16+

Сергей Тарасов: «Иногда хочется быть сентиментальным»

28/11/2009

Сергей Тарасов: «Иногда хочется быть сентиментальным»

При крушении поезда «Невский экспресс» погиб бывший сенатор от Петербурга Сергей Тарасов. По роковому стечению обстоятельств он ехал в первом вагоне - одном из трех, которые сошли с рельсов и были больше всего искорежены.


  Путь из Москвы в город на Неве был для Тарасова привычным. В последнее время он жил на два города. В качестве главы "Автодора" пять дней в неделю проводил в столице. А на выходные при любой возможности рвался в Петербург, где его ждала молодая жена. Десятого октября Сергей Тарасов и балерина Мариинского театра Анастасия Колегова зарегистрировали свой брак. Сергей Борисович мечтал, что новая супргу подарит ему детей. через несколько лет пара собиралась повенчаться. В одном из своих последних интервью Сергей Тарасов искренне рассказывал о своих желаниях и планах. Однако теракт на Октябрьской железной дороге перечеркнул все эти надежды.

        «Влюбился не с первого взгляда»

— Вы к моменту знакомства с Анастасией были готовы к новой любви?

— Безусловно, да. Хотя, вы знаете, я уже к тому времени был в таком возрасте, когда в любовь с первого взгляда мало верил. Но Настя — красивая женщина, на которую невозможно было не обратить внимание.

— Как вы ухаживали?

— Традиционно. Дарил цветы в огромных количествах. Настя порой даже смущалась от этого. Она в жизни стеснительный человек.

— Вы сразу поняли, что это будут серьезные отношения?

— Нет. Прошел достаточно длительный период, прежде чем я понял, что значит для меня этот человек. У меня были свои какие-то внутренние проблемы (Тарасов тогда еще был женат на Варваре Владимировой — дочери Алисы Фрейндлих. — Ред.), и, откровенно говоря, я не собирался связывать с Настей свою жизнь. Но постепенно, несмотря на мои нервные взбрыки и даже ссоры, все как-то решилось. Настя весьма настойчиво заявила мне, что нам надо пожениться. Надо значит надо.

— Так это она вам сделала предложение руки и сердца?

— На последнем этапе — она. Сначала это было в форме шутки, она знала, что я не смогу ей отказать. А в последний момент уже настояла серьезно. Но это, я считаю, совершенно нормально. 

        «На балет ходить боюсь»

— Каково жить с балериной? (Варвара слыла идеальной домашней хозяйкой, преданной семье. — Ред.)

— Мы живем вместе больше двух лет. А знакомы около трех. Актриса и политик — традиционно-романтическое сочетание. Она безумно предана балету. Настоящая труженица. Я могу ее понять. Когда она выходит на сцену Мариинского театра, чувствует волнение зала, она по-настоящему счастлива. Ради этих мгновений стоит жить. Мне, как политику, у которого тоже были минуты успеха, это чувство знакомо. Я, честно говоря, на балет ходить боюсь. Однажды она меня вместе с моей компанией просто выгнала из зала. Ей показалось, что мы болтали и невнимательно смотрели спектакль. Пришлось спрятаться за занавесочкой….

— Вы всегда так ее слушаетесь?

— Я стараюсь создать для нее комфортный мир вне сцены. В театре, как известно, немало интриг. Конечно, я пытаюсь ей внушить, что мне, как мужчине, тоже необходима поддержка. Я же не поставил на себе крест. Но она актриса — случается, впадает в истерическое состояние. Два-три дня до спектакля бывает невменяема. После спектакля не спит до трех часов ночи и мне не дает спать. Поэтому жизнь с балериной очень непроста (тяжело вздохнул. — Ред.).

— Чувствуется, вы хлебнули. ..

— (Смеется.) Хлебнул. Но жизнь с талантливым человеком очень интересна. Я осознанно играю вторую скрипку в нашем дуэте. Хотя, как любой нормальный мужчина, я привык быть первым, но приходится порой отходить на второй план.

— Простите, но зачем вам это?

— Можно сказать, я служу в лице Насти всему русскому балету! Шучу, конечно, но я несу ответственность за Настю. В том числе и за ее творческий успех. В день спектакля Настя просыпается далеко не всегда в хорошем настроении, а потом в течение дня из простой, даже неуравновешенной женщины превращается в Лебедя. Наблюдать это преображение — своего рода счастье. И мне иногда очень хочется быть сентиментальным по отношению к ней, чтобы как можно чаще наблюдать эти ее удивительные превращения. 

        «С Варей воспитываем детей»

— Вы планируете детей?

— Я хочу, чтобы она родила мне ребенка. Желательно, не одного. Мне нужны еще дети. Мне есть что им дать. Я сейчас живу в Москве со старшим сыном Никитой. Он поступил в этом году в Щукинское училище, причем сделал это сам, без поддержки Алисы Фрейндлих. Вы знаете, у Антона и Насти сложились очень хорошие отношения. Они дружат. Меня, как отца, это очень радует.

— А дочка как отнеслась к вашей женитьбе? (Аня перешла в 11 класс. — Ред.)

— На мое счастье, тоже неплохо. Хотя, конечно, девочка больше ревнует меня. Я это прекрасно понимаю и стараюсь максимально смягчить ситуацию. Но здесь спасибо Варе, которая никак не препятствует моему общению с детьми. В этом смысле у нас сложились благородные отношения. Недавно на мое 50-летие собрались все: и Варя с детьми, и Настя, что меня страшно радовало.

— Удивительно по нашим временам. Вы развелись с Варварой без скандала?

— Да, слава богу. Мы и жили в этом смысле правильно, хотя, конечно, случалось всякое. Но мы и сейчас вместе. А куда я денусь? Я для них всех — один. Я свою ответственность, в том числе и за Варю, прекрасно осознаю. Мы вместе воспитываем детей. Не делим их, как другие. Я на этот счет многое мог бы сказать. Непозволительно детей допускать до публичности. 

       «Куда жена, туда и я»

— Для вас это не первый брак. Вы поэтому не стали венчаться с Анастасией?

— Я считаю, это нужно делать осознанно — через три-пять лет. Но романтика в отношениях необходима, в этом я твердо уверен. Недавно мы были на острове Нуриева в Средиземном море (это недалеко от острова Капри в Италии). Я с трудом договорился с хозяином, человеком, далеким от мира балета, чтобы он туда пустил. Мы все-таки приехали, и Настя танцевала в ротонде. Когда мы уезжали, совершенно восторженный хозяин вынес нам «самое дорогое, что у него есть»: два пакета фруктов и овощей. Такие моменты запоминаются надолго.

— Анастасия — гастролирующая артистка. Как вы переживаете разлуку?

— С трудом. Я живу в Москве, а Настя — в Петербурге. Она бесконечно предана питерскому балету. Ее приглашали в Ла Скалу, была возможность уехать в Италию. Я даже шутил, что готов попроситься туда генконсулом. Но Настя отказалась, потому что именно русский балет составляет смысл ее жизни. А я, как уже говорил, всюду следую за ней.     

Ирина НИКОЛАЕВА, фото Наталья Чайка











Lentainform