16+

«На каждого человека я должна выделять 20 минут. Откуда эти нормы?»

22/01/2010

СВЕТЛАНА АГАПИТОВА

На этой неделе у меня был первый прием граждан в качестве Уполномоченного по правам ребенка. Хотелось бы поделиться с вами своими впечатлениями. Но начну, пожалуй, с ответов на вопросы. После моей предыдущей записи Alena спрашивала у меня, нуждаются ли детские дома Петербурга и области в поношенных вещах. Должна вам сказать, что городские детские дома обеспечены гораздо лучше, чем областные.


     

      Очень нужны памперсы

Но даже в области ситуация сейчас более менее нормальная. Разрабатываются программы поддержки крупными предприятиями детских домов. Есть довольно много

организаций, которые их поддерживают. С фабриками и заводами заключаются договора по поставке одежды, обуви. Хотя закон о меценатстве в России так и не принят, но именно корпоративная благотворительность сейчас набирает обороты. Поэтому нельзя сказать, что в любом детском доме примут поношенные вещи с удовольствием. Разговаривала на эту тему с представителями 46 детдома. Мне сказали, что если вещи почти новые, выстиранные и выглаженные, то их, конечно, возьмут. Но жесткой необходимости в них нет.

С другой стороны потребность в любой одежде есть у детских приютов. Туда попадают беспризорники, дети из неблагополучных семей. Именно в этих местах они дожидаются определения своего социального статуса – либо попадают в детский дом, либо обратно в семью. Там очень большая текучесть, дети подолгу не задерживаются. Кроме того, эти организации работают с неблагополучными семьями. И очень часто нужна и взрослая одежда. Сейчас, к примеру, теплая, зимняя. Потому что если семья только встает на путь истинный, то запаса с прошлого года, скажем, еще нет. А новые вещи купить не на что. Могу даже назвать адреса, куда можно отдавать вещи. Это «Дом милосердия» на Василевском острове, на улице Стойкости, 32 есть «Воспитательный дом». В Адмиралтейском районе существует СРЦ «Вера». Можно отнести вещи в организацию «Ребенок в опасности».

Еще бы хотелось сказать, что можно помочь домам ребенка (там живут малыши до трех лет). В государственных структурах с мебелью, одеждой проблем нет. Но зато есть с памперсами. Они не положены малышам. Но естественно воспитатели и нянечки заинтересованы в том, чтобы ребенок не лежал мокрым в ползунках.

       Как прошел первый прием

 Теперь расскажу о моем первом приеме граждан. Собственного помещения у нас до сих пор нет. Но Уполномоченный по правам человека временно пошел нам на встречу и выделил место там, где работает сам на Щербаковом переулке в доме 1/3. Прием я буду проводить по средам с трех до шести вечера. Записаться, кстати, можно по телефону 7640054. Странно, но по каким-то нормам на каждого человека я должна выделять по

двадцать минут. Не понимаю, откуда эти нормы взялись. Мы обязательно их пересмотрим. Естественно, что в эти сроки по сложным вопросам мы не укладывались. Разобрались с делами только в девять вечера, хотя приняли всего семь человек. Из них трое пришли с очень серьезными проблемами. Первая – это похищение отцом ребенка у матери. При этом наблюдается полное бездействие органов внутренних дел. Мама неоднократно обращался в органы правопорядка, адрес похитителя известен. Случай сложный, особенно если учесть, что малышу всего два месяца.

Еще одна история – к нам обратилась женщина, у которой ребенок болен диабетом. По закону такому малышу положено отдельное жилье. Сейчас семья живет в коммунальной квартире. И вроде бы им предоставляли для осмотра комнату в трехкомнатной квартире. Они, естественно, отказались, поскольку надеялись на отдельную жилплощадь. А теперь руководство района пишет, что предоставляло этой семье именно трехкомнатную квартиру, но от нее отказались. Будем разбираться в этом вопросе.

Пожалуй, самый сложный случай – с мальчиком из детского дома. По закону выпускникам этих учреждений тоже положено жилье. Иногда это бывает комната, еще реже квартира. Или же находят родственников и прописывают ребенка туда. К нам обратился представитель детского дома, потому как этот мальчик может оказаться в квартире своего дяди. Тот категорически против этого. Он никогда не занимался воспитанием племянника, да и сам мальчишка видел родственника всего пару раз. Теперь детский дом пытается доказать, что это не семья мальчика и прописывать его туда нельзя, иначе парень просто окажется на улице. Мы долго пытались разобраться в проблеме, продумать схему действий.

Но кроме этих обращений были и довольно обычные. Кто-то спрашивал о получении льготного лечения. Были жалобы на жилищные проблемы. Причем люди, приходя ко мне, до этого никуда не обращались. Мы пытаемся объяснить схему действий, куда пойти, кому написать. Ведь если течет крыша, мы не можем дозвониться до каждого ТСЖ. Человек должен сам хоть немного проявлять активность. Но мы готовы проконсультировать, как именно это нужно сделать.

______________________________________________
  Далее: 

«Не подозревала, что госслужащие так отличаются от нас»


 





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform