16+

Сколько стоит проехать по трассе «Формулы-1» не до конца?

22/03/2010

Сколько стоит проехать по трассе «Формулы-1» не до конца?

Еще недавно автогонки «Формулы-1» и Россия были страшно далеки друг от друга. Сейчас все изменилось - с этого сезона среди 26 лучших гонщиков планеты появился уроженец Выборга Виталий Петров. Он успел дебютировать неделю назад за рулем «Рено» на Гран-при Бахрейна, правда, не доехал до финиша. Значит ли это, что на его карьере можно поставить крест?


  История с появлением Петрова в кокпите французской «конюшни» похожа на мелодраму с хэппи-эндом. По крайней мере, с хэппи-эндом на данный момент. Разговоры о приходе Виталия Петрова в «Рено» начались еще прошлым летом, когда из команды со скандалом уволили бразильца Нельсона Пике-младшего. Тогда, правда, Петрова в «Рено» не взяли, но осенью и в начале зимы россиянина куда только не сватали – в «Форс Индию», в «Заубер», в новый коллектив «Кампос», ну и в «Рено» тоже. Менеджер Петрова Оксана Косаченко просила не торопиться, уверяла о переговорах сразу с несколькими «конюшнями». Но пристойных вакансий оставалось все меньше и меньше, а перспективы Петрова становились все туманнее и туманнее.

По сути, к концу января из приличных вариантов можно было рассматривать только «Рено», куда на одно место образовался серьезный конкурс из большого количества не самых последних пилотов. Руководитель команды Эрик Буйе с умным видом говорил, что при выборе ориентируется прежде всего на талант и на мастерство. Но было понятно: деньги в этом вопросе решают почти все.

Немецкая Bild подлило масло в огонь, выдав сенсационную информацию: спонсоры в лице «Газпрома» и «Сбербанка» готовы выложить за своего российского протеже Петрова 15 миллионов евро. Сумму по меркам современной «Формулы-1» (с ее модой на тотальное сокращение расходов) нешуточную. Поэтому когда «Рено» объявило о контракте с Виталием Петровым, уже мало кто удивился. Но почти сразу выяснилось: слухи о чудо-спонсорах не соответствуют действительности, зато про 15 миллионов – полная правда. И выкладывать эту сумму Петрову придется из собственного кармана, поскольку обойдя с протянутой рукой целый ряд крупных российских компаний, Виталий не получил от них не гроша. Отец пилота, выборгский бизнесмен Александр Петров, рассказал душещипательную историю, что ради осуществления формулической мечты сына пошел на рисковый шаг – взял под залог своего имущества кредит на сумму в 7,5 миллионов евро в одном из петербургских банков. Вторую половину требовалось внести не позднее начала июля, иначе гонщика могли выбросить из команды в середине сезона, невзирая на результаты. В общем, оставалась одна надежда – на Владимира Путина, которому написали письмо с просьбой о помощи.

Обычно такие истории с воззваниями к доброму царю ничем заканчиваются, но в данном правиле для Петрова сделали исключение. Путин вытащил пилота из финансовой пучины. Конечно же, без везения (или точного расчета) не обошлось, «Рено» нашей стране компания не чужая, как-никак совладелец АвтоВАЗа, помогает реанимировать отечественный автопром. В общем, между «Рено» и АвтоВАЗом образовался стратегический альянс, неудивительно, что глава французского концерна Карлос Гон несколько недель назад обсудил детали сотрудничества с Путиным. На встрече присутствовал и Виталий Петров, и, слово за слово, стороны пришли к единому мнению: государственная поддержка российского пилота «Рено» будет весьма полезным занятием в плане укрепления партнерских отношений. И поддержка эта будет осуществляться через госкорпорацию «Ростехнологии», акционера АвтоВАЗа. Мало того, произошло невероятное – на комбинезоне пилота и на самом болиде появились логотипы «Лады».

Пикантность ситуации заключается в том, что новое руководство АвтоВАЗа еще совсем недавно к тратам на автоспорт относилось весьма скептически. Так, в 2009-м в чемпионате мира в классе «туринг» выступала заводская команда «Лада». Особых успехов не добивалась, но ближе к финишу чемпионата набрала несколько зачетных очков. Тем не менее, несмотря на прогресс, проект, стоивший около пяти миллионов евро в год, был признан излишеством и свернут не без скандала. На российскую марку обиделись как организаторы серии, так и оставшиеся у разбитого корыта пилоты «конюшни». «За две недели до начала чемпионата я получил сообщение. В «Ладе» сказали, что у них недостаточно денег. Но теперь они вложили средства в команду «Формулы-1»», – негодовал голландский гонщик Яап ван Лаген. Впрочем, иностранцы не понимают – Ф-1 появилось на горизонте действительно спонтанно. Да и с властью, само собой, не спорят – надо помогать, значит, надо.

Неизвестно, поможет ли такая своеобразная и немного странная реклама «Лады» (это как на болиде «Мерседеса» вдруг появились бы логотипы «Хонды» или «Тойоты») продвижению нашего автомобильного бренда на зарубежных рынках, но за Петрова теперь не надо волноваться – через полгода его как банкрота не попросят выйти за дверь мира Гран-при. Можно спокойно привыкать к машине и раскрывать грани своего таланта в сражениях с лучшими из лучших.

Можно, конечно, сказать, что платить за собственные выступления в гонках неправильно и даже унизительно. Но реалии «Формулы-1» таковы, что чаша сия редко кого из новичков минует. Разве что только выдающихся талантов вроде Льюиса Хэмильтона, которого много лет пестовали в «Макларене». Даже если сам молодой пилот не платит ни копейки, чаще всего ему самолично приходится собирать так называемый спонсорский бюджет. В основном с компаний своей родной страны. Так сделал в этом году племянник легендарного чемпиона бразильца Айртона Сенны Бруно. Еще больше денег выложил напарник бразильца по команде «Хиспания» индиец Карун Чандхок. И что они получили за миллионы долларов? Неконкурентоспособное «ведро», отстающее от конкурентов на несколько секунд с круга и к тому же пока постоянно ломающееся.

Еще меньше повезло аргентинцу Хосе Марии Лопесу, которого в его стране, так же как и у нас Петрова, поддержали на правительственном уровне. Президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер лично присутствовала на торжественной церемонии подписания контракта между Лопесом и новой командой US F1. Но вскоре выяснилось: «конюшня» не в состоянии сделать машину и снимается с чемпионата. Лопес, его спонсоры (успевшие перечислить горе-команде около 700 тысяч долларов) и вся Аргентина остались у разбитого корыта. А Россия, Путин и Петров – напротив, нынче в «Формуле-1» представлены в выгодном свете.

Впрочем, за всеми этими финансовыми перипетиями не надо забывать о таких мелочах, как гоночный талант и мастерство. Времена, когда почти любой богатый энтузиаст мог выкупить место в кокпите и участвовать в гонках, давно миновали, помимо туго набитого кошелька от новичков требуются и приличные гоночные навыки. У Петрова с ними, надо признать, все в порядке. Как известно, первым из россиян машину Ф-1 («Минарди») на тестах опробовал в начале века Сергей Злобин, но он был совершенно неконкурентоспособен. Затем в главных надеждах некоторое время походил куда более молодой и талантливый Роман Русинов, которого прочили боевым пилотом в «Мидланд». Однако Петров на ближних подступах к «Формуле-1» добился большего. В середине 2006-го он получил место в серии GP2, которая традиционно считается кузницей кадров для Ф-1 (чемпионами GP2 с 2005-го по 2007-й становились такие известные нынче в мире Гран-при личности, как Нико Росберг, Льюис Хэмильтон и Тимо Глок, а вице-чемпионами тоже отнюдь не последние пилоты Хейкки Ковалайнен, Нельсиньо Пике и Лукас ди Грасси). Виталий Петров прогрессировал с каждым годом. В 2007-м он занял 13 место в общем зачете, в 2008-м – седьмое, а в прошлом сезоне уже сражался за титул и стал вторым, уступив только нынешнему новичку «Уильямса» Нико Хюлькенбергу. Особенно здорово Петров выглядел в сложных погодных условиях, запомнившись великолепным пилотажем под дождем. Так что, спору нет, к 25 годам Петров в профессиональном плане вполне созрел к дебюту в «Формуле-1».

Историческое событие произошло 14 марта 2010-го в Бахрейне. С введением жесткого ограничения на количество тестов полностью привыкнуть к новой, сверхтехнологичной машине за короткий срок нереально. Поэтому было понятно: несколько первых Гран-при уйдут у Петрова на адаптацию, и ждать от него подвигов не стоит. Квалификация подтвердила прогнозы, Петров в решающий момент допустил небольшую ошибку и откатился на 17 место на стартовой решетке (для сравнения, его опытный напарник на «Рено» поляк Роберт Кубица показал девятое время). Но в гонке Виталий выглядел хорошо, даже лучше Кубицы. Началось с того, что он блестяще провел старт, совершив рекордный прорыв и отыграв на первом круге шесть позиций. Да и в дальнейшем выглядел неплохо, претендуя на попадание в десятку лучших и один-два зачетных балла. Увы, хэппи-энда не получилось из-за поломки подвески (по вине команды, а не гонщика). Петров вынужден был заехать в боксы на 14-м круге. Но этот сбой ничто по сравнению с произведенным впечатлением. И Михаэль Шумахер в своей первой гонке до финиша не добрался.

В «Формуле-1» ценится скорость, Петров ее продемонстрировал практически мгновенно. Теперь осталось подтвердить репутацию набранными очками. Конечно, ждать мест на подиуме и тем более побед не стоит («Рено» все-таки уступает «Феррари» и «Макларену»), но первый блин России в королевских гонках комом вроде выйти не должен.     

Денис МОСТОВ











Lentainform