16+

Станцию метро «Обводный канал» превратят в унылый завод

22/12/2009

Станцию метро «Обводный канал» превратят в унылый завод

Как писал О. Шпенглер в «Закате Европы», культура, умирая, превращается в цивилизацию. Он забыл добавить, что умирающая цивилизация при благоприятных условиях трансформируется в стиль. Примеры такой трансформации дает умирающая цивилизация района Обводного канала.


   Другой пример выявления и распростарнениястиля Обводного канала – станция метро Фрунзенского радиуса и ее наземный вестибюль, встроенный в многофункциональный комплекс (МФК), который будет построен на пересечении Лиговского пр. и наб. Обводного. Место это прежде (до осени 2008 г.) занимал комплекс, состоявший из здания кинотеатра «Север» и 8-этажного жилого дома А. В. Елисеева. Комплекс был внесен в перечень выявленных объектов, представляющих историческую ценность, а согласно Федеральному закону «Об объектах культурного наследия народов РФ», выявленные объекты обладают теми же правами, что и памятники, т.е. их нельзя видоизменять. Потом, по заказу городской администрации, они были исключены из перечня приказом КГИОП от 6.08.2004, а сам участок был изъят «для государственных нужд».

Новое здание будет 9-этажным, его градостроительная функция – оформление въезда по Лиговскому пр. через Обводный канал двумя высокими доминантами слева и справа от проспекта (слева была, справа – нет). Проект многофункционального комплекса и подземной станции разработан в СПб отделении ГипроНИИ РАН авторским коллективом в составе Бориса Подольского и Павла Малмалаева.

Здание МФК стилизовано под промышленное здание конца XIX в., под заводские корпуса в стиле «заводского конструктивизма» и «кирпичного стиля». На это же впечатление работает декоративное оформление фермами и колоннами-трубами, расстекловка окон и угловая башня с часами. Строгий геометризм и слегка прикрытый декором функционализм на первый взгляд не сильно отличает проект от большинства реализованных проектов МФК и бизнес-центров, расставленных по центру города и также основанных на усвоении образов конструктивизма. Однако здесь все же возникает тематическая связь стиля с местом строительства: идея заключена в том, что на набережной Обводного немало заводских зданий из красного кирпича с высокими трубами, котельными, газгольдерами и прочими вспомогательными постройками.

Идея понятна, хотя трудно однозначно сказать, насколько эта ретростилистика удачна в данном конкретном случае – с учетом того, что в этом районе рядом с новостройкой как раз нет заводов, а все пространство застроено зданиями обычного типа. И на месте МФК стоял обычный жилой дом, который был разобран, потому что было ясно, что он не выдержит сооружения наклонного хода. К тому же зачем стилизации «под», когда есть подлинные образцы промышленной архитектуры, которые надо просто сохранять?

По большому счету следовало сохранить здание кинотеатра «Север», которое вряд ли пострадало бы при сооружении наклонного хода, но у нас же наблюдается повальное стремление к примитиву: зачем заморачиваться с кинотеатром, который все осложняет? Очевидно, решение о полной зачистке места под здание МФК со встроенной станцией метро принял еще О. Харченко, потому что А. Викторов стал главным архитектором только 16 июля 2004 г. и вряд ли успел бы организовать внесение комплекса на Лиговском, 153/Обводном, 52, в список исключений из перечня ценных зданий (документ КГИОП датирован 6 августа 2004 г.).

В любом случае ГипроНИИ РАН начал проектирование, когда решение о сносе исторических зданий было давно принято и власти занимались расселением жильцов.

Естественно, что ретроидея использована и в оформлении внутреннего пространства станции метро. Помимо декоративных арок, балок и ферм на торцах подземного пространства станции (художник Александр Гордин) предусмотрены еще панно на темы промышленной архитектуры конца XIX – начала ХХ вв., выполненные по специальной технологии. Сначала создается компьютерная графика, потом на специальном плоттере керамическими красками на стекле печатается изображение, которое затем подсушивается в печи. В результате получается монолитная конструкция, которая потом монтируется на стены путевых тоннелей в границах станции. Станция, таким образом, превращается в «памятный знак» – конечно, довольно унылый, но это все же лучше, чем пустое бессмысленное пространство, как на «Петроградской», «Рыбацкой» или «Академической».

Нетрудно понять, откуда берутся стилизации. Оригинальную архитектурную идею выдвинуть труднее, чем заимствовать внешние приметы стиля. В итоге проблему архитектурного проектирования удается свести к выбору правильного прототипа. Древняя Греция и вообще ордерная архитектура тут не годятся, сталинский ампир – тоже… В конце концов, лучше здание, напоминающее завод конца позапрошлого века, чем бесстильные постройки со стеклянными фасадами, какими уже наполнен город.      

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ








Lentainform