16+

Почему «Газпром» не смог сделать СКА чемпионом?

22/03/2010

Почему «Газпром» не смог сделать СКА чемпионом?

Барри Смита предупреждали - большое количество звезд Петербургу противопоказано. Тем более, команде, играющей в «Ледовом дворце», где бесславно закончила на 11 месте чемпионат мира 2000 года сборная России. Тогда тоже было много надежд. «Наконец-то мы собрали лучших! - кричали болельщики. - Буре! Каменский! Яшин! Миронов! Кравчук! Гончар! Афиногенов! Житник! Марков! Они всех порвут!» Не порвали. То же самое произошло и с хоккейным СКА - вылетел в первой же серии плей-офф.


  Сезон сулил болельщикам СКА многое. Но вложенные в команду миллионы перестали давать дивиденды в самый нужный момент. Что случилось в механизме, который рвал всех в регулярной части чемпионата, но сломался в плей-офф? Однозначно не может объяснить никто. Ну как может команда, составленная из хоккейных (пусть и немного загустевших) сливок проиграть рижскому «Динамо», с трудом попавшему в зону плей-офф? Наверное, так же, как команда Буре образца 2000 года проигрывала белорусам, латышам и швейцарцам, – т.е. непонятно как. «Если восьмая команда конференции так противостоит первой, можно сделать вывод: КХЛ на правильном пути», – сказал президент лиги и глава СКА Александр Медведев. Наверное, лукавил. Ждал от СКА большего.

Есть в хоккее такая профессия – главный тренер. Есть другая – помощник главного тренера, на первый взгляд мало чем отличающаяся. Но только на первый взгляд. Большую часть карьеры «на мостике» в легендарном «Детройте» Барри Смит провел в качестве помощника не менее легендарного Скотти Боумена. Что-то подсказывал, но процессом не руководил. В Россию Смит ехал с четким намерением внедрить в наш хоккей энхаэловские схемы. Был уверен, что у него получится. И нельзя, кстати, сказать, что не получилось. Этот сезон вышел выдающимся. Результат – лучшим в 64-летней истории СКА. Хотя и в сезоне 2008/09 (восьмое место) Барри тоже хотели носить на руках. Так высоко СКА не поднимался лет двадцать. Но в плей-офф и тогда «Спартак» опустил Смита с небес на землю. Говорят, он уже после этого написал заявление об отставке. Но ее не приняли. Все-таки под управлением Смита в Петербурге начался хоккейный бум, какого не было с советских времен. Полупустые трибуны «Юбилейного»  вспоминались, как дурной сон. Люди поверили в команду, начальство – в Смита.

В НХЛ есть штамп «некубковый игрок». На протяжение всей заокеанской карьеры он был закреплен, в частности, за Алексеем Яшиным. Раз есть «некубковые игроки», значит, и «некубковые тренеры», наверное, существуют. Может быть, такой Барри Смит? Как и другой канадский тренер Дэйв Кинг, который в 2005-м подарил хоккейному Магнитогорску сумасшедший сезон. Под его руководством «Металлург» набрал феноменальные 127 очков с отрывом в 29 от ближайшего преследователя. Специалисты кричали: «Магнитку» никто не остановит. Это чемпион!» А она закончила сезон лишь третьей… А Кинг, между тем, около семи лет проработал Главным... Пусть и не в самых грозных клубах.

Взглянув на статистику, можно понять: в противостоянии с сильными командами СКА побеждал, если вел с самого начала. Наставник рижского «Динамо» словак Юлиус Шуплер сделал в плей-офф то, что не удавалось большинству его коллег в регулярном чемпионате – сдержал стартовый натиск СКА. После этого армейцев можно брать полуголыми руками. Суматоха и нервозность превратила команду-звезду в кучу звездных индивидуалистов, которые, как нервный Буре в 2000 году, пытались «спасти отчизну в одиночку».

Смит молчал. Стоял на мостике с каменным лицом. На пресс-конференциях он  пояснял свое молчание тем, что «ребята – профессионалы, знают, что делать». То же самое американец говорил год назад, когда проигрывал «Спартаку». «Шуплер переиграл Смита», – в один голос говорят эксперты – заслуженные тренеры и олимпийские чемпионы. То же самое слышалось год назад. Возможно, «Газпром»  любит троицу. Барри Смит провел в СКА три года. И оргвыводы, как обещал Александр Медведев, последовали.
Сергей Бодунец


  Барри Смит: 10 фантастических месяцев и пять кошмарных дней

В предпоследний день на петербургской земле Барри Смит плакал. Признавал свои ошибки и с отставкой не колебался.

- Если отмотать время к началу плей-офф, что бы вы поменяли?

– Перед «юрьевым днем» (когда в лиге запрещаются все обмены – Авт.) хотели заполучить одного защитника. Сейчас уже неважно, кого. До последнего мы надеялись, что в строй вернется Каспарайтис. Не получилось ни того, ни другого. Мы понимали, что провести четыре встречи за пять дней нашей возрастной команде будет сложно. Первый матч серии плей-офф очень важен. Когда мы его отдали, сломались. Во второй игре я насчитал 40 возможностей забить. Но шайба не шла в ворота, хоть убейся. Это напрягало и меня, и ребят. Мы перебороли себя и в третьем матче смотрелись достойно. Но в четвертой игре два первых периода были сравнимы с двумя первыми матчами. Мы полностью отдали инициативу. Проснулись в третьем периоде, но сравнять счет не смогли. Команда психологически не вошла в состояние плей-офф. Состав у нас был хороший, способный на многое. Просто в этом сумасшедшем марафоне не все получилось. К тому же, многие игроки не до конца оправились от травм прошлого сезона.

– Год назад вы говорили, что никогда не подавали в отставку. Почему решились сейчас?


– В Питере замечательный тренерский штаб и великолепная инфраструктура. Я решился на такой шаг, чтобы в дальнейшим помогать СКА развиваться – советом либо чем-то еще. Надеюсь, тот, кто займет мое место, оценит работу, которая была проведена до него. Изменит то, что у нас было плохо, на лучшее, и сохранит созданное нами хорошее.

- Почему, проигрывая 0:2 в серии и показывая невнятный хоккей, СКА ничего не изменил в тактике?

– Выстроенная нами система приносила дивиденды в «регулярке». А лучшее, как известно, враг хорошего. Зачем было что-то менять? Наша главная ошибка в том, что мы не играли так, как умеем. С ритма «передача-проход, передача-проход» мы сбились.

- Латыши, почти полным составом участвовавшие в Играх, вернулись из Ванкувера, будто на крыльях. На СКА олимпийский перерыв как сказался?

– Я полагал, что он придется кстати. Все-таки СКА – команда ветеранов. Вторую после паузы игру, с Магнитогорском, мы провели замечательно. Дальше что-то сломалось... Все пошло наперекосяк. В заключительном матче сезона с «Автомобилистом» ребята хотели поберечь себя. Я сам говорил им играть осторожней. Но хоккей, видимо, этого не прощает. Свою игру мы потеряли.

- Невызов в сборную Яшина, Сушинского и Зубова сказался на их игре?

– Эти ребята хорошо отыграли плей-офф. Первым звеном я доволен. У нас не получилось второго звена и третьего. Они не забивали.

- За эти три сезона вы прибавили как тренер?

– Я лучше понял душу российских игроков. Если говорить не о хоккее – душу России. Раньше она представлялась мне иначе. Я многое получил в Питере. Раньше на таком уровне в качестве главного тренера я не работал. Это великолепный опыт.

- Возглавить другой клуб КХЛ согласитесь?

– Нет. Я приехал в Питер, город, который стал мне очень дорог. И СКА -  единственная команда КХЛ, с которой связаны мои мысли. Больше никуда не поеду. Даже если будут настойчиво звать.

- А быть вторым тренером СКА согласились бы?

– Нет.

– Остались претензии к игрокам и болельщикам клуба?


– Никаких. Мы понимали друг друга с полуслова. Так что камень в огород игроков или менеджмента кидать не за что. В течение сезона в «Ледовом» собиралась лучшая публика. Что-то случилось в плей-офф – трибуны заполнялись лишь наполовину. Мы не чувствовали привычной атмосферы.

– Что сказали игрокам напоследок?


– Поблагодарил каждого. Сказал: «Если бы эта серия была до четырех побед, мы бы ее выиграли».

- Остаться не уговаривали?

– Не думаю, что это было нужно. После того, как я объявил об отставке, многие звонили, поддерживали. Все эти три года я мечтал выиграть для них чемпионат. Но мечты могут сбываться, а могут не сбываться.

- В 2003 году, будучи тренером в НХЛ, вы заявили, что хотели бы поработать в Европе. Сказали, что хорошо представляете, что надо взять из энхаэловской системы игры и организации, чтобы сделать успешным европейский клуб. Что вы имели в виду?

– В 2002 году в НХЛ было много европейцев. В частности, за «Детройт» выступала знаменитая «русская пятерка», она привнесла совершенно иной стиль в НХЛ. Я почувствовал, что хоккей меняется. Что Европа многое добавляет в НХЛ. И понял, что многое можно привнести и в Европу из Северной Америки.

- Тем не менее, трое американцев – вы, Майк Крушелницки, Дэйв Кинг, – поработавших в России, высоких результатов, в отличие от тренеров-чехов и финнов, не добились...

– Наверное, европейские тренеры лучше чувствуют российский хоккей. Но я не спешил бы возводить это в ранг закономерности. Будь нас тут побольше, думаю, показатели были бы получше.

- Есть мнение, что в общении с миллионерами вам не хватило жесткости.

-  Мне бы хотелось, чтобы я был с ним более мягок.

- Тем не менее, обилием обеспеченных людей, наверняка, сложно управлять...

– У наших игроков любовь к хоккею была гораздо выше любви к деньгам. Они заслуживают тех денег, что получают.

– Есть какое-то универсальное для России соотношение легионеров и отечественных кадров?


– В СКА было хорошее сочетания. Но если говорить о нероссиянах, по-настоящему заявивших о себе в НХЛ, это только вратарь Эш. Чаянек недолго выступал за «Сент-Луис», Экман неплохо работал в «Сан-Хосе» и «Питтсбурге». Остальные, как Жиру и Квятковски, большей частью играли в Интернациональной хоккейной лиге (низшая североамериканская лига – прим. Авт).

– Почему к основе так редко и так помалу подпускались молодые игроки?


– Согласен. Ротации состава нам не хватило. Но сложно отобрать время у ветеранов, которые заслужили его.

- Книгу, как Кинг, писать не планируете?

– Дэйв уже написал. «Король России» назвал. Мне что предлагаете, «Королеву России» писать? Нет, спасибо. (Смит впервые рассмеялся).

- В той книге Кинг высказал мысль, что все российские игроки в душе нападающие. Согласны?

– Нет. СКА, к примеру, был лучшей командой по игре в защите. Большинство ребят имело плюс в графе «полезность».

- В Канаде поражения воспринимаются как часть игры. Глядя на вас, кажется, что вы приняли его по-русски, переживая душой. Обрусели?

– Да. Теперь я русский американец. И русский язык, который я учил в этом году мне еще пригодиться. Я обязательно вернусь сюда. Не знаю когда и в каком качестве. Но вернусь!

________________________________________________________
 Комментарий: 

Каждой кукушке нужно свое «ку-ку»

Защитник Александр Хаванов успел поиграть за СКА не в самые лучшие для команды времена – с 1993 по 1996 год. Потом в НХЛ выступал за «Сент-Луис». Отыграл год за «Торонто», сезон в Швейцарии за «Давос»… Сейчас рассказывает о хоккее на телевидении. Но даже зная тонкости хоккея изнутри, Хаванов не может дать точный диагноз поражению СКА.

– Параллелей с чемпионатом мира-2000, участником которого вы были, не возникло: много звезд в одной команде, Петербург, «Ледовый дворец».

– Сравнить можно все что угодно. Даже ежа с колобком. Но то была сборная, а тут клуб. То был чемпионат мира, а это – КХЛ. Видимо, ощущения и тогда и сейчас остались не лучшие. Отсюда и параллели.

– Звездными, возрастными и богатыми коллективами сложно управлять?

– Посложней. Есть такое дело. Мало просто пригласить хоккеиста, ему надо место найти, объяснить роль в команде. Когда хороших исполнителей много, возникают трудности. Внимание может рассеиваться, так как одни могут надеяться на других, а другие на третьих. В любом случае победа в плей-офф легкой не может быть априори. А факторов поражения можно найти сколько угодно.

– Есть понятие «некубковый игрок», а «некубковые тренеры» бывают?

– Насчет «некубковых» игроков или тренеров можно говорить на уровне НХЛ. У нас все настолько свежо, что ставить такие штампы нельзя.

– Еще одно объяснение провала – безэмоциональное поведение Смита на тренерском мостике. Говорят, когда российских игроков не матерят, они себя некомфортно чувствуют?

– В плей-офф легче управлять коллективом, если в «регулярке» ты обкатал все ситуации. Тогда понимаешь, за счет чего будешь побеждать. Если в распоряжении имеется набор амбициозных игроков, но что-то складывается не так, можно попробовать и прикрикнуть. Но, как мне кажется, это не выход.

– Смит говорит, что с игрового ритма его команду сбил Олимпийский турнир и встреча с "Автомобилистом", где игроки  береглись перед плей-офф.

– Перерыв был у всех. Мог ли он помешать? Наверное, мог. Могли ли армейцы потерять в ходе матча с «Автомобилистом» свою игру? Может быть все, что угодно. Другое дело, что команда проигрывает в плей-офф две игры дома... При чем здесь «Автомобилист»?

– Говорят, из-за отсутствия опыта работы первым тренером Смит не смог вовремя встряхнуть команду. Главный и помощник – это действительно небо и земля?

– Да нет. Большинство главных начинали с помощников. Установки, мотивация хоккеистов и ведение игры – задача первого тренера. Этим он отличается от второго, третьего или тренера спецбригад большинства и меньшинства. Наверное, поэтому не все вторые тренеры становятся первыми.

– Звездам с большими контрактами какой нужен тренер: советский диктатор или европейский демократ?

– К каждому хоккеисту нужен свой тренер и подход. Отечественные тренеры гребут всех под одну гребенку. На кого-то достаточно прикрикнуть, и он все поймет. А накричишь на другого – он замкнется. Подобрать за сезон к каждому нужный «ку-ку» – это, наверное, и есть главная задача тренера.
 











Lentainform