16+

«Большая книга»: рука судьбы – или рука литературного Газпрома?

27/11/2009

ВИКТОР ТОПОРОВ

Оглашены результаты национальной литературной премии «Большая книга». Главный приз – 3 000 000 рублей – достался Леониду Юзефовичу за роман «Журавли и карлики». Второй приз – 1 500 000 рублей – Александру Терехову за роман «Каменный мост». Третий приз – 1 000 000 рублей – 85-летнему (а не 90-летнему, как я ошибочно утверждал раньше) Леониду Зорину за сборник минироманов (авторское определение) «Скверный глобус». Спецприз «За честь и достоинство» - 250 000 рублей – Борису Васильеву («А зори здесь тихие» и многое другое).


     

   Мои самые сердечные поздравления победителям. Результаты «Большой книги» на сей раз превзошли мои самые смелые ожидания. Уверенно спрогнозировав успех и в преклонные годы сохранившего литературную форму Зорина, я с самого начала болел за обоих главных победителей. Болел, искренне досадуя на то, что премия не может одновременно достаться сразу обоим.

А почему, собственно говоря, не может? Потому что и «Журавли», и «Мост» вышли в одном издательстве «Астрель» и выпестовал их один редактор Елена Шубина. Известная «делательница королей», конечно, думалось мне, – но все же не до такой степени. Приношу искренние поздравления и Шубиной; мы с вами, Лена, за этот двойной успех, даст Бог, еще не раз выпьем.

Одновременная и совместная победа Юзефовича и Терехова при всей своей справедливости и заслуженности кажется, однако, в сложившихся обстоятельствах столь же смелой, как гипотетический список тридцати трех лучших футболистов года, в котором позиция «Вратарь» выглядела бы примерно так: 1.Камилл Чонтофальски («Зенит»); 2) Вячеслав Малафеев («Зенит»); 3) NN – старейший по возрасту вратарь премьер-лиги.

Независимые (или недоброжелательные) наблюдатели непременно усмотрели бы в таких итогах «руку Газпрома», даже если бы Чонтофальски с Малафеевым и впрямь оказались в игровом отношении на голову выше всех. Издательство «Астрель», понятно, не Газпром, а вот Елена Шубина вполне тянет на «литературного Миллера». Да и на «литературного Дика Адвоката» золотого для петербургской команды периода.

И тут я вынужден взять крайне трудную ноту. Блистательный писатель, первый лауреат Нацбеста, чрезвычайно обаятельный человек и, не в последнюю очередь, мой добрый приятель Леонид Юзефович победил, разумеется, совершенно заслуженно; я радуюсь за него и горжусь его успехом.

И все же в паре Юзефович-Терехов (а точнее, понятно, в паре «Журавли и карлики» и «Каменный мост») я бы поставил на первое место нынешнего обладателя «серебряной медали». «Журавли и карлики» – роман года, тогда как «Каменный мост», на мой смиренный взгляд, – роман десятилетия. Кстати, столь же высоко оценивает детище Терехова и сам Юзефович.

И дело тут не в деньгах (в обоих случаях весьма существенных, но по большому счету ничего не решающих), не в лавровых венках, и уж подавно не в том, чей «нос» длиннее, а козырь старше.

Идеально сбалансированный внутренне по принципу «золотого сечения» роман Юзефовича, разумеется, заслуживает самой высокой награды, но, вместе с тем, ровным счетом ничего не потерял бы и окажись он в итоге на суперпочетном втором.месте.

Тогда как расхристанный, неуклюжий, нарочито неряшливый, местами даже отталкивающий, но невероятно мощный роман Терехова дышит таким победительным максимализмом, что любое место, кроме первого (или героического последнего), оборачивается для него – и, скорее всего, для его создателя – поражением. Или цезарь, или ничто!

Я знаком с Тереховым лишь заочно – и, разумеется, не вправе судить о том, что он за человек, – но автор такого романа просто не может не быть потрясен всего лишь (!) вторым местом; и вместе с поздравлениями я приношу ему искренние соболезнования.

И в тех же смешанных чувствах обращаюсь я сейчас к оргкомитету и жюри «Большой книги». С одной стороны, молодцы; наконец-то, с четвертой попытки, у вас всё вышло. И это, несомненно, большая удача.

А с другой стороны, у вас был шанс превратить большую удачу в сверх-удачу, провозгласив роман десятилетия «Каменный мост» истинно большой книгой, – но вы этим шансом не воспользовались.       


  Ранее :   

Литературные итоги года. Со знаком минус
«Лаура» и ее ложь. Литературная мистификация года
На нашем телевидении готовятся к часу «Ч»
«Большая книга»: рука судьбы – или рука литературного Газпрома?
Чем литературная премия миллиардера Прохорова отличается от «Белочки»?
Исаев это не Штирлиц, это человек-функция
Господи, это я, Эдичка!
К вопросу о «брехне Тараса»a>
Долгая жизнь в эпоху перемен
Элегия по умирающему животному
И от этого ушел, и от того
Почему премию «Большая книга» отдали Владимиру Маканину
Домовые котлеты и домовые мухи
Свет земной и небесный
Чужие здесь не ходят
Литературный хит-парад-2008. Версия Виктора Топорова
Литературный критик об авторском кино и его любителях
Можно ли узнать из художественной литературы, чем закончится кризис?
Чем отечественное ТВ заменило борьбу с Америкой?
За что мы, авторы, нас, редакторов, так не любим? И наоборот
Кого понимает под карликами и журавлями писатель Юзефович?
Как Глеб Павловский написал открытое письмо и на что оно оказалось похоже
Зачем на отечественное ТВ вернули В. В. Жириновского?
Зачем Юлия Латынина написала еще один роман про Кавказ?
Почему запрещают «Россию-88» и разрешают «Олимпиус Инферно»?
Что будет делать Михалков после победного для себя съезда кинематографистов?
Хорошо ли быть Гордоном на отечественном ТВ?
Может ли кризис благотворно сказаться на поэзии?
Какие интимные тайны раскрыл в своих записках сексолог Лев Щеглов
Что нового о Сергее Довлатове можно узнать из его первой биографии?
Почему о недостатках и достоинствах «Нефтяной Венеры» Александра Снегирева стоит говорить сейчас?
Евровидение в хорошем смысле
Кто из шорт-листа «Большой книги» получит три миллиона?
Что нового о долларе и нефти можно узнать из антикризисных книг?
Хорошо ли, что «Национальный бестселлер» достался Андрею Геласимову?
Зачем в ТВ смотреть на Мережко и Макса Фрая
Как можно, а как нельзя критиковать в российской литературе. Ответ М.Золотоносову
Москва. Перемирие на реке могут ли петербургские писатели примириться с московскими. И наоборот
Главное в телевизионном кино это не драки и не постельные сцены
Может ли четвертый роман быть лучше первого
Как изменился русский язык под напором кризиса
О злодеях и героях в поэме «День «Зенита»
Какими новыми способами пытается рассмешить зрителя отечественное ТВ?
Почему Тарантино такая скотина?
Надо ли ругать Сергея Михалкова за то, за что его ругают?
Зачем петербургские поэты осенью перемещаются в Крым?
Зачем отечественное ТВ заинтересовалось «проблемой-2012»
Что можно было бы узнать из романа «Околоноля», если бы его написал Сурков про самого себя
Тайная интрига Русского Букера
Зачем писатели на самом деле ходили к Путину?
Как «остаться в живых» в ночном телеэфире
«Большая книга»: рука судьбы – или рука литературного Газпрома?


 











Lentainform