16+

Минск глазами петербуржца: колдуны со шкварками, панталоны с начесом, чай за 4 рубля…

13/01/2010

Минск глазами петербуржца: колдуны со шкварками, панталоны с начесом, чай за 4 рубля…

Беларусь – заповедная зона. Только здесь еще сохранились КГБ и трехкилограммовые торты «Мечта» с жуткими масляными розочками. На новогодние праздники петербуржцы и москвичи забронировали все гостиницы в Минске. Приличная однокомнатная квартира сдавалась за бешеные по белорусским меркам деньги - 50 долларов/сутки. Белорусы такому наплыву русских только рады. Как оказалось, там также скучают по СССР…


           Страна Абрамовичей

«Переход» в другое измерение начинается уже в «Звязде» (скоростном поезде «Санкт-Петербург – Минск»). Проводница ни разу не попросила паспорт! Зато без всяких просьб принесла горячий чай в подстаканнике за 4 рубля.  

Сосед по купе – 25-летний Андрей Абрамович (как оказалось, это одна из самых распространенных фамилий в Белоруссии. – Прим. авт.) едет к родителям в небольшой городок под Минском на каникулы. Он перебрался в Петербург всего полгода назад – позвали родственники, устроили на хорошую работу.

- В Белоруссии много не заработаешь, – грустно вздыхает он. – Средняя заработная плата – 600 долларов.

Андрей удивляется, узнав, что в российской провинции и этих денег не заработать. В представлении белорусов русские жируют – много зарабатывают, много тратят. На самом же деле среднестатистический белорус зарабатывает больше среднестатического россиянина. И это было только первое открытие, ожидающее нас в Минске.   

На железнодорожном вокзале колют лед на площади метр на метр аж три дворничихи. После питерского коммунального беспредела эта картина воспринимается как сущее издевательство. Дворники ходят в Минске бригадами – по три-пять человек. В городе чисто, как в операционной, хотя снегопады там были такие же, как в Петербурге.

Советский дух шибает в нос, как только выходишь на проспект Независимости. Все монументально. Сталинская архитектура, безлюдные улицы. Дом правительства с окнами-бойницами. Серое безликое здание Горисполкома. Памятники Ленину, Калинину. Нет памятника только Лукашенко. Но белорусы уверены, что это лишь вопрос времени.

           30 кг сала для Зинаиды Шарко

Для автомобилистов самое сильное впечатление от поездки в Белоруссию – это дороги. Идеальные трассы, две полосы в каждую сторону. В самом Минске поражают широкие проспекты. На улицах ни одной продуктовой палатки или киоска с шавермой. Гастроном № 5, ЦУМ, ГУМ... Только там можно еще увидеть табличку «Переучет» или наколку с кассовыми чеками. Товары свои, местные. Обувь, трикотаж, косметика. В Белоруссии рынка как такового нет. Конкуренции тоже.

- Иностранный бизнес к нам стараются не пускать, – рассказывает Олег, сотрудник одной из западных компаний, имеющей свой филиал в Минске. – Наш случай, можно сказать, исключение. Мы торгуем бытовой техникой, которую здесь просто не в состоянии производить.

Кстати, в Белоруссии работать можно только по специальности – согласно диплому. По официальным данным, безработица в кризис менее 1 процента. Но сами белорусы говорят о скрытой безработице, когда сельчане рады ежемесячному заработку в 60 долларов. 

 - Девоньки мои, ленинградки! – узнав, что мы из Петербурга, тут же выскакивает из-за прилавка Мария Николаевна Громыко, торгующая соленым салом на Комаровском рынке. – Я вам сейчас самый лучший кусок выберу, со спинки. Как мы вас любим, россиян! У меня ваша актриса Зинаида Шарко однажды 30 килограммов сала купила. С тмином и чесночком.

В Минске постоянно живет кто-то из российских кинозвезд, снимающихся в отечественных сериалах. Съемочные цеха арендуют московские и питерские киношники – это в разы дешевле, чем в российских столицах. Своего кино на «Беларусьфильме» давно не снимают.

           Лучший способ борьбы с коррупцией

В стране официально объявленный авторитарный режим. Лукашенко сам себя называет последним диктатором Европы (он находится у власти 16-й год. – Прим. авт.). На улицах камеры видеонаблюдения. Полстраны уже дактилоскопировано. Развита система стукачества. Каждый белорус знает, что по любому поводу можно жаловаться в службу президента. Причем анонимность только поощряется. По инициативе главного прокурора, чиновников регулярно водят на экскурсии в тюрьму. Чтобы видели, что их ждет, если начнут заниматься коррупцией. Просто страна победившего коммунизма!

- У нас нет ни нищих, ни богатых. Бомжи есть, но их мало, и они предпочитают прятаться, – объясняет минский таксист Алексей. – Белорусы все одинаковы. Все молчат в тряпочку. Лишь бы не тронули.

По словам минчан, ощущение подспудного страха приходит где-то через полгода после постоянного жительства в Белоруссии.

- Мы знаем, что на каждого более или менее социально активного белоруса существует досье, – говорит Константин, служащий одного из белорусских банков.  

           Коленька Лукашенко – исключительный человек

Национальная библиотека – с недавних пор одна из самых главных минских достопримечательностей. Строили ее всей Белоруссией. В буквальном смысле.

- Кинешь деньги на мобильник, а через час – уже нет половины. И эсэмэс приходит: «Ваши деньги пошли на строительство библиотеки», – рассказывает минчанка Наташа.

Здание библиотеки похоже на огромный куб. Вечером включается неоновая подсветка в форме белорусского флага.

- Видели наш чупа-чупс? – смеется таксист Алексей. – Всем миром строили, теперь все его лижем. 

По-белорусски в Минске никто не говорит. Только по-русски. Даже на главном государственном телеканале диктор рассказывает «только хорошие» новости на русском языке. Минская молодежь считает, что белорусский – «язык колхозников» и говорить на нем не модно. Так что сойти за своего в Белоруссии ничего не стоит.

Впрочем, оппозиция (в Белоруссии она существует в зачаточном состоянии) считает, что белорусский язык истребил самолично президент Лукашенко, заявивший, что русский язык – это святое для белорусов. Кроме того, президент хочет, чтобы каждый выпускник школы владел либо европейским, либо китайским языком.    

Александра Лукашенко белорусы называют по-свойски батькой. Жители столицы относятся к нему снисходительно, даже с иронией. Полушепотом рассказывают о трагической судьбе его гражданской жены, родившей ему наследника Николая. Эту женщину никто никогда в глаза не видел, но народное мифотворчество уже упекло ее в психбольницу. Внебрачному сынку Коленьке сейчас 6 лет. Лукашенко берет его с собой во все официальные поездки и отзывается о нем как об «исключительном человеке». Белорусы уже дали своему батьке новое прозвище – «папаколи». Каждый встреченный нами минчанин не забыл рассказать о том, что маленький Лукашенко недавно подарил букварь Папе Римскому.

- У нас престолонаследие. Сейчас Александр Первый. Потом будет Николай Первый, –  уверены белорусы. 

          Ради чего стоит ехать в Белоруссию

Цены: белье, косметика, общепит

 Кофе «Каппучино» – 37 рублей

Кофе «Американо» – 39 рублей

Свежевыжатый грейпфрутовый сок - 63 рубля

Супец гороховый в черном хлебе – 60 рублей

Белорусские колдуны (типа драников) со шкварками – 100 рублей

Глинтвейн – 70 рублей

 Женские панталоны с начесом – 50 рублей

Женские трусы – 27 рублей

Льняное полотенце – 21 рубль

Носки – 12 рублей (пара)

Шампунь с козьим молоком – 37 рублей

Крем для лица, с облепихой – 52 рубля

Зубная паста – 25 рублей 

Ирина МОЛЧАНОВА, фото Александры Серовой









Lentainform