16+

Куда пропал знаменитый парусник «Штандарт»?

02/07/2010

Куда пропал знаменитый парусник «Штандарт»?

25 июня исполнилось десять лет со дня первого плавания парусника «Штандарт». Но юбилей корабль отмечал в изгнании, в немецком Киле. Вернуться в родной Петербург фрегату нет никакой возможности. Даже на «Алых парусах» в этот раз его заменял шведский бриг. Почему так получилось, рассказал капитан «Штандарта» Владимир Мартусь.


           Перед «Алыми парусами» вице-губернатор Алла Манилова сообщила, что петербургский парусник от приглашения участвовать в празднике отказался. «В этом году руководство «Штандарта» не подготовило никаких технических документов и фактически отказалось вести с нами переговоры», – пояснила чиновница. Однако, по словам капитана Владимира Мартуся, получается, что это не они отказались от приглашения, это их так приглашали.
«Штандарт» был спущен на воду в сентябре 1999 года. Корабль – точная копия фрегата Петра I. Он построен по чертежам трехсотлетней давности, и его трудно вписать в действующие нормативы. Например, команда парусника состоит из 30–35 человек, но зарегистрирован он в инспекции по маломерным судам (ГИМС), а значит, на борту должно быть менее 12 членов экипажа.

– Выход на «Алые паруса» с экипажем меньше 12 человек был просто нереален. А если бы было больше, то и в этом году начались бы очередные нападки, суды. Я устал от них, – объясняет Владимир Мартусь. – Мы просили от города гарантий, что администрация поможет решить этот вопрос на уровне Министерства транспорта, чтобы «Штандарт» мог ходить с тем экипажем, который нужен для управления парусами. Город на эту просьбу ответил молчанием.

Хотя раньше, по сведениям Мартуся, за корабль просили и губернатор, и спикер ЗакСа. Но, кажется, и этот административный ресурс уже исчерпан.

Проблемы у «Штандарта» начались в 2007 году. Тогда его волевым решением сняли с регистрации в ГИМС. Мартусю удалось добиться восстановления через суд. В Морской и Речной регистры парусник тоже не принимают.

– В Речном регистре нас зарегистрировали в 2007-м, но с такими ограничениями, что мы не могли выходить в море, позже пришлось выйти из этого регистра. А в Морском регистре мне сказали, что у них нет специалистов по деревянным судам, все умерли. Последние правила датированы 1944 годом, новых нет, а действуют ли старые, никто разбираться не стал, – недоумевает капитан. – Мне дали понять, что проще этот «Штандарт» разобрать, построить такой же железный, и только тогда мы получим одобрение.

В Петербурге парусник «кошмарят» – не так устроена система пожаротушения, не там проложены провода, не те лампочки по бортам. И формально чиновники правы, но только фрегат – не современный катер.

– Мы выиграли пять дел в суде, доказали, что претензии были необоснованны. Но в 2007-м, когда вернулись из плавания на зимовку в Петербург, нас в полночь встречали пять комиссий из разных проверяющих структур. А в 2009-м после «Алых парусов» и вовсе «заперли» между мостами, запретили возвращаться к месту стоянки, передвигаться без буксира, – вспоминает петербургские злоключения Владимир Мартусь.

В августе 2009-го он принял решение уходить из недружественных вод. Выполняя предписания, нанял буксир и с его помощью доставил корабль в финскую Котку. С тех пор в России «Штандарт» не появляется. Он курсирует между Данией, Германией, Финляндией, Польшей, Норвегией, Голландией. Петербурга даже в планах нет.

– Как я понял, все наши проблемы упираются в начальника Северо-Западного управления государственного морского и речного надзора Дмитрия Атлашкина. Мне кажется, у него глубокая личная неприязнь к «Штандарту», – считает Мартусь.
Еще в 2007-м Атлашкин назвал парусник «грудой гнилых дров». В очередном суде команда доказала, что это не так. Доброе имя было восстановлено, а пять тысяч рублей, присужденные в качестве компенсации, по словам Владимира Мартуся, чиновник им так и не заплатил.

– Откуда эта ненависть, не совсем понятно. Возможно, дело в том, что Атлашкин пытался лоббировать в свое время парусник «Юный балтиец». Чтобы тот шел под алыми парусами, нужно было устранить «Штандарт», – рассуждает капитан «Штандарта».
«Юный балтиец» – это корабль Дворца творчества юных. Он меньше «Штандарта». И в 2008-м в качестве символа общегородского выпускного по сравнению с фрегатом смотрелся довольно скромно. В 2009-м капитана Грея снова «привез» «Штандарт».
– Я хорошо отношусь к «Юному балтийцу». Но попытка его капитана и команды следовать всем правилам Речного регистра привела к тому, что подростков не выпускали за границу. В море на Балтике они за сезон провели всего 20 дней. В дальнем плавании корабль был последний раз больше десяти лет назад. С тех пор он привязан к Маркизовой луже, – рассказывает Владимир Мартусь.

Такой судьбы своему «Штандарту» капитан не хочет.
– Стоять у стенки – кому это интересно. В Петербурге и без того кораблей-кабаков хватает, – говорит Мартусь.

Незадолго до «Алых парусов» Дмитрий Атлашкин заявил, что «фрегат «Штандарт» не соответствует большинству международных конвенций в области мореплавания, участником которых является наша страна, и практически всем национальным нормам морского и речного транспорта». По словам чиновника, «за пределами территориальных вод России судно не может ходить, так как не получило документов, подтверждающих его соответствие международным стандартам безопасности, ответственность за соблюдение которых несет перед ООН государство флага, то есть Россия. Во внутренних водах нашей страны оно также не имеет права перемещаться, поскольку не соответствует национальным требованиям к речным судам».

Но вопреки начальнику регионального Управления Госморречнадзора «Штандарт» ходит по заграницам, да еще как.
– Мы ходим как спортивное судно. Всем заграничным организациям достаточно судового билета, выданного российской общественной организацией – Всероссийской федерацией  парусного спорта. Плюс этот документ подтвержден отсуженной государственной регистрацией в ГИМСе, – уверенно заявляет Мартусь. – Более того, мы не раз приглашали на борт инспекторов иностранных контролирующих органов, и они говорили, что все у нас нормально: и системы пожаротушения, и спутниковая навигация, и двигатель, и водоотводные системы.

Во многих европейских странах в отличие от России есть отдельные правила для исторических судов. Их оценивают специальные комиссии, понимая особенности реконструированных рыбацких лодок или кораблей викингов.

– В Европе ценят историю, ценят «Штандарт». И нам уже поступили предложения из Норвегии, Голландии и Англии зарегистрироваться в их стране, – сообщил капитан пока еще российского парусника. 

До злополучного 2007 года «Штандарт» несколько лет благополучно плавал по морям, участвовал в регатах и «Алых парусах».
– Нас упрекают, что мы берем деньги за участие в городских праздниках, якобы город и так корабль построил, а мы, наглецы, еще чего-то требуем. Так вот: «Штандарт» полностью был построен на средства спонсоров и волонтеров. Пожертвование города, к сожалению, ограничилось 7 тысячами долларов. Еще Владимир Яковлев перед спуском пожертвовал. А сами мы собрали 1,5 миллиона долларов. Плюс шесть лет бесплатной работы 100–150 волонтеров.

Сейчас «Штандарт» выживает за счет спонсоров и пожертвований простых европейцев, которые приходят на экскурсии.
– Так как мы зарегистрированы в России, то не можем получить разрешения иностранных комиссий и не можем вести коммерческую деятельность за рубежом. А без доходов нам не на что жить. Мне очень обидно, но в ближайшую неделю мне придется принять непростое решение и сменить флаг. Я не могу бросить парусник или вернуться в Петербург, чтобы он сгнил у стенки, – заявил капитан.

Мартусь уже практически готов принять предложение одной из европейских стран. И петровский фрегат, вероятно, со дня на день сменит гражданство. Тогда в Петербурге «Штандарт» точно не увидят.

– Если мы придем в Россию как иностранное судно, нас обдерут как липку. Портовые и другие сборы для иностранцев очень высоки. С похожего парусника за вход и выход взяли недавно 7 тысяч евро. Да и с территории порта мы не сможем выйти, – рассказывает Владимир Мартусь.

По закону суда из других государств могут проплывать в Петербурге дальше Благовещенского моста только с особого распоряжения правительства города. По- видимому, подобное разрешение было выдано шведской бригантине «Три короны», которая заменила «Штандарт» в этом году на «Алых парусах». То есть принять правила для российских исторических судов правительство не может, ему проще привечать иностранцев.                 

Елена МИХИНА








Lentainform