16+

Почему разбиться на «Air France» выгоднее, чем на «Аэрофлоте»

23/12/2009

Почему разбиться на «Air France» выгоднее, чем на «Аэрофлоте»

В России нет системы компенсации ущерба жертвам аварий и катастроф и их семьям. Если трагедия произвела громкий резонанс в обществе, то у вас есть шанс получить некую сумму денег (в десятки раз меньшую, чем за границей). Если нет – остается только надежда на «справедливый российский суд». Можно еще застраховать жизнь в частной страховой компании. Если есть деньги, конечно.


            Погибшие шахтеры поставили рекорд

Трагедия с «Невским экспрессом» унесла жизни 26 человек. Пострадало еще 100. Государство выделило каждой семье погибших примерно по 1,1 миллиону рублей. Более 1 миллиона рублей обещают власти перечислить семьям, потерявшим близких в ночном клубе «Хромая лошадь». Родственники 75 погибших сотрудников Саяно-Шушенской ГЭС получат по 2 миллиона рублей компенсации, соответственно по 1 миллиону рублей от государства и от государственной компании «РусГидро». После катастрофы Boeing 737 в Перми в сентябре 2008 года «Аэрофлот» выплатил семьям 82 погибших пассажиров по 2 миллиона рублей. Семьи жертв захвата школы в Беслане получили по 1,1 миллиону рублей. Рекордной в этом списке стала сумма в 3,2 миллиона рублей, которая была выплачена родственникам погибших на шахте Ульяновская в Кузбассе три года назад.

Итак, в России жизни людей, погибших в «громких» трагедиях, стоят примерно 1 миллион рублей. Много это или мало? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к зарубежному опыту.

В Америке семьи погибших в трагедии 11 сентября получили от 1,5 до 3 миллионов долларов. В Европе жертвы террористических актов получают в среднем от 500 тысяч долларов до 2 миллионов. И не только правительство берет на себя финансовые обязательства: организации, по вине которых произошла трагедия, тоже не жалеют денег. Например, после авиакатастрофы самолета «Конкорд», произошедшей во Франции в 2000 году,  компания «Air France» выделила семьям пострадавших по 1,5 миллиона евро. И это только массовые трагедии. Отдельным гражданам, вернее их близким, иногда удается получить и больше. Особенно в Америке. Так, например, 3,5 миллионов долларов заплатила транспортная компания Нью-Йорка семье сбитого одним из ее водителей мужчины. Тут, как говорится, комментарии излишни. В России человеческая жизнь стоит в 30-40 раз дешевле. И при этом  речь идет только о трагедиях, получивших широкий резонанс в обществе, за которые правительству хочешь не хочешь надо расплачиваться. А какие компенсации получают жертвы «единичных несчастных случаев»? Точнее, какие суммы им удается отсудить у организаций, повинных в произошедшем с ними несчастье?

50 тысяч рублей отсудил у Красноярской железной дороги работник ОАО «В-Сибпромтранс», получивший тяжелые травмы (перелом тазобедренных костей и т.д.) из-за не убранных с путей сугробов.

323 тысячи рублей удалось отсудить матери погибшего на производстве работника ОАО «Тюменьэнерго». 24-летний электромонтер-линейщик получил травмы несовместимые с жизнью из-за воздействия тока, по халатности не отключенного на воздушной линии.

700 тысяч рублей заплатил «Водоканал» родственникам своего погибшего 32-летнего сотрудника, отравившегося неизвестным газом во время очистки канализационных колодцев в Тюмени. Предприятие не обеспечило его средством индивидуальной защиты для выполнения опасных работ.

10 370 рублей. Столько стоит такая «мелочь», как сломанная нога 60-летней пенсионерки, поскользнувшейся на скользком крыльце одного из саратовских супермаркетов.

Интересно сравнить эти цифры с показателями, например, Великобритании. Там юридические компании, специализирующиеся на защите прав пострадавших в несчастных случаях, заранее уведомляют своих клиентов, на какую компенсацию они могут претендовать за телесные повреждения различной тяжести. Например, на сайте youclaim.co.uk  можно узнать, какую компенсацию вы получите за сломанный нос или потерю зрения вследствие производственной травмы или другого несчастного случая. Например, потеря двух передних зубов стоит от 2250 до 4000 тысяч евро. Полная потеря одной руки – от 52500 до 60000. Очень серьезная травма ноги – от 36000 до 40000. Просто серьезное повреждение ноги – от 21500 до 30000. Полная потеря зрения – 220000.

Конечно, за границей сумма компенсаций пострадавшим не всегда так велики. Все зависит от компетентности нанятого адвоката и от платежеспособности организации, виновной в несчастном случае. Однако, все равно сравнения не нашу пользу.

            Российские страховщики нас тоже не ценят

С государством все понятно. А можно ли достойно застраховаться в наших частных страховых компаниях? Для примера возьмем наших крупнейших страховщиков.  

«Ингосстрах» предлагает следующую комбинацию: «Сорокалетний отец семейства с доходом 3600 долларов в месяц принял решение застраховать свою жизнь и обеспечить супруге и сыну финансовую безопасность. Его программа срочного страхования «Семья» рассчитана на 20 лет. При взносе 1000 долларов США в год он получит страховую сумму в размере 71 210 долларов.

А вот что предлагает фирма «Альфастрахование»: Женщина, 35 лет, не замужем, одна воспитывает сына (16 лет), заботится о маме, которая на пенсии. Так как она единственный кормилец в семье, то выбрала программу, которая предоставляет финансовую защиту ее близким в размере 2 миллионов рублей в случаях: инвалидности 1-или 2-й группы, приобретенной по любой причине ухода застрахованного из жизни по любой причине. Срок действия программы 10 лет, взнос составляет 3 864 рубля раз в полгода. Примеры представлены для ознакомления и показывают приблизительные расчеты.

Попробуем сравнить эти российские «страховочные варианты» с предложением от немецкой страховой компании ASSTELL.

Она предлагает следующий вариант: если вы 35-летняя женщина и хотите застраховать свою жизнь на 10 лет, то вы можете каждый месяц вносить страховой взнос всего в 4,5 евро. В случае несчастья страховая выплата составит 150000 евро.

Или возьмем американскую страховую компанию Аllstate.  На ее сайте нужно ввести личную информацию (например, что вы мужчина, возраст 40 лет, курите), срок действия желаемой страховки (20 лет) и желаемая сумма компенсации в случае смерти (100 тысяч долларов). В результате получается, что сумма ежемесячного взноса должна составить 71,14  долларов.

           «Людям остается только плакать»

Руководитель специализированного агентства по оказанию правовой помощи потерпевшим Балтийской коллегии адвокатов Олег Дервиз:

- Олег Валерьянович, раз в России не существует закона, который регулировал бы суммы компенсаций погибшим в несчастных случаях, то из чего исходит правительство, назначая ту или иную сумму?

- Чаще всего сумма зависит от того резонанса, который трагедия произвела в обществе. Если среди погибших окажется какой-нибудь известный или влиятельный человек, то для пострадавших и родственников погибших это «крупное везение»: сумма компенсаций гарантированно увеличится. Если в трагедии погибло много народу, то и заплатят, скорее всего меньше, как говорится, «чтобы не обременять бюджет».

- А что делать людям, потерявшим кормильца и тем, кому после несчастного случая потребуется дорогостоящее лечение?

- Таким людям остается только «плакать». Подавать иски в суд не имеет смысла: раз нет закона, то, как можно жаловаться на «его несоблюдение». Государство гарантирует только одно: тем, кто потерял кормильца, будет назначена мизерная пенсия, варьирующаяся в зависимости от зарплаты погибшего и некоторых других аспектов. В прочем, на практике она почти всегда оказывается меньше пенсии по старости. Причем совместить эти две пенсии по закону нельзя: либо обычная пенсия, либо пенсия для потерявших кормильца.

- А как обстоит ситуация с компенсациями для людей, погибших «не в резонансных» несчастных случаях?

 - Два года назад мы проводили исследование, пытаясь определить, какими суммами обычно отделываются люди, ставшие виновниками смерти других людей. Так в одном из судов Ленинградской области человеческую жизнь оценили в 10 тысяч рублей! Могу похвастаться, что абсолютный рекорд по Петербургу принадлежит мне: я отсудил у виновника ДТП, насмерть сбившего человека, полмиллиона. В рублях, как вы понимаете.

Мария СМИРНОВА











Lentainform