16+

Зачем Фурсенко написал Кодекс чести футболиста

21/04/2010

ГЛЕБ СТАШКОВ

Президент Российского футбольного союза Сергей Фурсенко написал текст. Я уверен, что этот текст написал сам Фурсенко, а не какой-нибудь журналист-копирайтер. Журналист может написать пафосно, но не настолько пафосно. Журналист может написать с большой буквы слова «Честная Игра», «Инспектор», «Агент» и «Собственник», но журналист никогда не напишет с большой буквы слово «Журналист». Заниженная у нас, знаете ли, самооценка.


           Текст, который – после краткого источниковедческого анализы – мы смело вставляем в собрание сочинений братьев Фурсенко, называется Кодекс чести российского футбола.
Обуревает меня тревога за российский футбол. Не доведет его до добра Кодекс чести.
Судите сами. Есть группа «Моральный кодекс». Хорошая группа. Говорят. Но как-то не раскрутилась. Не вспомню ни одной их песни.

В конце 2008 года министр внутренних дел РФ утвердил «Кодекс профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел РФ». Замечательный документ. Сотрудникам органов предложили воздержаться от «беспорядочных половых связей». От употребления «напитков, содержащих алкоголь». От «грубых шуток и злой иронии». От «неуместных слов и речевых оборотов, в том числе иностранного происхождения».

И, наконец, совсем уж фантастический пункт, более уместный для Кодекса чести наследственного члена Палаты лордов: «При пользовании телефоном сотруднику надлежит говорить негромко и лаконично, не создавая неудобств окружающим; отключать мобильный телефон до начала служебного совещания; воздерживаться от разговоров по телефону, находясь в общественном транспорте».

И чем все это закончилось? Майором Евсюковым. Сразу после принятия кодекса ментовской чести мы узнали, какие бывают эти самые люди, которые в общественном транспорте стесняются разговаривать по мобиле даже шепотом.
Продолжаем расследование. Развитие Кодекса дуэльной чести привело к тому, что дуэли вообще запретили. Развитие Бусидо – Кодекса самурайской чести – к тому, что самураям запретили носить мечи и лишили жалованья.

Еще пример. Ближе к нам. Моральный кодекс строителя коммунизма. Коммунизм не построили. Возможно, из-за того, что кодекс был слишком сложным.
Расскажу историю. В третьем классе мы обсуждали, кто достоин быть принятым в пионеры. То есть присоединиться к строительству коммунизма на более высоком уровне, чем октябрятский. Обсуждали моего приятеля Леху Попова.
Не помню, что мне ударило в голову, но я встал и заявил:
– Попов не может быть пионером. Он играет в марки.

Игра в марки была в то время нашим любимым развлечением. Кладешь марки на пол и бьешь по ним ладошкой. Если они перевернулись картинкой вверх – твои. Так – радостным шагом, с песней веселой – мы дружно шагали за комсомолом, который играл в трясучку. На десяти-, пятнадцати- и даже двадцатикопеечные монеты.

Игра в марки, равно как и трясучка, находилась под запретом. Учителя полагали, что ее придумали в буржуазных странах дети капиталистов, обуреваемые жаждой наживы. Конфискованные марки, равно как и монеты, учителя забирали себе. Поэтому игра велась в мужском туалете. Туда из старшего поколения мог зайти только трудовик. Потому что у физкультурников был свой туалет, а учителя женского пола доступа в мужской не имели.

Мой приятель слегка прибалдел и парировал:
– Я, конечно, играю в марки. Не отрицаю. Но я играю в марки со Сташковым.
В итоге нас обоих не приняли в пионеры ни в первый, ни во второй заход. Мы до четвертого класса ходили с октябрятской звездочкой вместо пионерского значка. (Это как сегодня ходить с пейджером вместо мобильного телефона.) А командиром отряда выбрали девочку, которая не могла играть в марки в мужском туалете. Нас с Поповым поставили на унизительно низкие номенклатурные должности цветовода и политинформатора. А все из-за сомнительного кодекса чести пионера, который гласил, что пионер должен быть честным. Мало того что мой поступок не принес мне дивидендов. Он и с этической точки зрения весьма сомнителен.

Кодекс чести российского футбола не менее сомнителен. Футболист «чтит традиции своей страны, изучает культуру своего народа».
– А легионеры? – спросили Фурсенко.
– Они играют в российском чемпионате и должны выполнять те правила, которые в этом чемпионате существуют, – ответил Фурсенко.
А как Фурсенко проверит, изучает ли Мигель Данни культуру своего -  португальского – народа? Любит ли «свою семью, город, команду»? Помнит ли «первого наставника, учителя, школу»?

Или тут стилистическая неувязка? И Данни все-таки должен изучать русскую культуру и любить город Петербург? И нужно ли выгнать Данни из «Зенита», если он не сдаст экзамен по истории Петербурга? Мало ли, что через него вся игра строится. Человеку, не знакомому с творчеством Штакеншнейдера, не место в петербургском «Зените». 
В общем, кодексы чести никогда ни к чему хорошему не приводили. Тем более футбол – это все же сублимация агрессии, жажды уничтожать себе подобных.

Радует одно обстоятельство. По мнению нового президента РФС, Кодекс – самое главное, чего не доставало российскому футболу. Значит, не так уж плохи дела у российского футбола. Тренера бы только найти. В сборную. Теперь возникает еще одно условие. Тренер должен подписаться под Кодексом. Знать, любить, уважать… «Верить в победы». Если кто не в курсе, Фурсенко вознамерился стать чемпионом мира. Боюсь, под такой верой ни один уважающий себя специалист не подпишется.              
ранее:

Наше ТВ по 25 раз повторяет одни и те же шутки
Кто саботирует решения Путина и Медведева и что с этим делать
За два месяца взрастить поколение ублюдков нельзя
Почему мы выиграли Паралимпиаду, проиграв обычную
Надо ли наказывать гаишников, использующих «живой щит»?
5 советов женщинам, как надо и не надо себя вести
Почему мы проиграли Олимпиаду. Версия житейско-политическая
Надо ли бороться с портретами Сталина на российских улицах?











Lentainform