16+

Кем будет президент, если перестанет быть президентом

21/12/2009

ВИКТОР ТОПОРОВ

Телевидение заканчивает год в разброде и шатаниях: официально обсуждаемый вопрос о всеобщем переходе на «цифру» имеет по степени важности номер примерно шестнадцатый; возникновение новых, слияние и полная или частичная ликвидация уже существующих каналов – номер примерно девятый; съеживающийся, как шагреневая кожа в рассказе Бальзака, рекламный бюджет плюс практическая остановка сериального производства – номер примерно третий… А что же тогда номер второй? Что же номер первый?


     

   Модный в последнее время анекдот: у России с известных пор не две проблемы, как было всегда, а целых четыре! – Перечислите, пожалуйста! – Ну, первые две вы и сами знаете, тогда как третья и четвертая остаются все теми же: дураки и дороги!

Я уже писал об одной безобразной выходке создателей сериала «Час Волкова». Сериал идет третий год; Волкова играет уже другой артист; а вопиющий двойной портрет в кабинете у милицейского генерала всё никуда не девается – и президент на этом портрете на полголовы выше премьера! Может, он стоит на приступке? Но ведь приступку нам не показывают! Нам ее почему-то никогда не показывают!

Итак, первый и второй по важности вопрос, стоящий перед отечественным телевидением, это вопрос о приступке. То есть понятно, что без приступки не обойтись в обоих случаях, однако чьей приступке быть выше?

Ответ (для страны, может быть, и не столь судьбоносный, как кажется) имеет, однако, для теленачальников и телеполуначальников судьбоносное значение.

Народная мудрость гласит: «Знал бы прикуп, жил бы в Сочи», и она вроде бы подсказывает, что с оглядкой на Олимпиаду более высокую приступку следует, не путая ее с пьедесталом победы в соревнованиях по стрельбе на лыжах, резервировать для президента, – но ведь премьер, он и в Африке премьер! То есть, виноват, я хотел сказать: премьер, он ведь и завтра будет премьером! И послезавтра!

Премьер, он ведь если и не будет завтра премьером, то будет президентом!

А кем будет президент, если он перестанет быть президентом? То-то и оно. Председателем Конституционного суда, да и то если не простудится на лыжной дистанции или на прогулке по президентскому кабинету.

В конце года стало известно, что так называемый кремлевский пул журналистов (включая и тележурналистов) вроде собираются разделить надвое: одни – из президентского пула – снимают и интервьюируют президента – и только его; другие – премьера и только премьера. Равноудаленные журналисты уже и сами не знают, куда пойти, куда податься, кого найти, кому отдаться?.. Похоже на тендер.

Похоже на мягкий тендер в суде или арбитраже: там судье заносят и слева, и справа, но не по договоренности, а по совести, – а он уж потом, сопоставив суммы, сам решает, чья совесть чище.

Но мягкий тендер будет иметь для тех теледеятелей, что промахнутся с выбором приступки, самые жесткие последствия.

Отсюда и перманентная паника в их рядах.

Тем более что все помнят эпохальную телекартинку 31 декабря 1999 года, – под самый Новый год появился на экране такой молодой здоровый румяный, но трезвый Дедушка и пожелал «дорогим россиянам» счастливого пути.

То есть счастливого пути он пожелал самому себе, а «дорогим россиянам», наоборот, – тогдашнего и, что чрезвычайно характерно, нынешнего премьера!

И ведь как в воду глядел!

Предварительно выбросив в нее собственного пресс-секретаря (правда, произошло это как раз спьяну).

И произошло это ровно десять лет назад.

Я не про «крещение» Вячеслава Костикова (кстати, впоследствии нашего посла в Ватикане), а про «отречение от престола» Бориса Ельцина.

Интересно, что за «картинка» ждет нас на сей раз без пяти двенадцать, прямо в юбилейную ночь?     

  Ранее:  

Литературные итоги года. Со знаком минус
«Лаура» и ее ложь. Литературная мистификация года
На нашем телевидении готовятся к часу «Ч»
«Большая книга»: рука судьбы – или рука литературного Газпрома?
Чем литературная премия миллиардера Прохорова отличается от «Белочки»?
Исаев это не Штирлиц, это человек-функция
Господи, это я, Эдичка!
К вопросу о «брехне Тараса»a>
Долгая жизнь в эпоху перемен
Элегия по умирающему животному
И от этого ушел, и от того
Почему премию «Большая книга» отдали Владимиру Маканину
Домовые котлеты и домовые мухи
Свет земной и небесный
Чужие здесь не ходят
Литературный хит-парад-2008. Версия Виктора Топорова
Литературный критик об авторском кино и его любителях
Можно ли узнать из художественной литературы, чем закончится кризис?
Чем отечественное ТВ заменило борьбу с Америкой?
За что мы, авторы, нас, редакторов, так не любим? И наоборот
Кого понимает под карликами и журавлями писатель Юзефович?
Как Глеб Павловский написал открытое письмо и на что оно оказалось похоже
Зачем на отечественное ТВ вернули В. В. Жириновского?
Зачем Юлия Латынина написала еще один роман про Кавказ?
Почему запрещают «Россию-88» и разрешают «Олимпиус Инферно»?
Что будет делать Михалков после победного для себя съезда кинематографистов?
Хорошо ли быть Гордоном на отечественном ТВ?
Может ли кризис благотворно сказаться на поэзии?
Какие интимные тайны раскрыл в своих записках сексолог Лев Щеглов
Что нового о Сергее Довлатове можно узнать из его первой биографии?
Почему о недостатках и достоинствах «Нефтяной Венеры» Александра Снегирева стоит говорить сейчас?
Евровидение в хорошем смысле
Кто из шорт-листа «Большой книги» получит три миллиона?
Что нового о долларе и нефти можно узнать из антикризисных книг?
Хорошо ли, что «Национальный бестселлер» достался Андрею Геласимову?
Зачем в ТВ смотреть на Мережко и Макса Фрая
Как можно, а как нельзя критиковать в российской литературе. Ответ М.Золотоносову
Москва. Перемирие на реке могут ли петербургские писатели примириться с московскими. И наоборот
Главное в телевизионном кино это не драки и не постельные сцены
Может ли четвертый роман быть лучше первого
Как изменился русский язык под напором кризиса
О злодеях и героях в поэме «День «Зенита»
Какими новыми способами пытается рассмешить зрителя отечественное ТВ?
Почему Тарантино такая скотина?
Надо ли ругать Сергея Михалкова за то, за что его ругают?
Зачем петербургские поэты осенью перемещаются в Крым?
Зачем отечественное ТВ заинтересовалось «проблемой-2012»
Что можно было бы узнать из романа «Околоноля», если бы его написал Сурков про самого себя
Тайная интрига Русского Букера
Зачем писатели на самом деле ходили к Путину?
Как «остаться в живых» в ночном телеэфире
«Большая книга»: рука судьбы – или рука литературного Газпрома?












Lentainform