16+

Почему Каспаров стал поддерживать Карпова?

24/05/2010

Почему Каспаров стал поддерживать Карпова?

К шахматам нынче приковано внимание всего мира. И отнюдь не в связи с недавним окончанием матча на первое место, в котором в исключительно напряженной борьбе индус Вишванатан Ананд одолел болгарина Веселина Топалова (оба они, кстати, постоянно живут в Испании). И отнюдь не в ожидании всемирной шахматной олимпиады, ожидающейся через несколько месяцев в Ханты-Мансийске – олимпиады, в ходе которой сборная России наверняка постарается вырвать победу у дважды олимпийских чемпионов последних лет – армян.


                Звездный час прошел

И то и другое интересно разве что преданным (и непременно в какой-то мере квалифицированным) болельщикам шахмат, а таких с каждым годом становится все меньше и меньше. Кстати, прямо здесь, несколько забегая вперед, уместно отметить, что шахматы пользуются в Армении государственной поддержкой, а шахматную федерацию возглавляет президент страны.

Шахматы – явно вышедшая из моды «королевская игра» – сейчас чрезвычайно редко попадают в фокус общественного внимания. И, как правило, происходит это в крайне невыигрышных для них самих обстоятельствах какого-нибудь скандала, -  допустим, «туалетного» (на матче Крамник – Топалов). Звездный час шахмат пришелся на 1960 – 1980-е годы, когда сотни миллионов людей во всем мире вкладывали в события, происходящие на клетчатой доске, символический смысл, далеко выходящий за пределы профессионального шахматного мирка.

Сначала это было противостояние СССР и Запада на матчах с победным участием Роберта Фишера. Потом реванш, взятый советским коллективизмом у американского индивидуализма (после добровольного ухода Фишера из шахмат). Потом героическое, но безуспешное сопротивление могуществу советской власти борцов с режимом и политических эмигрантов на матчах Карпов – Корчной. Потом марафонское по длительности боестолкновение на марше набирающей силу перестройки с «брежневским коммунизмом» на матчах Карпов – Каспаров. И долгое фактическое «двоечемпионство», объективно отразившее двойственную природу тогдашней власти: сохранивших и частично даже приумноживших силу «красных директоров» с одной стороны и «эффективных менеджеров» с другой.

А потом все это закончилось, шахматы вновь стали просто шахматами, и в этом качестве бывшим советским людям решительно разонравились. Но и несоветским людям из-за рубежа почему-то тоже (они им, впрочем, не особенно нравились и раньше). К тому же появление компьютерных программ, играющих на уровне лучших шахматистов планеты (а в последние годы на порядок сильнее), привело к изрядной мутации традиционной и своей традиционностью гордящейся игры.

Ни на Олимпийские игры, ни в телевизор шахматы, в отличие от многих других видов спорта, так и не пробились; системными спонсорами обзавестись не сумели (и не смогли удержать спонсоров, уже имевшихся); оказались повсеместно потеснены, а то и побеждены покером. Выживание профессиональных шахмат теперь всецело зависит от трех факторов: 1) господдержки; 2) внедрения шахматного всеобуча в школу (зиждущегося, естественно, на господдержке); 3) меценатства, которое отличается от системного спонсорства необязательностью, безответственностью  и окказиональностью, – примерно так же, как подаяние нищему (пусть порой и щедрое) – от регулярно выплачиваемого пособия.

                 Карпов против Илюмжинова

Таков фон, на котором разыгрывается нынешняя драма власти, вновь приковавшая к шахматам внимание широкой общественности. Речь идет о борьбе за пост президента всемирной шахматной организации (ФИДЕ), уже 15 лет занимаемый президентом Калмыкии Кирсаном Илюмжиновым (президентствующим у себя в буддийском краю уже все семнадцать).

Выборы должны пройти на конгрессе в Ханты-Мансийске (одновременно с шахматной олимпиадой) – и соперником Илюмжинова на них собирается выступить двенадцатый чемпион мира Анатолий Карпов, уже поддержанный в этом плане тринадцатым чемпионом мира Гарри Каспаровым. Страсти сейчас кипят вокруг того, кого же – Илюмжинова или Карпова (выступающего, кстати, с убийственной критикой Илюмжинова и в особенности его окружения) – выдвинет в кандидаты на пост президента, а затем и поддержит Россия – не только общепризнанно сильнейшая в шахматном плане держава, но и страна – устроительница конгресса и олимпиады.
Два заседания верховного органа шахматной организации России – так называемого наблюдательного совета – прошли в один день и час по двум разным московским адресам; одно из них – при наличии кворума – выдвинуло кандидатуру Карпова, другое – поддержало единоличное решение председателя наблюдательного совета (и помощника президента по экономическим вопросам) Аркадия Дворковича о выдвижении Илюмжинова.

Сам Дворкович в публичном выступлении указал на нелегитимность обоих собраний (на втором не было кворума; а на первом отсутствовал он сам, председатель наблюдательного совета), сослался на личную поддержку своего заместителя по совету (вице-премьера правительства России Александра Жукова) и сделал беспрецедентное заявление о том, что с двенадцатым чемпионом мира Карповым он не будет работать ни в коем случае.
Даже если его изберут президентом ФИДЕ?

Вообще-то, после столь опрометчивых в легальной и демократической среде заявлений незамедлительно уходят в отставку. Однако не будем спешить с выводами.

                  Нет друзей и врагов. Только интересы

В шахматной организации – и всемирной, и российской – делалось и делается немало полезного (ну, хотя бы для самих шахматистов). И вместе с тем там творилось и творится совершенно невероятное количество мелких и крупных безобразий. Главное же, что отличает шахматный мир, – редкое вероломство. Принцип «Не бывает ни друзей, ни врагов, бывают только постоянные интересы» взят здесь на вооружение буквально всеми. Вот краткая предыстория разыгрывающейся на наших глазах драмы.

В 1978 году советским шахматным (и не только шахматным) властям не понравилась принципиальность тогдашнего президента ФИДЕ исландца Олафсона – и он был с нашей подачи сменен совершенно «ручным» филиппинцем Кампоманесом. Которого, за постоянное пособничество Карпову, экс-чемпион мира Спасский прозвал КаРпоманесом (то есть «рукой Карпова»). Особенно усердствовал Кампоманес, подыгрывая Карпову, с самого начала противостояния Карпов – Каспаров, – сильнее, правда, оказался все же Каспаров.

Возненавидев Кампоманеса, но так и не сумев сместить его, тринадцатый чемпион мира Каспаров демонстративно вышел из ФИДЕ и расколол тем самым шахматный мир впервые за все время его существования.  Однако Каспаров довольно скоро понял, что переборщил. И в канун московской шахматной олимпиады 1994 года (проведенной на воровские деньги «Хопра-инвеста») неожиданно задружился с филиппинским прохиндеем, который тут же ради этого предал Карпова.

В результате ни на олимпиаду, ни на конгресс в московской гостинице «Космос» тогдашнего чемпиона мира ФИДЕ Карпова просто-напросто не пустили! А заодно с ним не пустили и легендарного Ботвинника, который, будучи учителем Каспарова, поддерживал на тот момент уже Карпова. Ну и президентом ФИДЕ в гостинице «Космос» был в очередной раз избран Кампоманес. Не последнюю роль в этом, по утверждению Карпова, сыграли деньги в конвертах и проститутки в номерах у делегатов конгресса.
Теперь уже Кампоманеса возненавидел Карпов – и его ненависть оказалась куда более результативной. Год спустя на внеочередном конгрессе в Ницце он добился-таки смещения Кампоманеса, приведя и предложив в президенты как раз Кирсана Илюмжинова. Определенную роль в этом поневоле довелось сыграть и мне: Карпов размножил, перевел и роздал делегатам конгресса мою резко антикаспаровскую статью из «Независимой газеты».

В благодарность свежеиспеченный президент ФИДЕ Илюмжинов пригласил меня почетным гостем на какое-то шахматное мероприятие у себя в Элисте. Пригласил – однако не подтвердил приглашения, – и буквально сразу же выяснилось почему: уже  через неделю после избрания Илюмжинов в противостоянии Карпов – Каспаров перекинулся на сторону Каспарова. Автор антикаспаровской статьи оказался при таком раскладе в Элисте не нужен.

Так и только так (в плане многократных взаимных предательств) все это продолжалось все 15 лет илюмжиновского президента. С Карповым он то судился, то мирился; Каспарова втянул в «объединительный процесс» (так называемые Пражские соглашения, на несколько лет обездолившие ведущих шахматистов, включая нынешнего чемпиона мира), растянувшийся на девять лет и закончившийся всего две недели назад, разумеется, без Каспарова.

                  Откуда в шахматах деньги?

Фактор Крамника и его неожиданного, а главное, внесистемного чемпионства и уход Каспарова из шахмат в псевдополитику окончательно спутали президенту ФИДЕ все карты. Зашатался и шатается до сих пор и трон «калмыцкого царя» – к Илюмжинову много экономических претензий, есть и уголовные («яблочники» так и не простили ему смерть Ларисы Юдиной); по нынешним временам он со своими Новыми Васюками и, не в последнюю очередь, со своими инопланетянами, – фигура чересчур экзотическая; да и просто ротация… Все это вроде бы свидетельствует в пользу Карпова. Но только вроде бы.

Плох или хорош Илюмжинов, но он вложил в шахматы несколько десятков миллионов долларов. Из личных средств. Из личных – или из украденных у калмыцкого народа (или еще где) – вопрос, конечно, обсуждаемый, но для шахматистов (и для шахмат) не релевантный. Главное, что сопоставимых денег  взять больше неоткуда. Или, скажем так, было неоткуда вплоть до самого недавнего времени.

Потому что, с одной стороны, деньги у Илюмжинова, похоже, заканчиваются, а главное, окончательно пропала охота их тратить, и, соответственно, он все чаще прибегает к еще более мутным источникам финансирования (чемпионат мира в Ливии; матчи претендентов в Баку, к приезду в который хотят принудить претендента-армянина), а с другой, деньги на шахматы неожиданно нашлись в другом месте, – и местом этим, разумеется, стала Россия.

Деньги потекли в российские шахматы с тех пор, как федерацию возглавил вице-премьер Жуков (кандидат в мастера), и превратились в полноводный поток с тех пор, как Жукова сменил Дворкович (сын известного околошахматного деятеля, ныне покойного). Деньги, понятно, не бюджетные – но кто же из спонсоров откажет в просьбе вице-премьеру или помощнику самого президента? Как учит, слава богу, не играющая в шахматы Юлия Латынина каждый пожертвованный таким образом рубль оборачивается для жертвователя тысячной, а то и миллионной прибылью. При этом ни Жуков, ни Дворкович, будучи людьми сильно занятыми, оперативным руководством российскими шахматами не занимались, перепоручив его исполнительному директору Александру Баху – крепкому перворазряднику с полувековым стажем и столь же давнему личному другу Карпова.

А потом прошел указ о запрете на руководство спортивными федерациями госслужащим высшего ранга – и Дворкович с Жуковым (как, впрочем, и многие другие в аналогичном положении) плавно перетекли во вновь созданный наблюдательный совет. Но деньги-то в шахматы приносят именно они. И поэтому чувствуют себя в полном праве игнорировать мнение чемпионов мира (Карпов с Каспаровым теперь выступают в связке; им вроде бы удалось заручиться  поддержкой и юного норвежского гения Карлсена) и без зазрения совести оскорблять их публично. И все опять-таки далеко не так просто.

                  Интрига против президента?

Рассмотрим мотивацию сторон. Почему хочет остаться президентом ФИДЕ Илюмжинов? Это как раз понятно. Шахматным президентством он подкрепляет свое шаткое во многих отношениях правление в Калмыкии; а в самом прискорбном для себя раскладе вправе надеяться как руководитель международной спортивной организации на некий аналог дипломатической неприкосновенности. Такая овчинка стоит выделки. Кстати говоря, недавно скончавшийся Кампоманес был у себя на родине изобличен в экономических преступлениях и не сел в тюрьму только по состоянию здоровья и в силу преклонного возраста. А Илюмжинов все еще молод.

Почему поддерживают его Дворкович с Жуковым, в общем, понятно тоже. Им, людям вполне довольным собственным положением, страсть как не хочется великих потрясений – хотя бы в игрушечном шахматном королевстве. Кроме того, будучи практиками и реалистами, они прекрасно понимают две вещи: 1) сколько бы нареканий ни вызывало президентство Илюмжинова, но гипотетическое президентство Карпова наверняка окажется еще хуже; 2) если не заставить Илюмжинова снять свою кандидатуру (а он в этом плане послушается разве что Путина), то у Карпова он без особого труда, хотя и со скандалом, выборы в ФИДЕ выиграет.

Со скандалом – потому что ведущие шахматные (и не только шахматные) державы проголосуют за Карпова. А куда более многочисленный «третий мир» – за Илюмжинова. ФИДЕ, указал еще Ботвинник, похожа на ООН, только в ней отсутствует Совет Безопасности.

Почему Карпова поддерживает Каспаров? Ну, не потому же, что тот навестил его в КПЗ, когда нашего великого политика посадили чуть ли не на пятнадцать суток (хотя и поэтому тоже). Скорее, из присущего тринадцатому чемпиону мира духу противоречия и безусловно присущей ему воли к разрушению. Своим уходом из ФИДЕ Каспаров ослабил ФИДЕ, своим уходом из шахмат ослабил шахматы; теперь ему, похоже, хочется добить и то и другое уже окончательно.

Сложнее всего разобраться с мотивацией самого Карпова. В искренность декларируемых намерений обновить и тем самым спасти шахматы верится почему-то меньше всего. Карпов говорит о новых идеях, о новой команде, о новых спонсорах – но нет у него ничего: ни идей, ни команды (кроме все того же Баха), ни спонсоров. Заслуги Анатолия Евгеньевича (как, впрочем, и Гарри Кимовича) перед шахматами неоспоримы, но ведь даже шахматные книги – а их у него десятки, если не сотни – за него пишут «негры»; с энергией у него были проблемы и в молодости, а сейчас ее уже наверняка не осталось.
Карпов вполне мог бы стать почетным президентом ФИДЕ, но президентом работающим? Но президентом, ломающим прежнюю систему, – да, коррумпированную, – и возводящим на ее месте новую, честную и разумную? Нет, не верю.

Не верит, наверняка не верит в это и сам Карпов: он реалист (да и экономист) ничуть не хуже Дворковича. Не верит – а трудится над свержением Илюмжинова, вопреки собственной лености, не покладая рук. Означать это может, на мой взгляд, одно из двух – и мы назовем эти возможности «гамбитом Карпова» и «жертвой Карповым».
Гамбит Карпова (вспомним всеобщую историю предательств, частично пересказанную выше) мог бы заключаться в том, чтобы в определенный момент «уступить» президентское кресло Илюмжинову – в обмен на титул «почетного президента» и, допустим, на что-нибудь семизначное. Причем второе условие будет, разумеется, сохранено в тайне, а сам факт «примирения» подан как единственно спасительный для шахмат. Знаем, проходили.

А вот жертва Карповым и впрямь представляла бы собой нечто новое. Представим себе на минуту, что кто-то (один человек или группа лиц) всячески обнадежил двенадцатого чемпиона мира и загодя (причем с избытком) профинансировал его предвыборную кампанию, заранее просчитав при этом неблаговидную реакцию Дворковича и понадеявшись помощника президента (одного или на пару с Жуковым) тем самым свалить, дополнительно ослабив  и без того не слишком твердо стоящего на ногах президента страны.

Это была бы истинно гроссмейстерская комбинация: «жертва качества с выигрышем темпа», только в данном случае пожертвовали бы не качеством, а Карповым.
Ну, а шахматы – а что шахматы? Скажем спасибо за то, что они вновь оказались в фокусе общественного внимания.

Виктор ТОПОРОВ, фото Павла МАРКИНА








Lentainform