16+

Татьяна Соломатина: о читателях и книжных магазинах Петербурга

24/03/2010

Татьяна Соломатина: о читателях и книжных магазинах Петербурга

Писательница Татьяна Соломатина помимо выпуска книг успевает еще и вести свой блог в ЖЖ. Количество ее постоянных читателей превышает три тысячи человек. Это те люди, которым интересна не только ее литература, но и жизнь писательницы. Благо, она щедро одаривает своими оценками все происходящее вокруг. За последние четыре месяца писательница уже дважды посетила Петербург и, конечно же, поделилась своими впечатлениями.


              Первый визит Соломатиной

«Менеджеры сети «Буквоед» были прекрасны! Алиса (представитель встречающей стороны – прим. ред.) испугалась порадовалась количеству собравшихся. Я, пробежав в раздевательное помещение, краем глаза увидала аудиторию и ужаснулась обрадовалась ещё больше Алисы … Окинув хороших людей профессиональным взглядом натренированного на любые коммуникации спецназовца ООНовца, я отметила пару недовольных лиц и подумала: «Что-то мало недовольных лиц. Наверное им перед встречей налили и дали покурить, потому недовольны только непьющие и некурящие. Ведь пассивные пьяницы и пассивные курцы всегда недовольны больше несчастных алкоголиков и отравляющих себя курильщиков». И, не успев додумать, начала говорить. И мне даже стали задавать вопросы. Про то и про это и даже про «Здравствуйте, доктор!» … Говорили мы долго. Совершенно очаровательные люди. Смеялись. Особенно после того, как я позволила себе заметить, что мне крайне лестно, что почти все прочитали, почти у всех книги в руках и, – о ужас! – они явно собираются их подписывать! Потому что больше издателей и редакторов авторов ненавидят только продавцы книжных магазинов».

«После менеджеров «Буквоеда» мы вернулись в ресторан гостиницы «Гельвеция», где уже можно было пить и курить, и тут для меня начались журналисты».

Во время очередного интервью «ко мне подошла Алиса с «Большой Собакой» и попросила её подписать. Янушу Вишневскому. От ужаса и восторга я написала какую-то глупость...
Ко мне подошёл галантный, интересный, смутно знакомый лицом мужчина и, сказав пару приятных слов с акцентом про то, как ему приятно и какая я красивая, поцеловал мне руку. Пожелал мне всяческих успехов и ушёл, уважительно сжимая в своих красивых лапах «Большую Собаку»… Руку, поцелованную Янушем Вишневским, пришлось помыть. Я не хотела, но Алиса заставила перед ужином».

«За эти сорок минут муж сообщил мне, что тут, пока я свистела, был ещё и Гоша Куценко. Мне стало жаль, что я его не увидала. Последний раз я его видала, когда он был Юрой, а не Гошей. И харизма тогда у него была ого-го! Муж заверил меня, что харизма нисколько не поистёрлась, всё ОК. Пришлось поверить на слово…».

После онлайн-конференции в редакции газеты писательница отправилась на встречу с читателями в «Буквоед» на Лиговский.
 «Спасибо вам, что вас было много. Алиса, слегка тоже за тяжкий день обалдев, сообщила мне, что даже на давно знаменитых столько не ходит. Ну так оно и понятно – они же давно знамениты. Когда я буду давно знаменита, то тоже никто уже не придёт… В общем, люблю Питер, люблю читателей, люблю своих друзей, люблю мужа, дочь, издателя, Юру-Гошу и Януша Вишневского, люблю шофёра, который нас возил и который захотел автограф и даже прямо в книги».

                 Второй визит Соломатиной

Второй раз Соломатина посетила наш город в двадцатых числах марта и была в восторге от Дома Книги.
«Всё началось традиционно: чемодан – вокзал – Израиль Красная стрела – Алиса Винник (моё огромное ей спасибо, уже ставшее традиционным. Но от этого не менее искренним.) – гостиница. Нумер на сей раз у меня был, как у настоящего взрослого писателя: с прихожей, кухней, спальней и двумя санузлами. Мне вообще нравится эта гостиница в самом центре Питера, в здании, построенном в 1816 году, бла-бла-бла... Персонал там ненавязчив, на кухонном окне с широченным, как в моих одесских отеческих пенатах, подоконником, на котором можно жить. Ну, или хотя бы курить, глядя со второго этажа на копошащихся гостей нашего города, официантов нашего города и прочих Штакеншнуйдеров и Штукеншнайдеров, говорящих на русском, английском, финском и ещё каких-то языках, похожих не то на польский, не то на... ещё какую-то смесь славянских с материнским».

«Дальше мы поели в заведении с видом на промпейзаж и отправились в «Буквоед» на Лиговский. Во-первых строках: огромное спасибо тем, кто пришёл (и не в первый раз), огромное спасибо за добрые слова, сказанные мне во время автограф-сессии и написанные мне в книжечку для читательских автографов. Ещё более огромное спасибо тем, кто сказал добрые слова вслух. Жаль только, что добрые и светлые люди скромны не по годам... А теперь моё «фэ!» персоналу «Буквоеда»: где охранники? Хоть один, завалященький? Хотя бы в период весеннего гона ненормальных? Где модератор, умеющий мало-мальски пристойно говорить (я уже не говорю о том, что умеющий читать?)»

«А теперь – хвалебная ода «Зингеру на Невском»: а) там есть охранники!!! Пусть хлипкие, зато трое! б) там Ирина – идеальный ведун подобных встреч! Спасибо ей огромное! За такт! За интеллект! За «Большую собаку»!!! в) за то, что там был всего один шизоид (в кепке по самые уши и в очках), задававший вопросы о какой-то безумной ерунде «про издательский бизнес» и «про секс», который, якобы есть в книге «Большая собака»; г) И ещё раз Ирине – за то, что она вовремя забрала у него микрофон, вовремя кивнула охранникам, чтобы крутились поблизости; д) и за то, что там не новомодный интерьер; е) и за то, что туда пришла милая женщина-анестезиолог, и вспомнила про моего любимого художника Камаева (и её ребёнку спасибо за тёплые слова. Когда подросток говорит: «Даже мне было интересно» – это огромное счастье для автора. Огромное. Я же знаю, кто они, эти подростки. :) … Короче, я люблю абсолютно все книжные магазины. Но «Зингер» на Невском на сей раз – просто глоток свежего воздуха после «Буквоеда» на Лиговском, несмотря на то, что там было немного душновато».

«Резюме: обожаю Питер. Обожаю прекрасных людей и своих друзей, и читателей. И сам город. Извините меня, с кем не успела нормально пообщаться. Я, увы, всего лишь живой человек, простите. Мне очень приятно, что мои книги вызывают интерес. Мне нравится писать, мне доставляет удовольствие общение. А все проходимцы...».

Подготовила Юлия ПАСКЕВИЧ











Lentainform