. Он доказывал это не менее получаса: звонил в районное управление приставов – там было занято, потом жене – упрашивал уйти с работы и съездить домой за квитанцией. Приставы вяло уговаривали заплатить долг во второй раз, а потом получить переплату обратно, написав заявление и подождав две недели. Вяло – потому что поверили словам должника.

Потом компромисс был найден: машина у должника описывается и передается на ответственное хранение – ему же. Если в течение нескольких дней бригада приставов не получит доказательств, что долг погашен, они найдут сами и владельца, и машину.

«Мицубиси» уехал, камеры снова стали считывать номера, а компьютер – разбирать их на «палочки и колбочки». Тихо урчало радио.

- Большинство «клиентов» – должники по транспортному налогу, – поясняет Валя. – Останавливаешь их, они первое что спрашивают: по какой из четырех машин не уплачен налог. Некоторые начинают права качать. Один милицейский полковник был недавно: кричал, что нас всех уволит, что мы не знаем законов, что никто не имел права его останавливать. Мы себя в тот момент не очень уверенно чувствовали, но спасибо Диме – он держался очень твердо. Дима – это инспектор ГИБДД. Полковник пытался уехать – но его заблокировали. Знаете, что он потом сделал?

- Что?

- Открыл саквояж, а у него там денежные пачки. Отсчитал 120 тысяч, меньше половины своей наличности, и дальше покатил. Мы в ту неделю больше всех собрали.  

Помимо налоговых должников, объектами охоты становятся неплательщики кредитов и жильцы, не платящие за коммунальные услуги. Алиментщиков стало заметно меньше.

 12.30 Компьютер издал победительный клич, уловив нового должника. Это оказался зеленый «Лендровер». Гаишник умчался в погоню в сторону Кронштадтской площади, а Саша тем временем проверила, что за должник сидит в машине. База данных сообщила, что не должник, а должница – не заплатила Альфа-банку 4000 рублей. Несмотря на незначительность суммы, пока гаишник гонит жертву, все мы чувствуем себя охотниками: глаза горят и пульс трясется. А вот в зеркале уже видна вернувшаяся машина ДПС.

Гаишная машина развернулась через разделилку, «Лендровер» с блондинкой за рулем не рискнул повторить и укатил далеко вперед искать парковку. Пристав Валентина ушла за ним – разбираться. Вернулась без должницы и добычи. Выяснилось, компьютер неправильно считал номер. Вообще он запрограммирован на погрешность в одном знаке (на некоторых постах программируют два). Приставы были разочарованы, а «должница», наоборот, обрадовалась.

Потом на разделительной полосе встала чья-то сломавшаяся машина и загородила камерам обзор. Инспектор ГАИ, выяснив, что это надолго, отправился обедать. Включать «Поток» было бессмысленно: без гаишника приставы не могут сами догнать мелькнувшего в ряду нарушителя.

13.00. Самый крупный должник, которого когда-то удавалось поймать межрайонному отделу, имел неоплаченных долгов на три миллиона рублей. Его машина, которую остановили приставы, стоила дороже: это был навороченный «КамАЗ». Удивительно, но «КамАЗ» был оформлен на физическое лицо, а не предприятие, и долг тоже числился за физ. лицом.

Еще курьезнее выглядела ситуация со свадебным лимузином с молодоженами. От эвакуатора лимузин спасли представители фирмы, срочно вызванные водителем. Они, опасаясь скандала, заплатили все на месте. Никакого смущения приставы не испытывают: не они же виноваты в срыве свадьбы, а владельцы фирмы.

Последний пойманный должник оказался крепким орешком. Не жадным, а вроде по-настоящему безденежным и безнадежным. На мой взгляд, это было еще большее испытание для психики, чем быковатые владельцы джипов. Сначала, когда «Поток» срисовал должника, а база сообщила сумму долга – 2700 рублей, – все обрадовались, потому что такую небольшую сумму можно заплатить сразу. Это всем выгодно, и в первую очередь должнику. Но когда «клиент» забрался в «Соболь», стало очевидно, что даже таких денег у него нет. Банковской карточки, чтобы снять деньги в банкомате (вот зачем мы стоим поблизости от метро, а не только для тех, у кого отобрали транспортное средство), не было тоже. «Я только-только нашел работу и заплатил долг по квартире, – должник, как в кино, заламывал руки. – Моя работа связана с поездками, а я живу в Ломоносове. Не лишайте меня машины, возьмите что угодно, только оставьте машину. Я год сидел без работы…» Машина – ржавая «девятка» 1991 года – стоила от силы тысяч 30. Приставы были непреклонны: в памяти компьютера уже осталась информация о пойманном в бредень автомобилисте, и по ней придется отчитываться. «Мы тоже не хотим лишаться работы», – непреклонно заявляли служители межрайонного отдела. Они-то хорошо знали, чем закончится этот диалог, а должник не знал и продолжал упрашивать, все горячее и косноязычнее.

 14.00. Чтобы не переплачивать за эвакуатор, долг требовалось погасить сразу, причем сам должник уехать за деньгами не мог: он должен был ждать, что их привезут на место. На это ушло не меньше часа. Такая маленькая – по сравнению с другими – сумма оказалась практически неподъемной. Когда владелец «девятки» наконец расплатился и получил квитанцию, дежурство уже заканчивалось. Наряд ГИБДД срочно перебрасывали в район, куда собиралась с визитом губернатор, поэтому приставам пришлось возвращаться на базу.          

 Нина АСТАФЬЕВА

   Справка:  

Система «Поток-D» – российская разработка, впервые внедренная в 2006 году. В московской компании «Росси», занимающейся разработкой следящих и сканирующих систем «Поток», нам сообщили, что один комплект оборудования для петербургских судебных приставов стоил около 400 тысяч рублей.

Всего в Петербурге в Управлении службы судебных приставов пять машин, оборудованных «Потоками», – каждая ловит до восьми должников ежесуточно, собирая с них от 2000 до 200 тысяч рублей. Итого – 2,5 миллиона за две недели.

 

   Цифры:     

 По данным Управления службы судебных приставов, в период с ноября 2008 года (когда начала работать система «Поток») по август 2009-го было обнаружено 687 машин-должников. Больше половины – 392 автомобиля – были арестованы и оценены в среднем по 200 тысяч за каждую. Владельцы, которые не стали погашать долги, получили эти суммы за вычетом долга и накладных расходов. 295 должников расплатились сразу, заплатив в среднем по 20 тысяч рублей.

Как показывает практика, охота на должников эффективна не во все дни недели. Самым продуктивным днем у приставов считается понедельник.








Lentainform