16+

Архитектор нового универмага «Стокманн»: «Во всем нужна мера»

31/03/2010

Архитектор нового универмага «Стокманн»: «Во всем нужна мера»

Главный архитектурный скандал последних недель связан с завершением строительства торгового центра «Стокманн» на Невском проспекте. Online812 попросил Юрия ЗЕМЦОВА, руководителя архитектурного бюро «Земцов & Кондиайн» (авторов проекта), прокомментировать обвинения в превышении высоты и искажении вида фасадов.


        – Вы же уже много лет занимаетесь этим участком?
– Больше 15. Для предыдущего инвестора сделали и согласовали проект, он был другой. Там была автостоянка в задней части участка, тогда боялись делать подземный паркинг. Но принципиально все было тем же, максимальная высота в глубине – 35 метров и воссоздание фасадов двух домов по Невскому проспекту и одного дома по улице Восстания.
«Стокманн» решил использовать всю надземную часть под торговлю (площадь участка – почти гектар), а стоянку увести под землю. На минус первом этаже – супермаркет, ниже – три этажа подземного паркинга. Подобная схема используется по всему миру.
Мы переделывали проект для «Стокманна» в 2006 году и согласовали его в 2008-м. Для минимизации видимости расстояние от самой высокой точки здания до карниза сделано равным 42 метрам.

- На снимках, сделанных с Пушкинской улицы, видна трехэтажная надстройка.
– Мне это известно. Моя позиция: глубина времени должна быть заметна на зданиях. Если строим новое, то надо делать так, чтобы это было заметно. Этот принцип укладывается в современные понятия об охране памятников и аутентичности. Если что-то переделывается, то не надо обманывать подделками, как иногда происходило при надстройках домов в 60 – 70-е годы.
Другое дело, что во всем нужна мера. И в каждом случае требуется индивидуальное решение.

- Дома 114 и 116 по Невскому проспекту входили в списки выявленных объектов культурного наследия? Почему их снесли?
– Конструкции дома 116 находились в аварийном состоянии. Сначала шла речь о сохранении дома 114, но при его тщательном обследовании стало ясно, что старые стены не выдержат новых нагрузок.

- Вместо снесенных оригинальных зданий вы должны были создать похожие на оригинал новоделы. Вы в принципе считаете такой подход правильным?
– В этом месте на Невском решение в духе модного сейчас «фасадизма» представляется мне правильным.

- Вас обвиняют в том, что первые этажи зданий стали другими – не как раньше. КГИОП разрешил вам при воссоздании фасадов переделать облик первых этажей?
– За полторы сотни лет дома более чем на метр вросли в землю. Если помните, в угловом доме 116 располагалась булочная, а в девяностые годы – художественный салон «Наследие». Чтобы войти в него, надо было спуститься на несколько ступенек вниз. Это неприемлемо для современного магазина. Мы «выдернули» здания из земли и сделали нормальный вход.

- А окна первого этажа?
– В доме 114 витрины были сделаны в разное время, в том числе перебивались в советские годы. Они не совпадали по вертикальным осям с окнами остальных этажей. Мы посмотрели проектные чертежи XIX века и нашли в них арочные проемы. Этот прием, традиционный для торговли, мы использовали в своем проекте.
В доме 116 была аналогичная история. Там витрины будут увеличены.

- А как же законы об охране?
– Закон о режимах зон охраны разрешает изменять вид витрин при изменении назначения здания. Подобный прием – огромные арочные витрины на два этажа, встроенные в обычные эклектические фасады, существует, например, на Невском, 11.

- Вносил ли заказчик изменения в ваш проект по собственной инициативе и без вашего согласия?
– Нет, здесь этого не было точно. Рабочие чертежи мы делали вместе с финнами, не отступая от нашего проекта. Они уточняли все детали вплоть до того, можно ли менять «расстекловку», то есть вид оконного переплета.

- Ваше бюро рассчитывает проектировать отель по наб. Фонтанки, 3а, на месте трансформаторной подстанции рядом с вашим домом?
– Честно говоря, лучше было бы снести все вокруг, цирк в том числе. Оставить две кордегардии и свободную площадь Коннетабля. Но вернуться к идеям Баженова и Бренны очевидно невозможно. Тогда необходимо преобразовывать деградирующий участок. Не уверен, что именно эта трансформаторная подстанция питала блокадный трамвай. Просто других подстанций того времени не сохранилось.

– Ваше мнение о небоскребе не отличается от мнения Союза архитекторов СПб – вы тоже против?

– Не отличается.

- Можно ли найти другое место на границе исторического города, которое бы всех устроило?
– Думаю, что невозможно. Но самое главное: один небоскреб – это нонсенс. По причине дороговизны земли они всегда растут вверх целыми «даунтаунами», создавая другую  среду.                 

Вадим ШУВАЛОВ

Справка

Stockmann Group в 2005 году приобрел участок на углу Невского проспекта и улицы Восстания у АО «Знаменское» – дочерней структуры российско-германской компании St. Petersburg Immobilien und Beteiligungs AG (SPAG), учрежденной в 1992 году группой предпринимателей из Германии и Лихтенштейна при участии представителей мэрии СПб В. Путина и В. Смирнова, в 1997 – 1998 гг. в совет директоров проекта «Знаменский» входил В. Кумарин.
Финские инвесторы уверяют, что приобрели участок вместе с пакетом уже согласованных документов.
Прежние здания на участке были снесены. Власти Петербурга говорили, что облик снесенных домов при воссоздании будет сохранен. Общественность считает, что обещание не было выполнено – построенные Stockmann Group здания не повторяют прежние – ритм оконных проемов изменен, на первом этаже прорублены широкие витрины. Со стороны Лиговского проспекта и Пушкинской улицы видна внутридворовая застройка, она минимум на 2 этажа превышает прежний трехэтажный дом и соседние здания. Председатель Петербургского отделения ВООПИиК Александр Марголис говорит, что «фактически – это новое строительство, пусть даже и по историческому проекту», и не понимает, почему проект не был представлен на обсуждение Совета по сохранению культурного наследия.











Lentainform