16+

Футболист «Зенита» чуть не погиб в «Невском экспрессе»

01/12/2009

Футболист «Зенита» чуть не погиб в «Невском экспрессе»

В субботу дублеры «Зенита» в упорной борьбе буквально вырвали золото первенства страны у московского «Спартака» в турнире молодежных команд. Среди братавшихся с болельщиками чемпионов второго состава не было победителя юношеского Евро-2006 Яна Бобровского. Защитник сборной России смотрел «золотой» матч своих одноклубников дома по Интернету. Смотреть-то смотрел, а думал о другом. Ведь накануне Бобровский ехал в том самом злосчастном «Невском экспрессе» вместе с еще тремя зенитовцами, игроками юношеской сборной Никитой Бочаровым, Станиславом Мурихиным и Александром Петровым…


          13 – цифра счастливая

- Изначально я должен был ехать как раз в 1-м вагоне (самый пострадавший. – Прим. авт.), потому что обычно мама бронирует мне билеты именно туда, – с ужасом вспоминает зенитовец. – Ну или еще во 2-й. Но на вокзале что-то там в компьютере перепуталось, и мне выдали билет в 13-й. Других ребят из команды я случайно встретил в Москве на вокзале, они тоже собирались в Питер. Изначально они купили билеты на ночной поезд, но в итоге мы все же решили отправиться домой раньше на «Невском экспрессе». Правда, ребятам достался билет в вагон № 12.

- Где вы были во время взрыва?

- Сначала мы пошли с парнями в вагон-ресторан, посидели, пообщались. Ушли оттуда за 40 минут до трагедии. Ресторан, кстати, находился не так далеко от пострадавших вагонов – то ли 5-й, то ли 6-й. Рядом с моим креслом были два свободных места, поэтому я решил прилечь и стал смотреть фильм (в каждом купе «экспресса» есть небольшие телевизоры, вмонтированные в полки. – Прим. авт.). Примерно в полдесятого почувствовал толчок и напор воздуха, как будто мимо с нереальной скоростью пронесся встречный поезд. Нас начало трясти вправо-влево. Мелькнула мысль: сейчас с рельсов сойдем. После этого поезд резко затормозил, никто не понимал, что происходит. Несколько человек решили выйти на улицу, разобраться, что к чему, но я остался. В этот момент забегали проводники. Наконец одна из проводниц крикнула: «Кто здесь врач?!» Я понял: произошло что-то ужасное.

          «Возможно, обращусь к психологу»

 - Какие мысли были в ту минуту?

- Первые десять минут я думал: «Ну все, сейчас в вагон забегут люди с автоматами». Потом кто-то произнес, что часть состава оторвалась и сошла с рельс. Народ запаниковал, это было видно по лицам. Мы с Никитой, Стасом и Сашей пошли к месту трагедии. Ребята видели много трупов на земле, а также пассажиров, вытаскивавших раненых из искореженных вагонов. Я шел за ними и наткнулся на подъехавший встречный поезд, который должен был забрать людей в Петербург. Машинист объяснил, что появились пожарники и скорая помощь, так что я там не нужен. Попросил сбегать и позвать народ из «Невского экспресса». Все собрались очень оперативно, но так спешили, что пытались залезть в первый же вагон подошедшего состава. Образовалась давка, и ехать было довольно душно.

- Телефон, наверное, разрывался от звонков родственников?

- Я дозвонился домой сразу после остановки. Сказал, мол, вы пока не знаете, наш «экспресс» сошел с рельс, но со мной все в порядке. Затем телефон разрядился. Во втором поезде я успел чуть-чуть подзарядить его и попросил родственников, чтобы не встречали. Женщина, которой я помогал таскать сумки, пообещала, что отвезет домой, когда приедем в Питер.

- Как сейчас психологическое самочувствие?

- Сложнее всего стало на следующий день, когда начал узнавать о причинах произошедшего. Как-то жутковато стало после таких слов, как «теракт»! А тут еще знакомые постоянно звонят, напоминают, расспрашивают… Сейчас я, конечно, отхожу, но есть небольшая психологическая травма. Возможно, даже придется обращаться за помощью к психологу.

(почему Бобровский хочет уйти из «Зенита»?)

Леван МАТУА











Lentainform