16+

Спортивная благотворительность в Петербурге: кто, кому и зачем помогает

03/12/2009

Спортивная благотворительность в Петербурге: кто, кому и зачем помогает

Отдавать сложнее, чем брать, считает председатель Совета директоров строительной компании «Мост-Сервис», мастер спорта СССР по фехтованию Михаил Кузнецов. Между тем сам он отдает: учрежденный им в октябре 2008 года Санкт-Петербургский общественный фонд поддержки спорта «Олимпийские надежды» активно спонсирует различные состязания по фехтованию, теннису и фигурному катанию. Под опекой фонда оказалась и группа юных фигуристов – воспитанников прославленного тренера Алексея Мишина.


    - Как родилась идея создания фонда?

- Сначала компания «Мост-Сервис» оказывала финансовую поддержку  проведению спортивных мероприятий в городе. Первым серьезным пробным шагом в этом новом для нас деле стало участие в качестве генерального спонсора чемпионата мира по фехтованию в две тысячи седьмом году. Я сам в прошлом фехтовальщик, мне это близко. А привлекли нас к спонсорству организатор турнира компания «Открытый Санкт-Петербург» и ее руководитель Михаил Рыдник. Дальше – больше: поддержка ежегодного теннисного турнира Saint-Petersburg Open, чемпионата России по фигурному катанию в январе две тысячи восьмого года. На чемпионате «Мост-Сервис» опять заявил о себе как генеральный спонсор. Вот тогда-то мы с Алексеем Николаевичем Мишиным и познакомились ближе. Я увидел детей – юных талантливых фигуристов, которые там выступали: Лизу Туктамышеву, Артура Гачинского, Катю Гербольд. Они подают большие надежды, мне захотелось помогать им. Представляете, десятилетняя Лиза выступала на «взрослом» чемпионате и ни разу не упала. К тому времени я уже начал отчислять собственные средства на развитие отечественного спорта, в том числе детского. И мы пошли по пути регистрации фонда. Это было нелегко. Три раза нам отказывали. Общественную организацию, как оказалось, очень трудно зарегистрировать в России.

- Вы меценат? Относительно спорта это звучит не очень привычно…

- Всем известный Алишер Усманов, президент Международной федерации фехтования, – меценат в искусстве. Но в то же время поддерживает спорт.

- Понятно, что вы – занятой человек. С недавних пор еще и вице-президент некоммерческого партнерства «Инжспецстрой», крупнейшей в Петербурге саморегулируемой строительной организации. То есть фонд – это хобби?

- До сегодняшнего дня это было хобби – в основную мою деятельность, конечно, не перерастет, но как один из способов самовыражения, своего понимания того, что нужно делать… Я – бывший спортсмен, мне интересен любой вид спорта (хотя есть приоритеты – фигурное катание, фехтование). Бываю на всех Олимпийских играх, по крайней мере, последние четыре Олимпиады посетил. В Турине-то в 2006 году мы с Алексеем Николаевичем Мишиным первый раз и увиделись. Общались на волне триумфа наших фигуристов – помните, Плющенко стал чемпионом, Навка с Костомаровым, спортивная пара взяла «золото»… Мне нравится, когда наши спортсмены побеждают, продолжают традиции советского спорта. Но на это нужны средства. Не все виды спорта могут похвастаться большими вложениями в них, как, скажем, теннис.

- Вот вы прямо так берете и отдаете свои деньги?

- Многие спрашивают: почему я даю деньги? Ну, просто даю, и все.

- И как это происходит?

- Я сторонник адресной помощи, потому что часто деньги размываются под видом помощи кому-то. Все должно быть конкретно. Если взять фигурное катание, то детям надо питаться, одеваться, экипироваться, тренироваться. Многие из них живут на периферии, в семьях со скромным достатком. У них нет возможности приезжать на тренировки. Костюмы, билеты, коньки, аренда льда – все чего-то стоит.

- Рассчитываете ли вы привлечь в этот фонд еще кого-то?

- Буду пытаться, конечно. Но у каждого свое мнение. Кто-то даст деньги, а кто-то нет.

- Тот, кто станет вкладывать, захочет получить отдачу.

- Наверно. Но участие в каком-то спортивном мероприятии – само по себе реклама. С другой стороны, за те деньги, которые отдаются на проведение состязаний, можно купить себе более серьезную рекламу, например, телевизионный эфир. Так что не это главное. Предприниматели действительно не всегда понимают,  подходят с точки зрения выгоды. Порой вообще воспринимают неадекватно. Вот сегодня пытался разговаривать… Но есть те, с которыми я говорю на одном языке.

- Фонд работает год. Есть ощущение каких-то результатов?

- Зайдите на тренировочную площадку, посмотрите. Есть  достижения. Мы используем и другие возможности помочь финансово. Например, провели в Красносельском районе этап «Лыжня России». Это массовое мероприятие. Оно стоило недорого – надо было просто обеспечить людям питание, горячий чай, запустить бульдозер, чтобы проложить трассу. Но удовлетворение от проделанной работы получили. Или вот Федерация фехтования Санкт-Петербурга учредила интересное новшество, в котором мы принимаем участие, – символический Зал славы российского фехтования, где чествуем наших великих спортсменов. Последний раз это был легендарный рапирист, многократный чемпион мира и Олимпийских игр Александр Романьков. Он живет в Белоруссии, специально приезжал. Совместно опять же с  Михаилом Анатольевичем Рыдником (он – президент федерации, я – член ее совета) проводим новогодние праздники для ветеранов спорта с участием артистов. В этот раз на вечере присутствовали олимпийские чемпионы по фехтованию Эдуард Винокуров, Борис Мельников, чемпион мира Давид Тишлер, многократная чемпионка мира и Олимпийских игр Галина Горохова. Эти люди ведут скромный образ жизни и рады возможности пообщаться хотя бы раз в год. Да много можно сделать интересного.

- Фехтование как-то меняет образ мышления, психологию?

- Любой вид спорта меняет человека. Я до сих пор периодически занимаюсь фехтованием. Тактика, стратегия, быстрота реакции в любом деле  пригодятся. Но приходится выбирать, какому делу надо отдать предпочтение в первую очередь. Есть вещи, которые надо делать постоянно: помогать одаренным детям, в спортивной судьбе которых мы начали принимать участие.

- Раньше в фигурном катании на соревнованиях любого уровня весь пьедестал почета  был наш. Если одна ступень не наша – уже странно.

- Галина Горохова рассказывала: «Когда мы приезжали с Олимпийских игр, друзья и родные спрашивали: как выступили? Выиграли или проиграли? В этот раз проиграли, отвечаем, потому что завоевали только серебряные и бронзовые медали». Представляете, каков был морально-психологический уровень наших спортсменов! Они были настроены на победу. Поэтому бесконечно обидно, когда наших нет ни на первом, ни на втором месте и даже в пятерке...

- Одна из известных тренеров говорила, что фигуристам негде тренироваться – нет свободного льда, а если есть, то стоит больших денег.

- В девяностых годах лед был баснословно дорог для бюджетов, которыми располагали спортивные школы и секции. Потом детские и юношеские спортивные школы олимпийского резерва вообще развалились. А на стадионах открыли ярмарки. Вот и не было льда. Сейчас все постепенно восстанавливается. И мы рады, что вносим маленькую лепту.

- Ждете ли вы какой-то благодарности?

- Ждете ли вы благодарности от своих детей? Так и здесь: им тренироваться надо, они не думают об этом. Маленькая фигуристка подошла, я ее обнял – и хорошо, и катайся.       

 Елена БЕВЗА, фото Николай Малышев

 ЛЕГКО ЛИ ВЫРАСТИТЬ ИЗ РЕБЕНКА ЗВЕЗДУ ФИГУРНОГО КАТАНИЯ

     Самыми талантливыми спортсменами оказываются дети из простых семей, считает знаменитый наставник олимпийских чемпионов Заслуженный мастер спорта СССР, Заслуженный тренер СССР и России Алексей Мишин. Но чтобы сделать из ребят победителей, требуются время и средства. Что касается последних, то не так давно у Алексея Николаевича появился надежный партнер – председатель Совета директоров компании «Мост-Сервис» Михаил Кузнецов, учредитель и президент Санкт-Петербургского общественного фонда поддержки спорта «Олимпийские надежды».    

 - Как вы нашли друг друга с Михаилом Кузнецовым?

- Познакомились мы еще в Турине, а два года назад на чемпионате России он заметил девочку из Глазова – Лизу Туктамышеву. В десятилетнем возрасте она выступала на взрослых соревнованиях и заняла десятое место. Михаил Вячеславович оценил ее способности не с точки зрения бизнесмена, а с позиции доброго человека. Пригласил меня и говорит: «Давайте подумаем, чем могу помочь». Так мы познакомились. Что интересно и не характерно для спонсорства – человек выказал свое расположение не какому-то уже известному спортсмену, а маленькой девочке, молодым начинающим фигуристам моей группы, успешно выступающим. Вообще такая помощь очень нужна.

- В чем есть потребность?

- Сейчас фигурное катание вышло на такой уровень, когда требуются особые условия, и по высшему разряду. Нужна музыка, специально написанная для выступления на льду, желательно именитым композитором. Ее надо не только сочинить, но и оркестровать. Костюмы спортсменов тоже должны быть от известных дизайнеров. Чтобы создать новую программу, нужны хореографы – тоже не рядовые. В рамках бюджета спортивной школы это, конечно, невозможно. Я благодарен Михаилу Вячеславовичу за то, что он совершенно бескорыстно продолжает добрые традиции русского меценатства.

- Что уже удалось сделать?

- Мы пригласили для Лизы известного хореографа, балетмейстера Михайловского театра Георгия Ковтуна, известного своей постановкой «Спартака». Мы работаем с профессором Санкт-Петербургской консерватории, балетмейстером Эдвальдом Смирновым, сотрудничаем с одним из ведущих хореографов нашего времени Давидом Авдышем.

- Девочка из Глазова – она должна, наверно, здесь жить где-то…

- А еще она должна кушать, одеваться. В моей группе много иногородних спортсменов – Влад Тарасенков, Даша Медведева. Им надо хотя бы помочь оплатить дорогу. Вы знаете, самыми талантливыми спортсменами порой оказываются дети из простых семей, зачастую неполных, живущих вдалеке от столиц и без особого достатка. Конечно, без спонсорской помощи было бы не обойтись.

- По какому плану она осуществляется?

- В начале сезона мы вместе с директором фонда поддержки спорта «Олимпийские надежды» Денисом Бурцевым составляем смету предстоящих расходов: столько-то на питание, столько-то на костюмы… Ведь до того, как спортсмен попадет в поле зрения Федерации фигурного катания и она начнет ему помогать, проходит немало времени. До сборной еще надо добраться. На этом пути очень важно поддержать фигуриста. Что приятно, Михаил Вячеславович делает это, не подчеркивая своего вклада, с глубоким уважением относясь ко всем, кто работает в моей группе. Он уже давно помогает отечественному фигурному катанию. Еще два года назад спонсировал чемпионат России: это были большие деньги, которые он вложил. Он и сейчас вкладывает серьезную сумму в организацию предстоящего первенства страны. А творчество – оно всегда дотируется, ведь когда человек что-то творит, он готовит это не на продажу.

- В этом году исполняется сорок лет с того момента, как вы с Тамарой Москвиной стали чемпионами СССР. И это было в Ленинграде. Будете отмечать?

- Вот вы мне напомнили, а я и забыл. Чемпионат Советского Союза в тот год как бы предвосхитил результаты чемпионатов Европы и мира. Все три пары, стоявшие на пьедестале, победили на чемпионатах Европы и мира. Но я живу сегодняшним днем и не склонен предаваться ностальгическим воспоминаниям. Думаю, в этом году надо будет отмечать не прошлые победы, а сорокалетие моей тренерской работы, которую планирую продолжать и дальше.        

Елена БЕВЗА 











Lentainform