16+

Как отечественное ТВ объясняло наши поражения на Олимпиаде

22/02/2010

ГЛЕБ СТАШКОВ

В Греции на время Олимпиад прекращали войны. В России на время Олимпиады развязали информационную войну. С телезрителем. С его разумом. С остатками его разума, уцелевшими от прежних информационных войн. Почему-то комментаторы считают, что без них мы не догадаемся болеть за российских спортсменов. Нам 20 раз напоминают, что керлингистка Прививкова – одна из красивейших участниц Олимпиады. Зачем? Я вижу. И вижу, что немецкие керлингистки с их швабрами похожи на уборщиц. И болеть за них нельзя, даже если бы они не были повинны во Второй мировой войне.


       Конечно, олимпийские комментаторы поневоле вынуждены стараться. Картинка на зимней Олимпиаде, как правило, скучная. Ну, едут себе санки и едут. Приходится развлекать зрителя. Комментаторы, надо сказать, справляются. Пир духа. Фонтаны красноречия. Парад эрудиции.
– Он такой французский канадец. То есть можно прочесть его имя по-английски, а можно – по-французски. (Вот оно, оказывается, в чем дело.) Мы бы сказали «Чарльз», а по-французски он будет «Шарль».
Кто это – мы? Такие англоязычные русские комментаторы? Я бы, например, сказал «Карл» и не мучился. 
– В свое время, – начинает рассказ другой комментатор, – Некрасов все бегал к Белинскому и кричал: «Новый Гоголь родился». Может быть, сейчас новый Сампа Лаюнен родился.
Может быть. Знать бы еще, кто такой Сампа Лаюнен. Правда, в оригинале не родился, а явился. Родился – это из другой оперы. Это – мент родился. Это – когда комментатор молчит и не знает, чего бы сказать. Или когда его затыкает другой комментатор.
Скажем, сидят два комментатора. Васильев и Набутов. Васильев говорит:
– Э-э-э… У-у-у… Ы-ы-ы… Будем желать, чтобы они отыграли то, что мы тут не добрали.
Помолчим, – говорит находчивый Набутов.
Никак не могу понять, почему их стали сажать по двое? В честь Тарапуньки и Штепселя? Подразумевается, что один – специалист, а другой – вообще. Но понять, кто есть кто, – почти невозможно.
– Что скажете?
– Биатлон – это биатлон.
– Да уж. А Олимпиада – это Олимпиада.
– Да-а. Недаром она раз в четыре года.
Кто здесь специалист, а кто – вообще? Иногда, впрочем, разобраться можно.
– Сколько ни изучай теорию, только через объем можно прийти к медалям.
Ясно, что это слова не мальчика, но специалиста. Но что они означают? Через объем чего? Речь, между прочим, о женском могуле. В чем измеряется объем женских могулей? Загадочный вид спорта. От комментариев специалиста проще не становится:
– Нельзя рисковать, когда идешь на медаль. А с другой стороны, без риска ты ее не получишь.
 Я так и не понял, как в могуле получают медали. Зато понял, за счет чего их получают в шорт-треке.
– Хитрость – от рождения. Мудрость дается в процессе. Вот этой хитромудрости Семену и не хватило.
Интересно, как соотносится необходимая в шорт-треке хитромудрость с необходимой в жизни хитрож.постью? Дается последняя от рождения или приобретается в процессе?
Впрочем, порой лучше не вдумываться. Особенно если тебе говорят:
– Приваливаться на верхнюю ногу в скоростном спуске недопустимо.
Надо все-таки быть интеллигентнее. В этом, кстати, отличие Первого канала от «России». Участвует в гонке словацкий биатлонист Фак. На Первом его деликатно называют Фэком. А комментатор Губерниев на «России-2» беспардонно факает. Прямо в лицо зрителям. Кто здесь интеллигентнее? Я думаю, Губерниев. Он культурный человек и не знает английский ругательств. Может, на языке индейцев фамилия Мутко тоже чего-нибудь обозначает, но мы же не обращаем внимания. Помню, во времена моего детства был футболист Жупиков. И его не пытались облагородить на английский манер, сделав Джупиковым.
Ладно, поговорим о серьезном. Произошло смещение образа врага. На прежних Олимпиадах главным нашим врагом были судьи. Жуткая путаница с этими судьями. В США они подсуживали канадским фигуристам. В Канаде – китайским. Кому теперь подсуживать в Сочи?
В общем, на момент подписания номера в печать врагом № 1 являлась погода. Причем врагом фатальным. У природы нет плохой погоды, а у Олимпиады – хорошей. Людям – всякая погода благодать, а российским спортсменам – четыре года тренировок – коту под хвост. Опять же не я придумал. Комментаторы говорят.
– Солнышко выглянуло.
– Сейчас всё растает. По такой трассе не проедешь.
– Кажись, солнышко скрылось. Подморозило.
– Да, трасса обледенела. Нашим ребятам не позавидуешь.
– Вообще-то все в одинаковых условиях.
– Конечно. Но всё же…
В этом «но всё же» и кроется главная олимпийская тайна. Чьи-то происки. О которых – по геополитическим соображениям – нельзя говорить вслух. Хотя иногда журналисты – по примеру наших спортсменов – загоняют себя в угол. Создают себе трудности, а потом героически их преодолевают.
– Какая-то весенняя Олимпиада, а не зимняя. В Ванкувере температура не опускается ниже +5 по Цельсию. Кстати, в Сочи сегодня столбик термометра поднимался до +23.
Вдруг журналист понимает, что это совсем даже некстати. Журналист берет себя в руки и уточняет:
– Надеемся, за четыре года климатические условия изменятся.             

ранее:            

На примере Украины нам говорят: выборы никогда не бывают честными
Консолидировать либеральные силы в России – это сизифов труд
Поможет ли молебен патриарха российским спортсменам?
Зачем президент заставляет губернаторов вести блоги?
«Школу» как мультфильм «Ну, погоди!» не стоит воспринимать всерьез
Как я лепил роденовского мыслителя и что из этого получилось
Чем 2009-й отличился от прочих годов, прожитых Россией








Lentainform