16+

Существо, названное на ТВ «звездой», и есть звезда

23/03/2010

ЛИЛИЯ ШИТЕНБУРГ

На минувшей неделе телевидение доказало, что еще способно тряхнуть стариной. И дать публике что-нибудь по-настоящему любопытное, но не имеющее отношения к спорту или погоде. Началось с Грузии. Феерия с имитацией вторжения российской армии на ее территорию оказалась не только масштабной провокацией, но и выдающимся событием в истории мирового телевидения. Сразу вспомнилась история про марсианское нашествие, устроенное в конце 30-х годов в радиоэфире. На российском телевидении «войну в телеэфире», в основном, не показывали, а комментировали - с чувством глубокого удовлетворения, едва припорошенного дипломатическим негодованием. Такой козырь и бесплатно!


         Иные возможности телевидения как орудия психологической провокации обнаружили французы. В викторине «Смертельная игра», где один игрок задавал вопросы другому, спрашивающий мог (за неправильный ответ или его отсутствие) бить отвечавшего электрическим током. Причем напряжение от вопроса к вопросу реально повышалось. Вплоть до смертельного. Несчастный испытуемый (этот эпизод показали и у нас) – кричал, корчился в муках и умолял прекратить пытку. Как потом выяснилось, все это тоже было имитацией, никакого тока не было, а эксперимент на самом деле производился над тем из участников, в руках которого был электрический рубильник. Это блестяще. Недаром Годар говорил, что пора прекратить показывать жертв – палачи куда интереснее. Так вот, пытать и убивать ближнего своего отказались всего 20 % испытуемых. 80 % – согласились.

Автора телеэксперимента (на самом деле придуманного в 60-е годы в Йэльском университете) интересовали не только особенности человеческой природы как таковой, но – главное – изменение сознания посредством телевидения. Некоторые из участников, растерявшись, робко спрашивали у ведущих, что им следует делать. То есть, сомневались все-таки слегка, включать 400 вольт или нет. Но ведущие с фирменной телевизионной доброжелательностью предоставляли решение игрокам. И это воспринималось как обязанность продолжать шоу, как одобрение пыток.

Доверие рядового современного зрителя к телевидению практически безгранично – подтвердил автор проекта Кристоф Ник. Показанное «по ящику», безусловно, существует, а люди «оттуда», разумеется, знают, что делают. Ни моральные запреты, ни жизненный опыт, ни собственный ум, ни нравственный закон обаянию магического «ящика» противостоять не в силах. Выводы отсюда могут быть сколь угодно далеко идущими: существо, названное на ТВ «звездой», и есть звезда; передача, названная юмористической, заставляет смеяться; человек, который в телевизоре морщит лоб и с апломбом несет чушь, – умен и говорит дело; человек, «поданный» как лидер нации, им и является. И так далее.

Два главных отечественных канала вели себя традиционно. На Первом в передаче Андрея Малахова все остро интересовались, куда делись бриллианты покойной Людмилы Зыкиной (которую с наивным упорством называли «великой певицей»). По «России» начали показывать сериал «Смерть Вазир-Мухтара» – экранизацию романа Юрия Тынянова по сценарию Эдуарда Володарского. Режиссуру из вежливости назовем посредственной. «Должно было выйти за литературу, за столичную жизнь, размахнуться Кавказом и Персией, до конца износить легкое детское сердце, чтобы окружающие почувствовали острый запах судьбы вокруг человека» – ничего подобного тытяновской прозе в фильме нет. Ни в стиле, ни в интонации, ни в монтаже.

Появление Пушкина в первой серии может отменить любую возможность досмотреть сериал до конца. Грибоедова играет Михаил Елисеев – сам в прошлом весьма посредственный режиссер. Зато желающие могут полюбоваться Булгариным в исполнении Сергея Барковского – у актера с персонажем давние отношения, он его играет в моноспектакле. А если вы давно не были в театре и подзабыли, как выглядят замечательные питерские актеры Игорь Шибанов, Андрей Зибров (он играет Николая I), Оксана Базилевич, Валерий Соловьев, Ольга Медынич и другие, – вот подходящий случай.

А главным событием теленедели стали, разумеется, премьеры передач на Пятом канале. «Свобода мысли» в один из дней напоминала ток-шоу на НТВ тех времен, когда там не только говорили, но и слушали собеседника (как это было в передаче, где обсуждали «надругательство над классикой»), а в другой раз – современное НТВ, где о чем бы ни говорили, говорят о деньгах. История с фильтром Петрика, сама по себе весьма благодатная для телеформата, особым «свободомыслием» в одноименной программе не отличилась. Интернет к «профессору Выбегалло» относится куда более жестко. Зато в «Свободе мысли» показали новгородских детишек, которые пьют «очищенную» петриковским фильтром воду. Это сильно. 

Светлану Сорокину больше не стесняет формат Первого канала, и она вновь хороша, добросердечна и жизнерадостна. Ее «Программа передач» – телевидение о телевидении. Поэтому гость премьерной передачи – Михаил Горбачев – оказался там именно в качестве героя некоторых исторических телесъемок: первого «выхода в народ» в Ленинграде, интимных интервью с Раисой Максимовной в программе «Без галстука» и т.д. Возник некоторый конфликт масштабов: все-таки Горбачев как историческая личность невероятной судьбы (почти как тот римский император, который сажал капусту) не равен себе как телевизионному персонажу. Он был тих, кроток и сентиментален, вежливо выслушивая воспоминания оператора о давних съемках и рассказывая народные анекдоты «про Горбачева».

А потом начал было под гитару петь романс «Старые письма», но вспомнил покойную супругу, голос дрогнул, певец всплакнул и допеть не смог. В самом деле, когда-то телевидение было таким.                

ранее:

На отечественном ТВ стало больше ток-шоу. К чему бы это?
Стоит ли смотреть новый спектакль Андрея Могучего – «Изотов»?
Cможет ли отечественное ТВ выполнить рекомендации отечественного Минздрава?
Может ли президент конкурировать на нашем ТВ с сериалом «Десантура»?
Почему плохо, когда телевизор не показывает ночью?
Зачем столько «Чаек» и «Тартюфов» в репертуаре современных театров?
Что наше ТВ сделало из «Братьев Карамазовых» Достоевского











Lentainform