16+

Как петербургские архитекторы выезжали на гастроли в Астрахань

22/03/2010

Как петербургские архитекторы выезжали на гастроли в Астрахань

Иногда петербургские архитекторы отправляются на гастроли - приложить свои умения к другим городам. Но лучше они бы этого не делали. И это только на поверхностный взгляд может показаться, что гастроли петербургских архитекторов В. Спиридонова, Е. Васильковской и др. (архитектурная мастерская «ТРИ») в Астрахани в 2008-2009 гг. не имеют к нам никакого отношения. На самом деле имеют, и самое непосредственное.


  Именно эти архитекторы изуродовали площадь Искусств под видом благоустройства к 300-летию СПб, создав в ненормальном количестве ступеньки, поребрики и бордюры и плюс к тому «украсив» площадь четырьмя кладбищенскими символами – косо срезанными ионическими колоннами. В 2009 году эти колонны, наконец, демонтировали – чтобы признать их уродство, о котором неустанно писала пресса, властям понадобилось всего шесть лет.

Наконец, В. Спиридонов, Е. Васильковская и их коллеги собираются реализовывать свой проект реконструкции Б. Конюшенной ул. – естественно, с фонтанами и скульптурами – Пегасами в бронзовых чашах.  Так что работа на выезде и ее результаты для нас глубоко интересны.

Все началось с того, что Петербург решил сделать Астрахани подарок к 450-летию в форме реновации их площади Ленина – большого пустого пространства возле стены астраханского кремля (в Астрахани это слово пишут со строчной буквы), посреди которого стоял памятник Ленину. Забегая вперед скажу, что закончилось это вполне предсказуемо – скандалом. Астраханцы не привыкли к тому, к чему приучают нас, – к уродству, поэтому обвинили архитекторов в том, прежде всего, что они подготовили проект, словно бы не зная, что внедрять его будут под стенами любимого астраханцами кремля. Фактически на площади сделали 17 фонтанов с облицованными гранитом ваннами, установили скульптуры. Попадания в стиль не получилось вообще никакого, контекст был проигнорирован полностью. Кстати, официальная газета называла сумму подарка в 300 млн. руб., оппозиционная газета «Житель», которую издает О. Шеин, писала про 1 млрд. руб.

На форуме сайта газеты «Волга» люди писали про «откровенную халтуру, которую астраханцам подсунули ушлые питерцы с благословения их губернатора г-жи Матвиенко… Что должны символизировать эти неряшливые куски бронзы, вызывающие жалостливую брезгливость по отношению к их творцу (или творцам), – непонятно. Как непонятно и другое – кто утверждал проект и как фамилия этого человека, который, без сомнения, должен нести моральную ответственность за такой юбилейный «подарочек» астраханцам? Ведь нам придется жить с этим безобразием как минимум лет эдак пятьдесят – до очередного юбилея, когда, хочется надеяться, отлитые из бронзы креативные выкидыши несостоятельного ваятеля будущие городские власти заменят на что-нибудь более приличествующее центральной площади города. А вот к фонтанам и к тому, как проведена реконструкция, у меня претензий нет. Площадь облагородилась, и гулять по ней было бы даже приятно, если бы не скульптуры. Ей-богу, оставили бы питерцы их себе» (15 июня 2009 г.). «У нас на площади Ленина – две огромные диспропорциональные женщины с Лениным посередине, отощавшие мальчики и никому не понятные чудовища. И еще, почему фонтаны на Набережной работают только в выходные… В общем изуродовали город – слов нет» (26 июня 2009 г.).

В сущности, здесь сделали примерно то же, что у нас на площадях Ленина и Московской – сделали много фонтанов вокруг памятников Ленину,  что В. Матвиенко восприняла как фирменный петербургский стиль. И подарила его образец Астрахани. Однако дополнительно площадь наполнили скульптурами Евгения Ротанова и его сына Никиты, которые астраханцы отторгают особенно остро.

Самое любопытно, что Ротанов тут вообще не при чем – все дело в непрофессионализме архитекторов. Потому что они не просто проигнорировали контекст, но еще и установили рядом скульптуры разной степени условности (фотографии из Астрахани любезно присланы Яной Седовой), образовав эстетический винегрет.

Во-первых, они поставили и посадили ротановских бронзовых мальчиков, знакомых нам по Петербургу – один сидит на Серебряном пруду, другой стоит у моста Белинского. Обнаженные фигуры мальчиков – читающего, рисующего и мечтающего – остро нуждаются в пленэре, их нельзя просто так посадить посреди каменной площади, не случайно и в Петербурге голый мальчик у моста Белинского смотрится чужеродно. В Астрахани это выглядит еще хуже.

Во-вторых, установлены две большие полуобнаженные женские фигуры, аллегории Невы и Волги, дружбу которых призвана символизировать вся глиптотека. Одна женщина возлежит («Нева»), другая стоит («Волга»), обе с кувшинами. Аллегорические фигуры представляют собой уже другую степень условности, нежели мальчики, с немалой долей гротеска. Кстати, несмотря на то, что они должны символизировать союз двух рек, они разнесены по разным концам вытянутой площади – восточному и западному.

К вопросу об «обнаженке»: в Астрахани очень большой процент мусульман, зачем нужно было оскорблять традиции людей -  вообще непонятно. Просто не подумали – это и есть наш новый петербургский стиль.

В-третьих, площадь украшают фантастические гротесковые рыбы, тритоны и морские кони – здесь степень условности наибольшая. Рядом – повторю – стоит Ленин, причем было известно, что сносить или переносить его никто не собирается. Рядом же стена кремля. Получилась нелепая эклектика. Т. е. дело не в непривычке астраханских жителей к условности, дело в отсутствии художественной логики: устраивать фонтанный комплекс под стенами кремля – это непрофессионализм. И всем в Астрахани это понятно, а заезжим мастерам – нет.

Примечателен вывод, сделанный в одной из газет: «Пока положительных высказываний, касающихся реконструкции площади Ленина, от горожан нам слышать не доводилось. Все-таки стоит признаться, что художественное оформление площади Ленина стало очень смелым экспериментом. Но к чему было экспериментировать на единственной городской площади? Было бы их у нас с десяток…»

Петербургские архитекторы привыкли: Петербург велик, сколько ни уродуй, а все не изуродуешь, площадей-то много... А в Астрахани была всего одна (!) площадь, да и то нашим попалась для эксперимента. Пример показателен: петербургские архитекторы уже отвыкли думать о последствиях и просто не в состоянии грамотно, исходя из архитектурного контекста, поставить скульптуры. Или воздержаться от их установки, поскольку не всегда это нужно. Но эта простая мысль не приходит в их головы.

Кстати, в Петербурге аналогичным образом изуродовали посредством установки фонтанов пл. Ленина и Московскую пл. – обе с памятниками Ленину. Уродовать площадь с памятником Ленину – это новый петербургский стиль.      
 

  Кстати : 

10 ЛЕТ БЕЗ КОНКУРСОВ КОНКУРСОВ

14 мая 2010 года исполнится 10 лет, как в Таврическом саду был открыт скромный бюст композитора Чайковского работы скульптора Б. Пленкина. Событие не стоило бы выделять из ряда ему подобных – но это был первый случай, когда памятник установил скульптор, не победивший в конкурсе.

Дело было так: конкурс объявили в 1987 г., назвали победителя в 1988-м.  Первое место занял проект Михаила Аникушина и архитектора С. Михайлова, второе и третье – проекты Л. Лазарева и В. Стамова. Однако ни один из проектов не был утвержден, и было решено конкурс продолжить, сделав его международным. У руководства города не было денег и желания ставить памятник. Перестало казаться очевидным и место установки на Театральной площади.

Пленкин участвовал в конкурсе, но его проект даже не был премирован. Однако Пленкин проявил инициативу и начал самостоятельную работу над стандартным бюстом композитора, предварительно согласовав эту работу с Аникушиным и получив от него «разрешение» (сведения получены от самого Пленкина): Аникушин как «первое лицо» в скульптурном мире и как победитель конкурса не возражал. В итоге бюст был предложен городу как подарок, а все расходы на изготовление и установку взяло на себя ООО «Гранит». 

А вот аналогичная современная история – памятник Шаляпину. Конкурс прошел в 2001 году, закладка состоялась еще раньше – 13 февраля 1999 года  в Александровском парке у здания Мюзик-Холла. В 2001-м жюри подвело итоги – победителем была признана работа Евгения Ротанова. Однако на отливку фигуры и установку памятника денег не нашли, и это тем более странно, что в 2003 году, к 300-летию Петербурга, ставили все подряд. Почему Шаляпин остался persona non grata – загадка.

Наконец, спустя шесть лет, в 2007-м, предприниматель Ю. Жорно (финансировавший, в частности, установку памятника Ахматовой на Шпалерной ул.) решил дать деньги на установку памятника Шаляпину. Однако выставил условие: только на памятник работы А. Мурзина, ни в коем случае не Ротанова. За памятник Шаляпину в исполнении Мурзина выступил и «Фонд Шаляпина», считающий себя хозяином всего, что связано с их героем.

В итоге игнорируются итоги конкурса 2001 года. Кстати, на заседании художественной секции Градостроительного совета все скульпторы были против памятника работы Мурзина, в то время как все архитекторы – за (информация председателя бюро секции скульптуры Союза художников Бориса Сергеева).

Но какой тогда смысл в конкурсах? И кто определяет, какой памятник ставить в Петербурге: жюри или Жорно, дающий деньги и не забывающий о том, чтобы на всех спонсированных им монументальных сооружениях была крупно выбита на граните его фамилия? Был бы в Петербурге главный художник – было хотя бы теоретически с кого потребовать проведения последовательной и осмысленной политики, а так все происходит случайно, путем перетягивания каната и интриг.

Кстати, Петербург давно в долгу перед скульптором Е. Ротановым: были решения Градсовета об установке двух памятников Блоку по моделям скульптора, но до Блока просто никому нет дела. Прошли времена «блокослужений», Блок нынче не в тему.

Недавно был в мастерской Ротанова: отличные модели памятников Шаляпину и Блоку, а никого не интересуют.

М.З.

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ











Lentainform