16+

Как мы гуляли с Вахмистровым по Царскому селу

28/06/2010

Как мы гуляли с Вахмистровым по Царскому селу

Второй человек в городском правительстве, глава администрации губернатора Александр Вахмистров уходит в отставку. Продолжит традицию Владимира Яковлева – тот завершил карьеру в Смольном празднованием трехсотлетия города, Вахмистров – Царского Села.


           Из 16 лет чиновничьей карьеры почти 10 последних Вахмистров руководил всем строительством в городе, заслужив уважение строительного бизнеса и нелюбовь защитников старого Петербурга. В один из своих последних дней в Смольном он поехал осматривать юбилейные пушкинские стройки и позвал  Online812 напоследок погулять на свежем царскосельском воздухе.
 
Во главе толпы районных чиновников Александр Вахмистров встретил нас у главной юбилейной царскосельской стройки – собора святой Екатерины, который восстанавливают по историческим чертежам на историческом месте, где в промежуточный исторический период стоял памятник Ленину. Который очень кстати взорвали неизвестные лет 5 назад.
– Немного храм Христа Спасителя напоминает, – сказал я, кивнув головой на собор.
– Ну да, – ответил вице-губернатор. – Это тот же архитектор, а московский храм был построен по образцу этого.
– Я не столько про архитектуру. Турки строят муляжи святой Руси за полчаса, как у Гребенщикова.
– Ну, не за полчаса. Я считаю, что это правильно – восстановить разрушенный храм

Я напомнил вице-губернатору, что памятник Ленину тоже восстановлен и стоит где-то рядом. Александр Вахмистров про памятник не знал и пошел выяснять у районных чиновников. Чиновники пояснили: не восстановлен, а построен заново.
– Вот, – продолжал я антикоммунистическую пропаганду, – где же логика: одновременно строить храм и ставить памятник Ленину?
– Это наша история.
– В которой вы не хотите расставлять акценты, разделяющие добро и зло.
– Большой храм в центре и стоящий неизвестно где памятник Ленину – разве это не акценты? К тому же есть люди, относящиеся к нему с уважением.
– А есть еще ветераны Вермахта, которые с именем Гитлера на смерть шли.
– Ну, Ленин не осужден Нюрнбергским трибуналом.

Я не знал, что возразить. Мы перешли через площадь, и Александр Вахмистров пошел осматривать новый Дом молодежи, переделанный к юбилею из старого кинотеатра.
– А какие вы любите архитектурные объекты в Петербурге – старые и новые?
– Одного любимого здания нет, – сказал Вахмистров, – я люблю Петергоф, в котором учился и жил в общежитии. Не столько фонтаны сами по себе, сколько именно весь город. А из новых – вантовый мост, Ладожский вокзал в проекте нравился, но потом стало понятно, что пассажирские потоки плохо организованы. Здание на Итальянской улице за памятником Тургеневу – никто не может определить, что это новодел. Значит, хорошо сделано.
– А любимый современный архитектор?
– Я за 16 лет своей работы никогда никого не выделял, никогда не вмешивался в архитектуру, хотя теперь думаю, что зря. Много плохих зданий появилось.
– Какие, например?
– Многие.
– Ну все же.
– Ну вы хотите, чтобы я вам привел пример Новой биржи?

Тем временем на микроавтобусе в большой компании районных деятелей мы приехали к будущему дворцу бракосочетаний, отобранному у военных и отреставрированному к юбилею. Александр Иванович был явно доволен увиденным. В центральном зале он рассказывал 100ТВ, что, если бы был молодым, обязательно ходил бы в Екатерининский собор, новый молодежный дом и женился в новом Дворце бракосочетаний. А я смотрел на позолоченный герб, прибитый к стене прямо поверх полупрозрачной занавески, закрывавшей заделанное окно, и думал, кому пришло в голову такое гениальное дизайнерское решение.

Потом мы вышли из дворца и поехали дальше. Дэпээсная машина сопровождения, включив мигалку, выехала на встречную полосу, объезжая пробку, и наш микроавтобус поехал за ней.
– Вот все-таки нехорошо это – с мигалкой по встречке, – сказал я.
– Это вопрос экономии времени. Хотя я, конечно, понимаю, что каждому свое время дорого.
– Когда сам стоишь в пробке, а тут кто-то включает мигалку и в объезд едет – ужасно раздражает.
– Ну тут же милицейская машина с мигалкой едет, она не должна раздражать, – успокоил меня Александр Иванович, – а то, что сзади наш микроавтобус, не всякий и заметит.

(Справедливости ради надо сказать, что из Пушкина машина вице-губернатора ехала без сопровождения и без мигалки.) В автобусе Вахмистров рассуждал об архитектуре и архитекторах.
– Вся беда в том, что наши проектировщики бесхребетны. Сколько им застройщик  велит впихнуть квадратных метров, столько и впихнут, не заботясь, как это будет выглядеть. Вместо того чтобы сказать: нет, такое я проектировать не буду.
– Ну так а вы куда смотрите? КГА же имеет право любой проект завернуть.
– И что – чиновники будут архитектурой заниматься? Это еще хуже. Все должно регулироваться законом. Мы вот приняли Генплан, ПЗЗ и закон о зонах охраны – я считаю, что это очень важный шаг.
– Так вы же сами его и нарушаете. Вот метро «Горьковская» – посреди охранной зоны новую станцию построили. Хотя новое строительство там категорически запрещено.
– Это не строительство, а реконструкция. К тому же мы под «Горьковской» кусок охранной зоны вырезали.
– Так любой дом можно снести, оставив один кирпич на фундаменте, потом заново отстроить и сказать, что это реконструкция. И с подстанцией на Фонтанке вы точно так же поступите, хотя ее панорама с реки тоже охраняется.
Вахмистров устало вздохнул.
– Я считаю, что все должно быть по закону.
– Это точка? – спросил я.
– Да.

К этому моменту мы уже вышли из автобуса и, распрощавшись с районной свитой, сидели на лавочке на бульваре. На другом конце лавочки сидел местный житель, который поинтересовался у нас, знаем ли мы депутата Озерова, который раньше играл в волейбол (или баскетбол, тут я могу перепутать), а теперь не играет. Озерова мы знали, про волейбол/баскетбол – нет. Местный житель подсел к нам поближе.
– А вы как думаете – сколько жителей должно быть в Петербурге?
– Пять миллионов, – уверенно ответил вице-губернатор.
Ровно столько написано в Генплане.

Я попытался передать вице-губернатору свою тревогу, что Петербург, в котором ежегодно строится по 2 миллиона квадратных метров («в прошлом году было три»,  -поправил меня Вахмистров), скоро лопнет. Или будет расти, намыв за намывом, пока не упрется в дамбу. Вице-губернатор заметил, что шутку про строительство канала от дамбы до порта и засыпания всей остальной территории знает. То, что в Смольном шутят подобным образом, меня немного напугало. Но идея сократить жилищное строительство в городе и расселять всех желающих в область Вахмистрову не близка. И он даже не знает, как объяснить мне, что город должен развиваться. Тема была закрыта.
– А вот вам не жалко уходить? Все-таки – это почти дело всей жизни.
– Обычно из власти не уходят, да?
– Да.
– Надо уходить самому. И есть те, кому это не нравится, потому что я подаю пример. Но меня не интересует административная карьера – я тут посчитал, что меня 8 раз звали в Москву и один раз – губернатором в другой регион. Не соседний.
– В ЛСР время для рыбалки будет больше?
– Конечно.                 

Станислав ВОЛКОВ








Lentainform