16+

На нашем телевидении готовятся к часу «Ч»

02/12/2009

ВИКТОР ТОПОРОВ

На телевидении запахло жареным. Оно, конечно, вопрос «Что горит (и «что сгорит?»)?» представляется в высшей степени гадательным, однако порассуждать на эту тему смысл имеет прямо сейчас.


    Итак, Пятый канал в его нынешнем виде фактически ликвидируется, частично сливается с РЕН ТВ – важнейшей (особенно для самого РЕН ТВ) новостной частью – и переезжает в Москву. Все это происходит под общим руководством Национальной Медиа Группы, представляющей собой типичное для наших дней полугосударственное объединение, принадлежащее не «равноудаленному», а, наоборот, «правильному» олигарху.

Одновременно ликвидируется канал «Спорт» и на его базе создается новый государственный канал «Россия-2» – с сильным развлекательным акцентом и общей установкой на сравнительно молодую и преимущественно мужскую аудиторию, то есть составляющий конкуренцию прежде всего СТС, ТНТ и НТВ. В том же направлении, только с определенным уклоном в сторону повышенной интеллектуальности, будет, как предполагается, развиваться и вновь образующийся телетандем РЕН ТВ + Пятый, который разведут по гендерному принципу: РЕН ТВ станет «мужской версией», а Пятый – «женской».

То есть на всех вышеперечисленных каналах (кроме упраздняемого «Спорта») намечается если не личное, то фактическое торжество интеллектуально-развлекательного телепоказа a la Александр Роднянский (степень и соотношение интеллектуальности и развлекательности будет, очевидно, от канала к каналу варьироваться). Кстати, у Роднянского, до недавних пор правившего бал на СТС, а сейчас поставляющего «концептуальное и программное обеспечение» прямым конкурентам «Первого развлекательного», уже возникли правовые и финансовые разногласия с нынешним руководством канала.

Шах – но пока не мат – объявлен новостным программам РЕН ТВ («Неделе» с Марианной Максимовской и «Новостям» с Михаилом Осокиным), справедливо слывущим в какой-то мере  оппозиционными и относительно независимыми. Сохранят ли их в нынешнем виде, перекроят или прикроют (в Сети сказали бы: переформатируют или отформатируют), пока не ясно. Мой прогноз: произойдет и то, и другое, и третье сразу. То есть вроде бы сохранят, но пришлют в новостные редакции «комиссаров», да и сами выпускающие и ведущие неизбежно включат «внутреннего редактора», – так что, когда их в конце концов запретят, никто особенно не расстроится. Произойдет это, однако, только в час «Ч», о котором речь и пойдет дальше.

Формально все это напоминает одну из бесчисленных реформ отечественного первенства по футболу советских времен, каждая из которых оборачивалась очередным подтверждением принципа: «А вы, друзья, как ни садитесь»… При более пристальном рассмотрении, – на второй взгляд, как сказали бы англичане, – происходит типичный в наши дни акт (точнее, целая цепочка актов) государственного или квазигосударственного рейдерства: доверенные люди прибирают к рукам коммерчески перспективные активы. Другое дело, что ни РЕН ТВ, ни Пятый, ни упраздняемый «Спорт», ни вновь учреждаемая «Россия-2» коммерчески перспективными активами, строго говоря, не являются. А значит, речь идет в данном случае о несколько иной перспективе или, если угодно, о несколько иной коммерции.

(Тем более что главного принципа квазигосударственных поглощений 2000-х – доходы забираем себе, расходы перекладываем на государство – еще вроде бы никто не отменял. То есть как минимум частные риски будут подстрахованы федеральной казной.)

Причина проходящей у нас на глазах телеперестройки – «Проблема-2012». Которая, впрочем, вполне может оказаться и «Проблемой-2011», а то и «Проблемой-2010».

Тандемократия – штука, хоть и неплохо работающая, но крайне неустойчивая. Особенно с оглядкой на то, что ее с обеих сторон расшатывают. Она и впрямь может пойти вразнос в любую минуту – под воздействием тех или иных драматических обстоятельств, а то и вовсе – по воле случая. Тем более что хоть в какой-то степени легального разрешения проблема самой тандемократии не имеет, и это прекрасно понимают оба юриста, – и президент и премьер.

То, что голосованием (своевременным или досрочным) нам будет дозволено подтвердить результаты сделанного не нами выбора, ясно, я полагаю, всем.

Однако и перспектива, загодя обрисованная обоими дуумвирами, – сядем, мол, рядышком, обмозгуем, может быть, даже кинем монету или вытащим спичку, – лишена малейшей убедительности. Двоевластье (пусть и асимметричное) зашло уже столь далеко, что выход из него – в ту или иную сторону – вряд ли возможен без небольшого ГКЧП с «Лебединым озером» по всем каналам. Ведь, строго говоря, даже элементарное объявление о досрочной отставке любого из дуумвиров, допустим, по состоянию здоровья, – это уже тихий ГКЧП, причем с официальной и общественной реакцией во всемирном масштабе. А ведь нельзя, увы, исключать и куда более форс-мажорные варианты развития событий.

Так или иначе, внезапный распад формальной тандемократии – это и есть час «Ч», к которому (как минимум в рамках вероятного сценария) готовятся в рамках Садового кольца, – причем владение пресловутым «ядерным чемоданчиком» в предполагаемых нерядовых обстоятельствах явно уступает по значению беспрепятственному доступу к кнопке на телепульте. Точнее, ко всей совокупности таких кнопок в метровом и дециметровом диапазонах.

По недавней аналогии вспоминается недурной, в сущности, но совершенно бессмысленный канал «Звезда», который создали под президентскую перспективу Сергея Иванова, – а потом, когда эта перспектива растаяла, просто позабыли (или поленились) прикрыть.

На сегодня Первый канал у нас, скорее, пропрезидентский; Второй – пропремьерский; НТВ еще не определился с выбором;  - тогда как ТНТ и СТС гуляют сами по себе (на всю длину развлекательного поводка). По завершении затеянной реформы (считают ее инициаторы), «Россия-2», РЕН ТВ и Пятый совокупными усилиями перехватят значительную часть экономически активной, но политически нейтральной аудитории НТВ, ТНТ и СТС: перехватят  еще большей – и существенно лучшего качества – «развлекухой», не говоря уж о кинокровищи, – но перехватят главным образом затем, чтобы, став высокорейтинговыми, в час «Ч» нам замахали пачками Одиллия и Одетта.

Говоря о перехвате аудитории (точнее, о необходимости такого перехвата в час «Ч»), нельзя  упускать из виду и то обстоятельство, что наиболее продвинутая (и в различных общественных аспектах важная) часть телеаудитории уже вообще отключила телевизор, окончательно предпочтя ему интернет. Предпочтя-то предпочтя, но неужели и впрямь окончательно? Одна из очевидных целей нынешней реструктуризации отечественного ТВ как раз и заключается в том, чтобы вернуть этих людей к ежевечернему и еженощному телеэкрану. Час «Ч» еще когда грянет, а приваживать их к «ящику» нужно уже сейчас. Для чего в первую очередь поневоле придется сделать куда интереснее прежнего сам «ящик».

Нервы натянуты уже у всех, кто в курсе дела. Отсюда и множество трудно объяснимых событий вроде недавней отставки чуть ли не главного куратора телевидения Михаила Лесина – да еще отставки с оглаской компрометирующих этого госдеятеля мотивов.

У тех, кто в курсе, нервы натянуты. А вот страна на ушах не стоит. И надо, чтобы не встала. Ни при каком «неуклюжем повороте руля» не встала. А наоборот, подсела бы к телевизору.

Так это задумано. Или, вернее, с оглядкой на повседневную политическую практику, именно под этим соусом инициаторы телереформы продают ее заказчикам (причем сразу обоим), имея в виду, что денег на ее проведение они срубят уже сейчас, а «Лебединое озеро» – музыка при любом раскладе достаточно нейтральная, чтобы в час «Ч» прозвучать осанной хоть одному царю, хоть другому.        











Lentainform