18+

Актер Даниил Спиваковский мечтает сыграть глухонемого

04/06/2010

Даниила Спиваковского можно охарактеризовать одним словом — «чудик». Он играет персонажей, которые не вписываются в окружающую действительность. Но в жизни актер совсем не такой. Он примерный семьянин и восторженный отец. Даниил долгое время не получал наград, хотя много трудился. Успех пришел к нему лишь в прошлом году - актер вернулся домой с «Тэффи». Отпраздновали престижную премию тихо, в кругу семьи, от которой он часто уезжает на съемки. А «чудиков» Даниил продолжает играть. И приехал пробоваться в Питер как раз на такого персонажа.

     Запоздалые открытия
— Вы довольно поздно пришли в профессию. Есть ли роли, из-за возрастного ценза вам недоступные?
— У меня не было жгучего желания стать Ромео. Есть одна мечта: сыграть роль без слов. К примеру, глухонемого человека. Или героя, давшего обет молчания. Или того, кто в силу ранения не может говорить. Вспоминаю фильмы Гайдая «Пес Барбос и необыкновенный кросс», «Самогонщики». Там же тоже практически нет слов. А как здорово получилось! Еще у меня была мечта сыграть академика Ландау. И вдруг мне предложили сценарий про него. А потом еще и наградили «Тэффи» за эту роль.

— Как вы пережили «Тэффи»?
— Во-первых, я номинировался в очень хорошей компании. О чем и сказал со сцены. Игорь Костолевский и Владимир Ильин — замечательные актеры. Во-вторых, я не очень-то верил, что статуэтка достанется мне.

— Почему?

— До «Тэффи» я номинировался на все кино- и театральные и премии. И не получил ни одной. Поэтому, выходя на сцену, был спокоен. А моя супруга Света очень волновалась. Я видел, каким восторгом вспыхнуло ее лицо. Вечером мы премию отметили.

— В жизни вы такой же чудак, как на экране?
— В общем, да. Надо мной иронизируют, меня «подкалывают». Потому что, несмотря на сорок лет, я до сих пор совершаю в жизни открытия. Которые другие давно совершили.

— Ваше последнее открытие?
— Моя дочка Даша, которой сейчас два года. Это мой первый ребенок, она родилась, когда мне было 38 лет. Как видите, все в моей жизни происходит поздно. И сниматься я начал поздно, и в театральный институт поступил после армии, уже учась в МГУ на факультете психологии. И женился тоже поздно. Но я считаю, все верно.

     Любовь в самолете
— У вас с супругой совершенно удивительная история любви. Не хотите ее экранизировать?
— А мне многие режиссеры советуют: напиши сценарий. А история действительно любопытная. Я летел в самолете в Петербург, на съемки картины «Дом на английской набережной». А Света была стюардессой, которая во время полета взяла у меня автограф. Но приметил я ее еще до этого. Не знаю, как назвать мои чувства. Наверное, любовь с первого взгляда. Или внутренний голос что-то подсказал. Я увидел ее глаза и понял: девушка для меня много значит. Естественно, в самолете нам поговорить не удалось: командировочные со своими чемоданами буквально выпихнули меня на трап. Но я знал фамилию командира, ее имя и номер рейса. Через месяц я Свету нашел, стал передавать записки на борт. В результате она откликнулась. Но увиделись мы еще через месяц: Света летала по разным городам, а я много снимался. После первой короткой встречи снова был месяц разлуки. Потом начались эсэмэски и короткие звонки. В какой-то момент я понял, что чувства у нас глубокие. Роман закончился свадьбой и рождением Даши.

— Чей характер у дочки?
— Хулиганка, как и папа с мамой. И она способна на неординарный поступок. Думаю, когда-нибудь Даша сможет круто изменить жизнь: к примеру, уйти из одной профессии в другую, как когда-то я. Найти свою половинку, выпустить шасси и уехать в Москву, как Света.

— И жить с мужем, с которым 18 лет разницы?
— А никто не верит, что у нас со Светой такая разница большая. Внешне это практически не видно. Мы говорим на одном языке. А Дашка нас радует. Это так здорово: наблюдать, как твой ребенок растет, говорит, мыслит. Дочка очень привязана к нам обоим. К сожалению, у меня много гастролей и съемок, поэтому вижу я Дашу реже, чем Света. Но она понимает, что папа должен зарабатывать.

— А вы романтичный муж или прагматичный?
— Я способен на романтику, но нас с женой связывает одно качество: мы не любим необдуманных поступков и необдуманных подарков. Прыгать с парашюта или пройти по перилам моста ради понравившейся девушки я считаю глупостью. А вот понять, что близкому человеку нужна твоя помощь, что стоит просто взять его за руку, чмокнуть в макушку и сказать: «Я с тобой! У тебя есть опора», это важно. Все «фейерверки» быстро забываются. Лучше быть внимательным к близкому человеку ежедневно.

     Амплуа – придурок
— Вы приехали в Петербург на пробы. Что за фильм?
— Полнометражная картина, сценарий которой написал Алексей Козлов. Это моя третья встреча с режиссером. Фильм называется «Три дня с придурком».

— Придурок, соответственно, вы?
— Конечно. Но меня это совсем не смущает. Потому что это комедийная и, я бы сказал, детская история. Живет на свете чудаковатый человек. Он умелец, изобретатель. Возит на машине кур и петухов. И вдруг ему на три дня приходится остаться с мальчишками. Одному шесть, другому девять лет. Они «вожди краснокожих», как у О`Генри. И весь фильм идет дуэль между моим чудаком и этими ребятами. Картина не только про взаимоотношения взрослых и детей, там есть любовь.

— Это у вас не первый чудаковатый герой. В фильме «Мой сводный брат Франкенштейн» вы играете бывшего афганца, вернувшегося в мирную жизнь. Трудно было понять его психологию?
— Это моя первая большая роль. Не скрою, она мне далась нелегко. Мы с режиссером Валерием Тодоровским встречались, разговаривали, он мне что-то объяснял, а я ему. Я делился своими идеями: все-таки у меня два года армии за плечами. И служил я в то время, когда была война в Афганистане. Афганцев выводили и в мою часть, их было 10 человек. И я прекрасно помню, как они себя вели и что чувствовали. Конечно, Франкенштейн – собирательный образ. Мы постепенно нашли для героя определенную пластику, особенности речи, грим, костюм, и дело пошло.

     «Да здравствуют сериалы!»
— Вы играли в продолжении «Утомленных солнцем». Критика ругает этот фильм, вам не обидно?
— С Михалковым здорово работать, хотя у меня было всего два съемочных дня. Я считаю, картина — это огромный серьезный труд. Может, кто-то его и ругает. Но мои коллеги и друзья неактерской профессии воодушевлены картиной. И премьера в Кремле была – полный зал.

— Вы, в отличие от многих актеров, с радостью соглашаетесь сниматься в сериалах. Почему?
— Мне это нравится. Сериалы — замечательный вид телевизионного творчества, который во всем мире популярен. ТВ смотрит гораздо больше людей, чем ходит в кино. В нашей стране — точно. Да и «большого кино» сейчас не так много. И еще: можно замечательно сыграть в сериале, затронуть душу людей. А можно плохо выглядеть в полнометражной картине с большим бюджетом, которую вскоре забудут. Надо честно работать, вот и все. Валерий Тодоровский очень точно сформулировал: «Кино — это история, рассказанная в один вечер, а сериал — в несколько вечеров».

 — В одном из интервью ваша первая супруга жалуется на ваш трудоголизм и на невнимательность к семье из-за этого. Ей есть что возразить?
— Я не помню, как оно тогда было. Нынешнюю жену Свету я встретил в 36 лет. Я был уже взрослым, состоявшимся артистом и финансово независимым человеком. И поэтому я привел ее в свой дом. А про первую жену скажу так: это мое прошлое. Я его помню. Это мой опыт, который меня обогатил.

— Как вы проводите редкие выходные?
— С семьей, у себя дома. Потому что я очень мало там бываю. У нас еще есть дача в Подмосковье. Там прекрасный воздух, летом жена с дочкой на даче живут. Кстати, Даша и Света часто ездят в экспедиции и на гастроли со мной. Особенно если это интересные поездки за границу.

— А СМС продолжаете с женой друг другу писать?
— Да, это эпистолярный жанр нашего времени. Если бы Онегин и Татьяна жили сегодня, они бы точно переписывались СМС.

Беседовала Наталья Черных, фотография с сайта vminsk.by