16+

Почему мушкетер решил не праздновать 60-летие

28/12/2009

Почему мушкетер решил не праздновать 60-летие

Заслуженному мушкетеру советского кино Михаилу Боярскому стукнуло шестьдесят. Праздновать свой юбилей на широкую ногу актер не стал. Отмахивался от напрашивающихся в гости друзей и от подарков назойливых поклонников. Его мечта — встретить юбилей так же, как обычно отмечается Новый год. Дома, с женой Ларисой Луппиан, детьми Лизой и Сережей ровно в полночь открыть бутылку шампанского. Потом быстренько получить презенты и лечь спать. Уж очень утомительны для любимца публики многочисленные тосты «за здравие» и толкотня в квартире.


           «По поводу молодости восторга не испытываю»

— Неужели совсем не хотели отмечать круглую дату?

— У меня уже был опыт с 50-летием, к которому долго готовился. Думал о родственниках, артистах, о еде и выпивке. Кого я забыл, а кого не забыл… Юбилей — тяжелая работа. А мне кажется, это должен быть интимный праздник. Да и вообще — праздник ли? Просто очередной день рождения, и все. С энтузиазмом я отмечаю день ангела, есть еще какие-то приятные даты. Люблю гулять на чужих праздниках, а от собственных юбилеев испытываю только мучение! Друзья грозятся: «Мы к тебе приедем!» А я: «Хотите — приезжайте, хотите — нет, но я ничего специально отмечать не буду». Обижаются: зажал, мол, праздник. А мне не нравится делать из этого фетиш! Собраться вместе и выпить можно в любой другой день. Не хочется лишний раз привлекать к себе внимание.

— А куда вы деваете презенты?

— Как правило, мне дарят не экзотические вещи. Туалетную воду, к примеру. Я теперь обеспечен ею на много лет вперед. Выпивку, которая за год расходится. Я и сам часто ломаю голову, не зная, что и кому подарить. И придумываю какой-нибудь капустник со смешными стихами. Или песню пою про именинника. Мне это гораздо интереснее, чем вручать пижаму и тапочки. А о своем дне рождения думаю: скорей бы прошел. Люблю покой и размеренный быт, а праздники не люблю вообще.

— В студенчестве вы, наверное, думали по-другому?

— Хорошо быть студентом, который, ничего не имея, приходит в гости и получает массу удовольствий. Мы когда-то ездили друг к другу спонтанно, даже если не звали: «О! завалимся к тому-то…» Сели и покатили. А принимать гостей — совсем другой коленкор. Я хорошо понимаю людей, отмечающих торжества в ресторанах. Чтобы — раз, и проскочило. А не как у меня: три дня потом не можешь ничего найти в доме и не помнишь, куда положил. Я, когда прихожу к кому-то на день рождения, вижу гору подарков, думаю: «Бедный, несчастный юбиляр. Что он будет со всем этим делать?» А у меня с собой маленький цветочек для поздравления и лист бумаги с одой хозяину дома. Мы с другом — актером Сергеем Мигицко — готовимся к чужим юбилеям заранее. Берем в руки карандаши и бумагу, выписываем привычки именинника, достоинства и недостатки, какие-то его увлечения. И потом суммируем это в куплеты.

— Наверняка в дни рождения вы вспоминаете бесшабашную юность. Какой из ее эпизодов больше всего?

— На самом деле я спокойно отношусь к тому, что прошло. Живу сегодняшним днем. А не сижу, потирая руки и вспоминая: «Вот в тридцать один год как я всем дал прикурить!» Я особого восторга по поводу молодости не испытываю. Это было физиологически-страстное начало, мысли посвящены только профессии и женщинам. Это были первые актерские попытки и опыт. Гляжу на то, что прошло, и вспоминаю прекрасные ошибки юности. Молодость всегда хороша, но чтобы вернуться в нее — не-е-ет. Мне и «в сейчас» очень хорошо живется.

           Лучший подарок – чумазые дети

— Новый год, который наступает практически сразу после вашего дня рождения, как празднуете?

— В узком кругу — с семьей Сергея Мигицко. А в детстве я любил не сам праздник, а первые дни после Нового года. Все вкусное остается — и торты, и лимонад, и крюшон. В вазах лежало много конфет, мандаринов. А взрослые продолжали дарить подарки. Кто шоколад, кто яблоки, кто игрушку. К тому же были школьные каникулы — целых десять дней! А теперь, когда меня спрашивают, что бы я хотел получить в Новый год, честно отвечаю: «Ни-че-го». Кончается все тем, что мне дарят носки или очередной шарф. А я дарю женщинам духи, перчатки, мужчинам — алкоголь. В общем, первое, что придет в голову. Может быть, мобильный телефон. Но я в них не понимаю, поэтому записываю модель, которая нужна. И Лиза, и Сережа никогда ничего не просят. Обычно все заканчивается обменом новогодними безделушками.

— Празднование нового года с Сергеем Мигицко — традиция? Как она появилась?

— Все получилось само собой. Ведь мы практически не расстаемся в этот день уже лет десять подряд. 31 декабря играем вчетвером спектакль «Интимная жизнь». Я, жена Лариса, Сергей Мигицко и Анна Алексахина. После спектакля сразу идем к нам. Потом подъезжают и остальные гости. В общем, компания всегда стабильна. А еще мы с Сережей ходим в баню. Всерьез попариться, конечно, не удается. Но совершить перед Новым годом омовение — это ритуал. А после бани — раз, и за стол. Ночью к нам резко могут ворваться студенты. Они до шести кричат и гуляют. Мы же выходим на Дворцовую площадь, посмотреть, как там красиво.

— Елку предпочитаете настоящую или искусственную?

— Теперь уже искусственную. Выбрасывать живую елку потом жалко. Мне нравится поставить в вазу три-четыре веточки. Для запаха. А наряжаем елку с металлическим каркасом.

— Детские елки устраивали, когда Сережа и Лиза были маленькими?

— Да, и это страшная вещь, когда приходят сразу пятнадцать детей. Через полчаса они все в креме. Крем к тому же размазан по стенам — и в гостиной, и в ванной, и на потолке. Гвалт стоит дикий. Они кричат по любому поводу, хохочут, толкаются, обливаются. И хотя приходят все нарядные, (девочки с бантиками, мальчики в галстуках), через 20 минут все они красные, мокрые, а руки по локоть измазаны шоколадом. Это надо видеть! Взрослые получают от детских праздников удовольствие. Несмотря на то, что разгром кругом полный. Главное — ребята счастливы.

           Кино – зря потраченное время?

— В последнее время вы предпочитаете не кино, а театр. Почему?

— В театре тебе многое могут рассказать профессионалы — режиссеры и партнеры. А кино — мгновенное искусство, в нем нужно ориентироваться только «сейчас и здесь». А завтра будет поздно. В театре можно репетировать, попробовать несколько вариантов, не отходя от основной линии сюжета. За «шаг влево, шаг вправо» расстрела не будет.

— И в сериалах не снимаетесь. Из принципа?

— Поначалу, когда это не было так массово, пробовал. Но в «Зале ожидания» снялся без особого удовольствия. Конфликт с режиссером возник на почве нехватки времени для серьезной работы. «Какие полтора месяца? Мы тебя за десять дней отснимем», — убеждал он. Я был совершенно потрясен. Не мог представить себе, что 11-12 серий фильма можно снять за 10 дней. Меня сняли за девять. Но это была откровенная халтура, и я участвовать в ней больше не хочу.

— Вы когда-то говорили, что продолжение «Мушкетеров» вам не очень понравилось. Спустя время, так же фильм оцениваете?

— Да, так же. Многое в этой картине мне не нравится. Но никто не защищен от неудач. Я сам виноват, что согласился. Поскольку команда у нас одна, выбирать не приходилось. Мы с ребятами, как пальцы на руке, отрежешь один — вся кисть пострадает. Так что все вместе попали в западню.

— Как вы пережили потерю близкого друга Игоря Старыгина?

— Это не первая смерть, которая потрясает. У меня огромный опыт прощания с близкими людьми. И мысли в этот момент одни и те же. Они, как правило, суммируются, и приходит не личная истерика, а глубокий анализ взаимоотношений. Я думаю: если есть рождение, обязательно наступит и кончина. А вот как этот миг между прошлым и будущим прожил человек —вопрос. Мой друг Игорь ушел из жизни, но земное расставание обещает нам встречу на небесах.

— Но ведь над артистами не властно время. В фильме они остаются молодыми, здоровыми, красивыми. Разве не так?

— Не так. Возможно, кино — это время, потраченное напрасно. Я не знаю, счастлив был Майкл Джексон, который долго старался отгородить себя от мира. Я гораздо больше занят «в миру», чем он. И все равно считаю, что львиная доля времени угрохана мною на профессию. А стоит ли оно того, чтобы испытывать на прочность отношения с семьей, родителями и друзьями? Потом, наверное, о чем-то жалеешь. Но когда «запряжен» — едешь автоматически. Надо уметь разнуздаться и забыть про кино и театр хотя бы иногда.

— 60 — не маленькая цифра. Вы подводите какие-то итоги? Думаете о том, что удалось, а что — нет?

— Такие мысли у меня возникают не перед днем рождения, а постоянно. Жизнь-то коротка. И, если не получается свершить все, что тобой намечено, потом жалеешь об этом. Зато когда хоть раз задумаешься, для чего ты живешь, перестаешь размениваться по пустякам. И каждый день для тебя полон счастья и открытий. 

Наталья ЧЕРНЫХ











Lentainform