16+

Русский хоккей - не все о'кей?

08/03/2010

Русский хоккей - не все о'кей?

36-летний нападающий СКА Алексей Яшин - один из самых популярных у болельщиков хоккеистов, лучший ассистент и второй бомбардир чемпионата КХЛ. В 90-е, когда российский хоккей был похож на семью разругавшихся родственников, только Яшин без раздумий откликался на любой зов национальной команды. Сейчас, когда сборная обласкана властью, оказался за ее бортом.


  Досье: 

Алексей Яшин.  Заслуженный мастер спорта (1993).
За петербургский СКА выступает с cезона-2009/10. Амплуа – центральный нападающий.

Родился 5 ноября 1973 года в Свердловске. Начинал карьеру в местном «Автомобилисте», затем переехал в московское «Динамо».

В 1992 году во втором раунде драфта НХЛ был выбран клубом «Оттава Сенаторс». Стал вторым из россиян, кто удостоился роли капитана в клубе НХЛ. Трижды выступал на «Матчах всех звезд» НХЛ.

Чемпионат 1999 – 2000 гг. пропустил из-за разногласий с руководством «Оттавы».

В 2001-м обменян в «Нью-Йорк Айлендерс». За 898 матчей в НХЛ забил 348 голов и отдал 460 результативных передач.

В 2007 году вернулся в Россию – ярославский «Локомотив».

Чемпион мира-1993. Серебряный призер Олимпиады-1998, бронзовый Игр 2002 года.
Участник Олимпиады-2006. Бронзовый призер чемпионата мира-2005.

Прозвища – Яш, Кэш-ин (англ. Cashin, «гребущий деньги»), Капитан Россия.

-  После двенадцати звездных сезонов в НХЛ вы вернулись в Россию. Сначала временно – в ярославский «Локомотив» во время локаута. Теперь – в СКА,  вроде бы – основательно. В России вам комфортней, чем в Америке?

– Конечно. Тогда, в 2005-м, я прочувствовал отношение трибун – болельщикам нравится то, что я делаю, в НХЛ все иначе. К тому  же последние годы в «Айлендерс» выдались для меня тяжелыми во всех смыслах. Вот и решился на переезд.

-  2007 году вы отказались подписать контракт в НХЛ. В «Оттаве», которая много лет держалась на вас, на первые роли тянули канадца Александра Дэйгла, толком в НХЛ так и не заигравшего. Получается, вам просто не повезло?

– Что сказать? У каждого своя профессиональная судьба. Мне выпала такая. Можно, конечно, говорить: «вот, если бы я выступал за другую  команду». Но это не наш, как говорится, метод. Где бы ты ни играл, показывай все, на что способен. Клуб платит тебе деньги, ты обязан  отплачивать игрой. Можно, конечно, подписать бумаги с «Детройтом», который  ежегодно претендует на Кубок Стэнли. Выигрывать, выступая с мастеровитыми ребятами, всегда приятней. Но мне кажется, лучше играть там, где тебе рады, а не напрашиваться.

- Вы устроили знаменитую годичную забастовку, потом не возникало сожаления, что все это затеяли?

 - Энхаэловские правила деловой игры в тот момент были такие. Не один я  бастовал. Паша Буре не играл, Эрик Линдрос, Пол Кария, Майкл Пека...  Существовал определенный «аппендицит», который периодически воспалялся.  Сегодняшнее коллективное соглашение профсоюза игроков и НХЛ составлено иначе, и прибегать к столь крайним мерам уже не приходится.

- Сложно показывать хороший хоккей, когда тебя освистывают? Или это,  наоборот, раззадоривает?

-  Играешь ведь не назло кому-то, а исполняешь свои обязанности. Это и  называется профессионализм. Во многом поэтому я и объявил забастовку. Бегать в полноги, специально не попадая в пустые ворота, выклянчивая тем  самым «Обменяйте меня», я не умею. Лучше вообще не играть, имея  принципиальную позицию, чем перед каждым матчем становиться в позу: «Если не  дадите денег, брошу мимо ворот, дадите – забью». Я так думаю.

- Когда болельщики жгут твое чучело, ощущения наверняка не самые радужные.

– Они платят за абонементы и вправе предъявлять претензии и к игрокам, и к  клубу. Я нормально это воспринял – их право. Хотя трудно, конечно, отнестись  нормально к тому, что твой свитер, надетый на чучело, сжигают. Всегда хочется,  чтобы тебя любили и поддерживали. И как я полагал, своей игрой я не  заслуживал такого отношения. На мой взгляд, все, что относится к финансовым взаимоотношениям клуба и игрока, не касается болельщиков. Но подобное  невозможно контролировать.

– Деньги стали главным аргументом для переезда в Россию?


– Не только. Нельзя рассматривать переход из клуба в клуб или из лиги в лигу с одной стороны. Я оценивал несколько факторов. В особенности – болельщицкий. Ведь именно по этой причине с «Айлендерс» у меня не срослось.

- Странная вообще ситуация. Контракт с нью-йоркской командой на тот момент  был рекордным в НХЛ: $87,5 млн за 10 лет. Многолетний аутсайдер лиги с вами начинает выбиваться в плей-офф. И вдруг через пять лет «Айлендерс» выкупает  2/3 оставшейся суммы и говорит: «Алекс, до свидания!» Сейчас, спустя время  поняли, какая муха укусила генерального менеджера Гарта Сноу?

-  У любой нормальной команды имеется вектор развития, основываясь на  котором руководство делает шаги. Наверное, было что-то в голове... Хотя я до  сих пор не пойму что. Но тогда я не стал заморачиваться. Когда решение было принято, надо было думать, где продолжать карьеру.

– Обиделись тогда на НХЛ?


– За годы в США я зарубил на носу одну вещь: бизнес – главное! Все сожаления – не к месту. Находясь в системе профессионального спорта, в  частности хоккея, ты всегда должен быть готов к тому, что тебя выкупят,  обменяют, продадут. Да, чисто по-человечески я не ожидал. Но это вопрос  третий.

- В итоге вы вернулись в Россию, так и не выиграв главный трофей НХЛ.

– Оценивать игрока по критерию «выиграл – не выиграл Кубок Стэнли» – неверно. Да, это большое достижение. Но множество великих хоккеистов так и  не смогли поднять его над головой. Марсель Дион, оставаясь верным скромному «Лос-Анджелесу», ни разу не становился чемпионом. Тем не менее, он – один из выдающихся игроков НХЛ. Это ведь лотерея: выступая за сильный клуб, можно всякий раз останавливаться в шаге-двух от цели. Я мечтал, начав с низов, со временем довести команду до Кубка. Но когда «Оттава» вышла на необходимый  уровень, меня обменяли в «Айлердерс» – худшую команду лиги. Не судьба, наверное.

 - То есть шансы, что вы захотите вернуться в НХЛ за чашей, мизерны?

– Хотелки в профессиональном спорте, как говорится, не хиляют. Это не детский сад. Тут все серьезно. Существуют отношения между командами и  игроками. Одни предлагают, другие рассматривают предложение. Если к моей персоне будет интерес – почему бы нет? С удовольствием рассмотрю варианты.

- В 90-е вы были единственным, кто безотказно приезжал в сборную из НХЛ, в то время как большинство наших «североамериканцев» из-за конфликта с главой российской Федерации хоккея Стеблиным отказывались. Вас эти разборки не беспокоили?

– Возможно, мой ответ покажется пафосным, но это, уж извините, правда: я приезжал биться за свою страну! Когда здоровье позволяло, не возникало никаких неотложных дел, был счастлив оказаться в команде. Когда не звали -  болел за ребят. А кто стоит у руководства ФХР – не мое дело. Я – хоккеист, мое дело играть. К слову, Олимпийские игры, которые прошли в Нагано под руководством Стеблина, сложились для нас очень удачно. Чуть больше везения – стали бы чемпионами. Финал с чехами был равным. Гол Петра Свободы – улыбка удачи.

- Есть версия, что сегодня тренер сборной Вячеслав Быков не зовет вас, лучшего распасовщика КХЛ, в сборную из-за того, что перед чемпионатом мира в Москве вы попросили время заскочить по делам в Нью-Йорк и в итоге туда полетели...

– Это лучше у Вячеслава Аркадьевича спросить. Мне сложно судить, почему я не в сборной.

- Судя по ответу, вас уже достали такими вопросами.

– Наоборот – приятно, что люди переживают. Значит, болельщики и специалисты  ценят то, что я делаю. Я вам так скажу: если пригласят – цену набивать не стану, приеду не задумываясь. А на нет и суда нет. Значит, другие достойнее. Никаких обид. Зовут – играешь, нет – занимаешься делами, на которые в течение сезона не хватает времени.

- Вы были чемпионом мира-1993. Почему следующие 15 лет наша сборная не могла взять «золота»?

– По многим причинам. Где-то готовились не лучшим образом. Не удавалось всех сильнейших собрать: кто-то за Кубок Стэнли боролся, у кого-то – травма, у третьего – семейные проблемы... С другой стороны, в 2002-м составленная в основном из игроков, выступавших в России, команда взяла «серебро», обидно пропустив гол от словаков в конце третьего периода финального матча. И даже тогда, помню, дома говорили «опять эти ничего не выиграли». Я с уверенностью могу сказать – ребята бились в любом составе и при любом раскладе. Даже здесь, в Питере, когда в 2000-м заняли позорное одиннадцатое место. На нас тогда столько грязи вылили. Пропили, дескать, проели, прогуляли... Можно что угодно говорить. Но я, как участник той команды, знаю – ни один спортсмен не откажется от победы. Просто когда-то получается, когда-то нет. Здорово, что  в последние годы наша команда на высоте (беседа проходила до олимпийского четвертьфинала Россия – Канада. – Авт.). Теперь к игрокам иначе относятся. И все с удовольствием едут в сборную.

- Получается, все эти годы не хватало диалога «руководитель-игрок»?

 - Скорее всего вместе... Элементарно должна сопутствовать удача. Нам ее часто недоставало. В 1997-м, к примеру, сами себе гол забили.

 - В Петербург ехали без предубеждения?


– Нет. Ехал с хорошим настроением. Команда хорошая, атмосфера – отличная. Надеюсь, и результат будет достойный. По мастерству у нашей команды есть все шансы на победу. Нужно просто готовиться к каждому матчу, не забегая вперед паровоза, прибавлять от игры к игре. А если что-то не получается, корректировать и стремиться.

- Кто вообще стал инициатором вашего появления в Питере?

– Когда закончился контракт с «Локомотивом» и я стал свободным агентом, мы разговаривали со многими командами. Во время диалога со СКА я почувствовал, что ко мне имеется большой интерес. А это всегда подкупает.

- То, что СКА возглавляет американец, как-то повлияло на решение?

– Национальность тренера мне безразлична. Главное, что я увидел у Барри заинтересованность во мне. Игроку это всегда приятно. В НХЛ я часто становился свидетелем и  участником того, как независимо от статуса – будь ты звездой или суперзвездой – отдельные тренеры начинают вить из тебя веревки: то ты бегаешь не так, то прыгаешь не эдак, то ужинать с канадцами или американцами не ходишь... В результате – оказываешься в четвертом звене с бойцами, которые чаще бьют по противнику, чем по воротам.  Такие моменты выводят из равновесия. От работы со Смитом я реально кайфую. У него профессиональный подход к делу: я делаю, что требует он, он вселяет в меня уверенность, что я могу это делать.

- Американские наставники отличаются от российских?

– Человек человеку – рознь. И те и те могут быть не сахаром. Просто американцы, особенно с наличием опыта НХЛ, работают по своим четким схемам.

- А финские – например, Хейкилля из «Локомотива»?

 - Все индивидуально. Финны, поработавшие в Америке, уже другие финны. Сегодняшний хоккей в принципе разнолик. Ярко выраженные национальные черты давно стерлись. Все взяли по чуть-чуть друг от друга. У нашей сборной, к примеру, видны элементы канадской школы, а у канадцев – советской.

 - Тренеры с тараканами в голове попадались?

– «Тараканы» – тоже стиль. Все хотят выигрывать. В НХЛ было дело – «летим» после первого периода с крупным счетом. Коуч заскакивает в раздевалку и начинает все крушить – бачки пинает, форму раскидывает, шкафчики ломает. И подействовало, отыгрались. У ребят появились другие эмоции. Каким бы ни был стиль, главное – чтоб он давал результат.

- Перед началом сезона многие называли СКА командой пенсионеров. Но сейчас возрастные игроки СКА словно переживают вторую молодость – вы, Зубов, Сушинский, Соколов. Надолго вас хватит?

– Почему-то некоторые считают, что чем быстрее бегаешь, тем лучше выступаешь. Безусловно, когда молодой и энергия прет из ушей, играется легче. Но опытные игроки работают рациональней, рассчитывая силы на сезон, что порой эффективней беготни из угла в угол. Конечно, оптимальный вариант – это удачный сплав опыта и молодости, которым многие десятилетия славилась сборная СССР. Но у СКА и с имеющимся составом все идет хорошо. Надеюсь, в том же духе и продолжится.

-  На Матче звезд КХЛ на Красной площади вашим именем второй раз назвали сборную российских игроков. Гордитесь?

-  Спасибо болельщикам, от голосования которых зависел формат встречи: «Восток» – «Запад» либо «Команда Яшина» против  «Команды Ягра». От матча 2009 года остались, конечно, особые впечатления. Во-первых, играли на Красной площади, во-вторых – при минус двадцать холода. Коньки не трескались, но шапочки под шлем пришлось поддевать.

- Рядом Ленин в Мавзолее лежит, а вы  в хоккей играете. Это не коробит?

– Это показательно. Все течет и меняется. Что было невозможно раньше, сейчас в порядке вещей. Теперь на Красной площади каждую зиму каток.

- В декабре громким событием  стало возвращение на лед в матче против СКА в форме ЦСКА 51-летнего  Вячеслава Фетисова. Вас это удивило?

 - Не то слово. Когда услышал новость, не поверил. Думал, шутка какая-нибудь  предновогодняя. Вячеслав Александрович остается самим собой. Здорово, что в нашем хоккее есть человек, способный на такие поступки. Не думаю, что кто-то  мог повлиять на него. Это наверняка чисто его решение. Фетисов стремился взбодрить ЦСКА, который в тот момент  переживал не лучшую ситуацию с травмированными игроками. И у него  получилось. Очень хороший матч вышел.

– В матче Фетисов, пытаясь вытолкать вас с пятачка, оказался с вашей помощью на пятой точке. Вы к нему как-то без уважения…


– А что вы хотите? Официальная игра регулярного чемпионата. Борьба. Тут не  до сантиментов. Я с огромным уважением отношусь к Вячеславу Александровичу. Но Фетисов вышел на лед, а значит, стал одним из нас.    

________________________________________________
 Кстати: 

Звездные легионеры СКА

Такого звездного состава, как сейчас в СКА, петербургские болельщики прежде не видели. Хотя и раньше в Петербург приезжали легионеры на излете хоккейной карьеры. Но тогда СКА это не спасало.

2004 год

Сезона-2004/05 в НХЛ не было из-за локаута, поэтому игроки перебирались из Америки в Европу. Высадившийся в СКА десант был скромным: 21-летний Федор Тютин, пробивавшийся через низшие лиги в НХЛ; Ян Голубовский, на которого в 1994 году легендарный «Детройт» возлагал огромные, но не оправдавшиеся надежды; обладатель Кубка Стэнли и серебряный призер Игр в Нагано Валерий Зелепукин. Неожиданным приобретением стал вратарь «Айлендерс» Гарт Сноу (правда, в воротах СКА американец не ловил звезд с неба).

Самой громкой селекционной победой тогда стало подписание Микаэля Нюландера, одного из топовых игроков НХЛ. Впрочем, отыграв за СКА восемь матчей, швед перебрался в «Ак Барс». Элитный защитник 90-х Александр Хаванов в 2004-м в СКА продержался еще меньше – три игры. «Мне и недели хватило, чтобы понять: сидеть с командой на сборах больше не смогу, – объяснял Хаванов свое решение расторгнуть контракт. – Борис Михайлов (главный тренер СКА в сезоне-2004/05. – Авт.) тогда спросил: ты вообще закончил? Я ответил: если играть в хоккей в России и сидеть на сборах – одно и то же, то да».

Не сложилось в СКА и у Александра Селиванова. Этот правый крайний прославился в хоккейной общественности благодаря двум событиям. В 1999 году, выступая за «Эдмонтон», он стал восьмым в истории НХЛ россиянином, забившим четыре шайбы за игру. И тем, что взял в жены дочь  знаменитого Фила Эспозито. Сезон-2003/04 Селиванов провел слабо, за что не раз ссылался в СКА-2. Испытывать судьбу зять Эспозито более не стал. Сейчас он играет в Австрии, где стал одним из лучших бомбардиров чемпионата.

2006 год

В СКА появился Дмитрий Юшкевич – олимпийский чемпион 1992 года, серебряный призер Игр в Нагано, чемпион мира-1993. В НХЛ этот защитник провел десять сезонов, участвовал в «Матче всех звезд»-2000. Одновременно с ним приехал чемпион мира-1993, финалист Кубка Стэнли Андрей Николишин, за десять энхаэловских лет заслуживший славу одного из лучших оборонительных форвардов. Результат СКА – четырнадцатое место в чемпионате.
 

Сергей Бодунец





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform