16+

Поможет ли молебен патриарха российским спортсменам?

02/02/2010

ГЛЕБ СТАШКОВ

Федор Михайлович Достоевский хотел написать роман о пьяницах, а написал «Преступление и наказание». Я хотел написать о Зимней Олимпиаде, на которую, помолившись в храме Христа Спасителя, отправились наши олимпийцы, а написал религиозно-философский трактат.


   Патриарх Московский и всея Руси Кирилл отслужил в храме Христа Спасителя молебен за победу российской сборной на Олимпиаде в Ванкувере. У меня закрались сомнения: а стоит ли беспокоить Бога по таким пустякам? В подобных вопросах первое же сомнение ведет к вольнодумству и в конечном счете к моральному вырождению. Вот и я стал размышлять: ведь победа – это не здравие. Она не может быть для всех. Она для кого-то одного. Понятно, что схизматики-католики или еретики-лютеране недостойны победы на Олимпиаде в Ванкувере. Но есть же православная сборная Белоруссии. А «спортсменам, которые защищают честь своих стран, входящих в каноническую территорию Русской православной церкви» патриарх всего-навсего пожелал удачи. А православным спортсменам, не входящим в каноническую территорию? К примеру, фигуристке Элене Гедеванишвили, которой платит стипендию злейший враг России Михаил Саакашвили? Ей, получается, ничего не пожелали. Дальше – больше. Я засомневался во фразе патриарха из напутственного слова нашим спортсменам: «Хочу пожелать, чтобы в вашей душе не было злобы». Как же так? А комментатор Губерниев жалуется, что нашим спортсменам порой не хватает спортивной злости. И олимпийский чемпион Павел Колобков говорит: «В фехтовании нужна хорошая спортивная злость». Я изучил документы. Оказалось, только боец без правил Зенин утверждает: «В нашем спорте злость не приводит к победе». Ну, знаете ли, ваши бои без правил пока еще не олимпийский вид. Предположим, в фигурном катании злоба не нужна. К чему танцевать «Калинку-малинку» с искаженной от злости физиономией? Снизят оценку за артистизм. А в лыжах? Попробуйте без злости прокатить 50 километров. Да хотя бы километр. По себе помню. Пока тащишься на физкультуру с лыжами – весь свет проклянешь. Мне еще приходилось залезать в 56-й автобус. На последнюю ступеньку. Потому что он всегда ходил переполненный. Толкаешь пассажиров в спины, прессуешь, утрамбовываешь. Сам злой, как собака, а они еще злее. Как носороги или гадюки. И их понять можно – мои лыжи с палками оставляли их без глаз, ушей и других полезных органов. Потом штырьки в креплениях не попадают в дырочки в ботинках. Они вообще никогда не попадали. Такая была конструкция. Физрук орет, злой, как собака. У него тоже ни хрена не попадает. Девки падают, плачут, тычут друг в друга палками. Ужас, а не вид спорта. Или, скажем, биатлон. Я уверен, что, когда биатлонист Чудов стреляет, он думает, что стреляет в Бьорндалена. Потому что у Чудова нет ни одного олимпийского «золота», а у Бьорндалена – целых пять. Это не по-христиански. И хоккеист не сможет проводить силовой прием, если будет думать: «Не делай другим то, чего не желаешь себе». К счастью, хоккеисты редко думают. А в каких условиях приходится жить спортсменам? Я имею в виду не бытовые, а постоянную атмосферу травли и провокаций. На днях в Москве собирались спортивные чиновники. – Как сели в самолет на Игры и до самого возвращения в Россию ― чтобы ни одного грамма, ничего! – заклинал один из чиновников. – Особое внимание будет уделяться нашим хоккеистам и фигуристам. Возможно, будут предприниматься попытки нанести им урон еще до финальных соревнований. Представляете, на какие подлости готовы наши враги. Они готовы нанести нам урон, напоив хоккеистов и фигуристов еще до финальных соревнований. Поневоле душа очерствеет. А тут еще министр спорта поддакивает: Надо сжать всю волю в кулак и не позорить себя и страну. После таких напутствий в душе не то что злоба – ярость благородная вскипит. Я, например, очень злюсь, когда редактор говорит: Сташков, соберись, напиши по-человечески. Не позорь ни себя, ни журнал. А как прикажете болеть без злобы? Как поддерживать любимых спортсменов? Даже образцово-показательный комментатор Губерниев комментирует биатлон так: – Последний огневой рубеж. Поймите правильно, я не желаю норвежцам ничего плохого, но… Да!!! Бьорндален – мажет! Свендсен – мажет! Устюгов – первый! Браво, Женя! И чем комментатор Губерниев отличается от моего друга, пишущего спортивного журналиста? Мой друг на прошлой Олимпиаде болел за фигуристку Ирину Слуцкую. Поэтому, когда выступала Сидзука Аракава, он орал: Падай, сука, падай! Орал, естественно, сидя перед телевизором. Почему-то в фигурном катании не принято, чтобы зрители орали на трибунах. Видимо, чтобы не заглушать музыку. А когда выступала Слуцкая, мой друг молчал. Ему нечего было ей сказать. Нельзя болеть без злобы. Это против природы человеческой. Патриотом, как беременным, нельзя быть наполовину. Патриоты наполовину – это лица с двойным гражданством. Которые в стране второго гражданства скрываются от правосудия страны первого. О них в преддверии олимпийского праздника даже говорить не хочется.           








Lentainform