16+

Можно ли в Смольном соборе устраивать корпоративы?

11/03/2010

Можно ли в Смольном соборе устраивать корпоративы?

Православная общественность активизировалась. Со слухами о претензиях РПЦ на Петропавловский собор и домовую церковь в Эрмитаже хронологически странным образом совпала неприятная история, в которую попал директор Исаакиевского собора Николай Буров. Которого православная общественность обвинила в осквернении вверенного ему на правах филиала Смольного собора.


        Еще в середине февраля в Смольном соборе прошла презентация Kia motors в обычном для презентаций формате – застолье. Чем сильно возмутила неустановленную общественность, которая стала рассылать везде письма о том, как на месте алтаря поставили машину и вокруг нее танцевали полуголые танцовщицы. Возмущение, с одной стороны, закономерное, с другой – странное, потому что Смольный собор является концертно-выставочным залом, в котором регулярно и совершенно официально проводятся разного рода мероприятия с употреблением алкогольных напитков. Так что в стенах собора оборудован даже туалет. И все об этом давно прекрасно знают.
А неделю назад перед Гостиным двором прошла небольшая акция, в ходе которой человек с маской Николая Бурова предлагал прохожим арендовать Смольный для проведения банкета. Сам директор Исаакиевского собора объяснил это местью со стороны одного из недавно уволенных сотрудников.

Существует версия, согласно которой цель возмущенной общественности – не сам Николай Буров и не компания Kia motors, а Смольный собор. На который якобы претендует православная церковь. Впрочем, пиарщик Антон Вуйма автор идеи создания быстровозводимых церквей и инициатор судебного процесса против теории Дарвина, которого считают связанным с православными бизнесменами и называют организатором антибуровской акции, эту версию опроверг:
- Это вы организовали акцию против Бурова?
– Нет. Я думаю, что это делал человек, который когда-то был моим бригадиром.
- Это событие связано с претензиями РПЦ на Петропавловский собор и домовую церковь в Эрмитаже?
– Я об этом ничего не слышал. Не думаю, что церковь будет устраивать что-то подобное, так как она не заинтересована в конфликте с властями.

«ОТКАЖЕМСЯ ОТ БАЛЕТА»

Николай БУРОВ, директор музейного комплекса «Исаакиевский собор».

- Вы считаете, что акция была направлена против вас?
– Нет, это одна из общих страничек кампании  в адрес управления городом.
- Так, по-вашему, допустимы банкеты в Смольном соборе?
– Моя задача – восстанавливать Смольный собор и одновременно стремиться к меньшей убыточности этого очень затратного концертно-выставочный комплекса. Ежегодные расходы на него сопоставимы со строительством крупного здания.
Есть два пути дальнейшего существования Смольного собора. Первый решительный – собор передается церкви, тогда мы быстро сворачиваем всю свою деятельность. Иной, эволюционный путь сотрудничества с церковью представляется оптимальным.
В прошлом году в соборе был проведен первый молебен. В этом году обсуждается проведение еще двух – в мае на день Кирилла и Мефодия и в начале учебного года.
- Так что с банкетами – вы учтете недовольство православных?
– Надо сокращать деятельность, которая может быть сочтена оскорбительной для верующих. Вероятно, уменьшим количество корпоративов, откажемся от показа балетных спектаклей, где присутствуют соответствующие сюжеты и костюмы. Недополучим несколько миллионов рублей, что задержит работы по реставрации. В частности, мы мечтаем восстановить хрустальную балюстраду и даже есть договоренности с Дятьковским заводом, который в XIX века создавал оригиналы. Восстановление иконостаса оценивается в сотни миллионов рублей, их нужно заработать, 20 лет государство не дает  нам ничего.
Но мы продолжим проводить общегородские мероприятия. На днях состоится вручение молодежных премий Петербурга. Кто чем оскорбится, не знаю. 21 марта откроем голландский орган, крупнейший электронный орган в Восточной Европе. Сразу замечу, что органы были разрешены в православных храмах еще до большевиков постановлением Священного Синода.
- Стоит ли создавать новодельный иконостас в Смольном соборе?
– Ответ на этот вопрос зависит от того, что там будет – концертно-выставочный зал или храм. Оба одновременно существовать не могут. Возможен и третий вариант – музей и храм, как в Исаакиевском соборе. И в этом случае иконостас надо обязательно восстанавливать.
- Сейчас много разговоров, что несколько  храмов (в 2009 году они остались не переданными из федеральной собственности в городскую), в частности, Исаакиевский собор, отдадут церкви? 
– Если прикажут передать – пообсуждаем и передадим, забрав хранящийся у нас маятник Фуко. И опять замечу – только текущее содержание и самая необходимая реставрация одного Исаакиевского собора обходится в 170 млн рублей в год в ценах 2009-го.
- А будь ваша воля – отдали бы Исаакий церкви?
– Оптимальна нынешняя ситуация  сотрудничества музейного  комплекса «Исаакиевский собор» с церковью. У нас в основном -  недвижимое имущество культового назначения, договариваемся о проведении в музейных храмах церковных служб. 
 - Кстати, вам нравится план восстановления колокольни Смольного собора?
– Мне кажется, она выбьется из контекста. Вид самого собора много проиграет.

Эрмитаж: 1 к 200

На неделе много шума вызвала история с обращением сотрудников Эрмитажа к патриарху с просьбой принять храм, находящийся внутри музея, под управление церкви. Информация о том, что обращение подписали 400 сотрудников музея, выглядело сенсацией.

На самом деле, письмо сочинили два сотрудника – Михаил Аникин и Владимир Чернышев. Затем они  демонстрировали «под камеры» письмо на эту тему от 1992 года. Тогда 20 сотрудников Эрмитажа (так называемая «двадцатка», необходимая для регистрации церковной общины) направили письмо президенту Борису Ельцину. На ленты агентств, однако, сейчас попала цифра 200 и даже 400 подписантов. В интернете упоминались имена тех, кто ничего не знал о новом письме и не собирался его подписывать сейчас. Туда попали те, кто не подписывал вариант 1992 года, и даже  один покойный сотрудник музея.

Источники связывают появление письма с дискуссией по проекту закона о передаче церкви культового имущества, которое сейчас находится в госсобственности.              

Вадим МИХАЙЛОВ









Lentainform