16+

Что рассказывают польским школьникам о жертвах Катыни?

20/04/2010

Что рассказывают польским школьникам о жертвах Катыни?

Тематика русско-польских отношений актуализировалась в связи с недавними трагическими событиями под Смоленском. Гибель президента Качиньского неделю обсуждалась практически во всех российских СМИ. События 70-летней давности мгновенно связали с падением самолета, увидев в обоих событиях гибель элиты польского общества. Катынская трагедия в двух странах всегда преподносилась по-разному, и на этом выросло уже не одно поколение несогласных друг с другом людей. Польский блогер szhaman опубликовал в своем ЖЖ запись, в которой рассказал об отношении поляков к русским и памятниках, установленных жертвам Катыни, по всему миру.



В российских учебниках истории о расстреле польских офицеров практически никогда не говорилось, этот факт стал широко известен, пожалуй, только теперь. Однако польские школьники хорошо знают эту трагическую страницу в истории своего народа. «Ну, основную-то ведь информацию, о этом расстреле получали в школе и прочих вузах. ... А в школе нас учили, что в Катыни злобные русские убили цвет польской нации. Особого ажиотажа, доказательств и дискуссий на эту тему я не припоминаю. Сказали на уроке истории – ну и фиг с ним. <…> Нет, конечно, вся шумиха и постоянное упоминание о русских (советских, царских и тд – все они для нас были просто «ruskie») как о «katach narodu polskiego» – палачах польского народа делало свое дело... Впрочем, особой ненависти я не помню – было некоторое детское максималистское презрение к русским. По крайней мере, в моем классе и, вообще, в тогдашнем кругу общения, дружить с русскими было не принято. Русские девчонки считались развязными и вульгарными, а пацаны – тупыми и агрессивными».      


И если при Советском Союзе эта тема не была столь широко обсуждаема, то с перестройкой, когда масса документов была рассекречена, Катынь превратилась в камень преткновения между двумя государствами. «Как бы то ни было, особо твердого мнения об Катыни лично у меня никогда не было, да и нет. Да, меня привело в изумление информация о том, что расстреляли пленных из немецких пистолетов, связав предварительно руки немецким шпагатом. Зачем такие выверты? Планировали свалить вину на немцев? Так кто в 1940 году мог знать о близкой немецкой оккупации? Мы же вроде собирались, даже если начнется война, бить врага на его территории? Непонятного для меня там море... Так что мой ответ на вопрос – «я не знаю». Я только знаю одно – когда польские СМИ с утра до вечера повторяют слово в слово нацистскую пропаганду времен войны. Мне как-то сильно не по себе становится».      


Сегодня на территории Польши трудно найти город, в котором не было бы «катыньского» памятника. Все монументы очень разные, созданные образы хорошо запоминаются. Но их подача кажется многим странной, неуместной и оскорбительной. Памятник в Варшаве имеет подпись: «В память офицеров польского войска, "убитых-замученных" советским коммунистическим тоталитаризмом на всей территории империи зла». Под «империей зла» подразумевается, конечно же, СССР. Памятник в Познане украшен табличкой «У них отняли жизнь – чтобы убить Польшу». То есть, акцент смещается не на частную. А на национальную трагедию. «Таких памятников сотни и сотни, буквально в каждой деревеньке есть памятный камень «расстрелянным на востоке», – пишет szhaman. – Но меня больше впечатлили не памятники в Польше – а за океаном. Казалось бы, уж Америке то какое дело до польских офицеров?». Памятники жертвам Катыньской трагедии стоят в Торонто, Балтиморе, Чикаго, Пенсильвании, Нью-Йорке. «Вот там памятник (в Нью-Йорке) – это всем памятникам, памятник... Представьте, блестящие небоскрёбы на заднем плане – и польского офицера с связанными руками. Офицер конечно проткнут в спину русской трехлинейкой, – комментирует szhaman. – Нет, меня не удивляет желание американцев попользоваться возможностью кольнуть противника. Это понятно... Удивляет упорное желание польского руководства поторговать своими мёртвыми. Я понимаю когда гордятся победами... Но упорное желание прилюдно расцарапывать коросту на старых ранах, и выставлять их на всеобщие обозрение? Не понимаю...».      


Блогер утверждает, что в Польше главенствует версия, что «Катынь была подлой попыткой уничтожения элиты польского народа». Попытки привязать гибель президента и ряда крупных политиков к расстрелу нескольких тысяч офицеров кажется ему скоропалительной. «У меня один вопрос – кто определил что в самолете в Смоленске погибла вся элита польского народа? И вообще, что такое «элита народа»? Это простите кто? Президент, рейтинг которого был ниже плинтуса? Министры? Депутаты? Вот представим на секунду, что разбился самолет Медведева. Представили? А теперь представьте надрывное недельное всенародное горе по «элите русского народа» и «невосполнимой потере государства». Вы можете представить людей что оставляли бы комменты: «Tо tragedia narodu polskiego. To dramat na miare; Katynia» (это трагедия всего польского народа. Это драма на уровне катынской), «Wsiedli do samolotu i polecieli prosto w objecia Boga,prosto do NIEBA!» (сели на самолет и полетели прямо в объятия бога, прямо на НЕБО». Представили такую реакцию российского интернета на гибель российских чиновников? То же самое и по "погибшей в Катыни элите польского народа". Четыре тысячи офицеров – и «обезглавленный народ»?».      


По его мнению, трагедии в Катыньском лесу уделяется слишком много внимания, при этом о гибели русских в польских лагерях и о фашистских расстрелах информация умалчивается. «За время немецкой оккупации погибли более шести миллионов польских граждан. … Вдумайтесь в эту цифру.... Им не поставят помпезные памятники в Чикаго и Нью-Йорке.. Как и тем 600 000 русских парней, что ограничили, ценой своей жизни, эту цифру на 6 миллионах. … Но расстрел 4 тысяч польских военнопленных в Катыни конечно важнее. <…> А к чему я это все? Да просто занимательно смотреть как факты в разных странах принимают совсем разные формы». Он припоминает и 32 000 русских пленных погибших в польских лагерях. В Польше сейчас это трактуется следующим образом: «никого не расстреливали, все свидетельства о пытках и стрельбе по пленным, как мишеням во время учений – полная чушь. А если и расстреляли несколько (например, за один день 24 августа 1920 года расстреляно было 200 красноармейцев) – так им было «доказано» убийство поляков. Всем двумстам, естественно. Так что если и были расстрелы – так это только виновных. А остальные десятки тысяч умерли просто от болезней. Ну да был голод. Ну не кормили их – так ведь самим было мало. Чуете? На Украине голод – это геноцид и голодомор. А не кормить пленных – это «обстоятельства». Скажите спасибо, что не «доказали убийства поляков» на месте. От болезней и эпидемий умерли и баста. Божье провидение».      


К единому восприятию истории страны, скорее всего, никогда не придут. Не случайно в последние годы с учебниками истории связано так много скандалов. То одни себе что-то припишут, то другие по-иному посмотрят. Кто прав, кто виноват – это очень спорный вопрос. szhaman так и не нашел на него ответ, кроме несложной формулы «не стоит спекулировать на мертвых в политических целях – а то ведь бездна имеет свойства иногда смотреть в ответ...».     

 

Подготовила Марина ТЕРПИНКОТ, фотографии с сайта szhaman.livejournal.com











Lentainform