16+

Почему футболисты редко попадаются на допинге

17/12/2009

Почему футболисты редко попадаются на допинге

Два игрока ЦСКА - Алексей Березуцкий и Сергей Игнашевич – уличены в допинге. В пробах, взятых у них после матча с «Манчестер Юнайтед» (3:3), когда ЦСКА едва не обыграл европейского гранда на его поле, были найдены продукты распада запрещенного препарата псевдоэфедрина. Раньше футбол считался одним из самых чистых видов спорта. Online812 решил разобраться, так ли это.


            Физические нагрузки растут

Футбол не велогонки и не тяжелая атлетика и  традиционно считался всегда чистым видом спорта, а знаменитый английский тренер Бобби Робсон любил на этот счет повторять: «Если парень не умеет бить с левой, пусть он хоть сто таблеток проглотит, ничего не изменится». Скандалы если и случались, то редко и, как правило, на чемпионатах мира – по той простой причине, что на других соревнованиях не проводилось никаких проверок. Первым на допинге попался в 1974 году игрок сборной Гаити Эрнест Жан-Жозеф. Через 12 лет положительную реакцию дала проба, взятая у испанца Рамона Кальдере. Но самая шумная история приключилась на чемпионате мира в США в 1994-м, когда запрещенный препарат эфедрин обнаружили в моче великого аргентинца Диего Марадоны.

С тех пор футбол сделал в своем развитии заметный шаг вперед и нагрузка на игроков заметна возросла. Выкладки специалистов одного из научно-исследовательских институтов спортивной медицины в Копенгагене свидетельствуют, что если в 90-е годы футболисты были вынуждены действовать на пределе своих возможностей только порядка 7 – 8 процентов игрового времени, то теперь эти цифры увеличились вдвое. В среднем за матч игроки пробегают по 8 – 12 километров, при этом бегают они в рваном темпе. Не случайно в футболе большее количество голов забивается в течение последних пятнадцати минут, когда силы покидают участников, и они начинают ошибаться. Тренеры отлично понимают, что футболистам надо помочь, и пользуются услугами специалистов по физподготовке и фитнесу, которые проводят специальные восстановительные мероприятия, и психологов – благодаря им грань человеческих возможностей отодвигается все дальше и дальше.

            Каждый второй пользуется анестетиками

 Но есть и другой путь – использование запрещенных медикаментов. Анаболики – чтобы сократить срок восстановления, эритропоэтин для силы и диклофенак – как болеутоляющее. «Всюду в спорте, где счет идет на большие деньги, нельзя исключать применения запрещенных средств», – уверен Марио Тевес, эксперт по допингу с мировым именем.

Этот самый Тевес сделал как-то уникальное открытие, обнаружив  в одной пробе мочи следы сразу семи различных болеутоляющих  препаратов. А его немецкий коллега Тони Граф-Бауманн изучил анкеты, которые заполняли проходившие допинг-тест на чемпионате мира-2006 футболисты (они должны в них среди прочего указать, какие медикаменты принимали в течение последних 72 часов до начала игры), и выяснилось, что каждый второй обязательно пользуется анестетиками. И это при том, что свежа еще история с Иваном Классничем. Хорват так долго употреблял болеутоляющие средства, что отказала почка, пришлось дважды делать операцию по замене органа, и только когда в роли донора выступил родной отец, жизнь футболиста была спасена. И ладно бы спортсмены пользовались этими средствами, чтобы избавиться от болевых ощущений, но они пользуются антисептиками и просто для профилактики.

Удивительные результаты дали пробы в одной из итальянских допинг-лабораторий, где сразу в нескольких анализах был обнаружен ноотропил, средство, стимулирующее кровообращение и обмен веществ в головном мозгу и восстанавливающее концентрацию, память и координацию. В общем, типичное лекарство для стариков, но зачем оно двадцатилетним футболистам?

           Наших игроков проверяют редко

Так что, судя по всему, футболисты тоже глотают все без разбора, только не попадаются. А не попадаются потому, что в футболе строго не регламентированы допинг-процедуры. ФИФА и УЕФА вообще до последнего времени отказывались от вступления во всемирное антидопинговое агентство (ВАДА). Дошло до того, что футбол пригрозили исключить из программы Олимпийских игр, на что, правда, президент ФИФА Зепп Блаттер недвусмысленно намекнул, мол, мы-то без Олимпиады проживем, вот как вы без футбола? Как бы то ни было, но футболисты никак не хотят играть по принятым ВАДА правилам. Может быть, уже потому, что само проведение анализа удовольствие дорогое – порядка 250 – 300 евро, а соответствующие антидопинговые лаборатории есть далеко не во всех городах. Скажем, даже в Петербурге такой нет, хотя ее организация и входит в планы нынешних руководителей городского спорткомитета. Чтобы провести соответствующую процедуру на домашнем матче «Зенита», специалисты с оборудованием должны ехать в Петербург из Москвы – это увеличивает стоимость пробы еще как минимум вдвое.

Хотя в положении о проведении чемпионата России по футболу прописана процедура проведения допинг-контроля, а на каждом стадионе (и «Петровском» в том числе) должно быть выделено для этого специальное помещение. Правда, прописана эта процедура более чем условно («РФС и совместно с руководством премьер-лиги МОГУТ подвергнуть допинг-контролю…»), и проводится крайне редко.

           Бромантан, марихуана, цитамины…

 Первая попытка внедрить допинг-пробы в практику российских чемпионатов была предпринята в 2002 году. Послематчевые анализы сдали игроки нескольких клубов, а с «Зенитом», в отношении которого и были наибольшие подозрения (на самом деле футболистов кормили аминокислотами под названием цитамины), вышли проблемы. Тогдашний президент клуба Виталий Мутко категорически отказался от услуг проверяющих, а поскольку он тогда был еще президентом российской премьер-лиги, президент РФС Вячеслав Колосков лишь повозмущался, и на этом проверки закончились.

И не было бы их до сих пор, если бы не история с Егором Титовым, который попался, сидя на скамейке запасных сборной России. Как выяснилось позже, «заразу» под названием бромонтан занесли в «Спартаке», где допингом кормили всех без исключения игроков. Но пострадал один Титов, получивший дисквалификацию на год. Тот же срок чуть позже, осенью 2006-го дали нападающему «Луча-Энергии» из Владивостока Александру Тихоновецкому, ставшему после посещения ночного клуба первым в России футболистом, дисквалифицированным за употребление марихуаны

            Футболист конькобежцу неровня

 Нет ясности в  футболе и с наказанием для провинившихся игроков – кого-то отстраняют от игр, другие отделываются денежными штрафами. Принятая ВАДА универсальная мера – двухлетняя дисквалификация как минимум – приемлема для индивидуальных видов спорта, но не подходит для командных. Благодаря ЦСКА выяснилось, что ряд положений антидопингового и дисциплинарного кодексов УЕФА вообще противоречат друг другу. «Если более двух футболистов команды уличены в нарушении антидопинговых правил, она может быть исключена из текущих и/или будущих соревнований» – дословно говорится в первом из документов. Одновременно в дисциплинарном кодексе то же самое наказание для команды предусмотрено в случае, если на допинге попался хотя бы один футболист. Иными словами, если руководствоваться первым документом, ЦСКА санкции не грозят, но согласно второму армейскому клубу неприятностей не избежать.

Так что решающее слово, вероятно, будет за юристами. И свежий пример конькобежки Клаудии Пехштайн это только подтверждает. Немка была недавно дисквалифицирована Международным союзом конькобежцев (ИСУ) по некоторым косвенным признакам применения кровяного допинга и должна была пропустить предстоящую Олимпиаду, которая стала бы для нее шестой по счету. После того как Арбитражный спортивный суд отклонил апелляцию Пехштайн, ее юристы обратились в Федеральный трибунал Швейцарии (в этой стране зарегистрирована штаб-квартира ИСУ) и выиграли дело. Но вот найдутся ли такие же искусные защитники у наших защитников сборной и ЦСКА?

Аналитики Online812 в этом сомневаются – хотя российские спортсмены и нередко попадаются на допинге, опыта нашим юристам в данной области пока не хватает. В случае с Игнашевичем и одним из братьев Березуцких, как настаивает РФС, просто произошла техническая ошибка. Мол, футболисты, сдавая тест, просто забыли указать одно из прописанных им лекарств. Но возможна ли такая досадная оплошность в команде, где за здоровье футболистов отвечает Олег Ипатенко, некогда главный врач сборной России по легкой атлетике. Уж кто-кто, а легкоатлеты знают в допинге толк.

            Самые забавные жертвы допинга

 Марк Боснич («Челси», Англия)

По результатам допинг-пробы выяснилось, что вратарь нюхает кокаин. Попытки оправдаться тем, что кокаин был подсыпан ему в стакан с виски, не помогли – 9 месяцев дисквалификации.

Рио Фердинанд («Манчестер Юнайтед», Англия)

Защитник проигнорировал процедуру допинг-контроля сразу после игры и сдал тест лишь спустя 36 часов, за что был дисквалифицирован на 8 месяцев и выведен из состава сборной Англии.

Эдгар Дэвидс («Ювентус», Италия)

Голландец утверждал, что запрещенный препарат попал неким таинственным образом в его пиццу, на что медики заявили: «Помимо нандролона мы обнаружили целый коктейль из разных препаратов». Дэвидса дисквалифицировали на 8 месяцев, затем сократили срок до четырех.

Карлос Гурперти («Атлетик», Испания)

Попался на марихуане, пытался оправдаться тем, что «курил первый раз в жизни, да и то не понравилось». Не помогло – 4 месяца дисквалификации.

Джованни Амманатти («Эмполи», Италия)

Доктор команды делал все возможное, чтобы футболисты не попались на допинге – менял пробирки с анализами и приводил на контроль не тех игроков, на которых указывали проверяющие. Футболисты действительно не попались, но сам Амманатти получил четырехлетний запрет на работу в итальянском футболе.

Кристоф Даум («Байер», Германия)

Известного в Германии тренера конкуренты обвинили в употреблении кокаина. Обиженный Даум подал на обидчиков в суд и сдал на анализ собственные волосы, чтобы доказать свою невиновность. Однако следы кокаина были обнаружены, Дауму пришлось эмигрировать в Турцию.

Сергей ЛОПАТЕНОК





3D графика на заказ







Lentainform