16+

Что умеют делать на отечественном ТВ

13/07/2010

ВИКТОР ТОПОРОВ

Головой играют не только в футбол, но и по телевидению. Причем по телевидению играют головой плохо. 2 июля, в 23.00, по НТВ прошла программа «Конец русской литературы?» из цикла «НТВэшники», прошла на фоне столь же скучного (кроме феерической концовки) четвертьфинала Уругвай - Гана.


       В литературной передаче попеременно солировали «блондинка» (некая Лена Ленина), «брюнетка» (детективщица Полина Дашкова) и «мачо» (литературный чиновник Иван Переверзев, воюющий с писателями и в основном с писательскими потомками за переделкинские  дачи и регулярно обвиняемый ими же по многим статьям УК, самая мягкая из которых тянет лет на десять строгого режима). Все они говорили, естественно, о том, что со словесностью у нас все тип-топ.

Им оппонировали косящий под бурного гения Михаил Веллер, косящий под нестяжателя Александр Кабаков и косящая под доктора филологических наук и ведущего литературного критика Наталья Иванова.  В основном помалкивали коммерчески успешные Сергей Минаев (он автор передачи) и Эдуард Багиров; все присутствующие корчили друг другу страшные рожи, а Иванова попыталась было даже согнать Веллера со скамьи изряднопорядочных на скамью нечестивых, но он вцепился в нее (в скамью) зубами. Ни с того, ни с сего завели разговор о литературных «неграх», явив миру хромую (с  тросточкой), косоглазую и страдающую нервым тиком «негритянку», по-видимому, поддельную. По первой профессии она оказалась патологоанатомом.

13 лет назад я участвовал в записи подобной передачи на Литераторских мостках Волковского кладбища вместе с Эдуардом Лимоновым и двумя земляками. Эдуард Вениаминович тогда, помнится, утверждал, что русская литература уже отошла в мир иной, тогда как оба земляка-строчкогона прямо-таки лучились профессиональным оптимизмом. Где они сейчас – и где Лимонов? Впрочем, и та давнишняя передача оказалась, увы, столь же бессмысленной – ну, не умеют у нас на телевидении про литературу; не умеют и никогда не научатся.

А про что умеют? Самый успешный канал – а это все то же НТВ – умеет про кровь и грязное белье (и это ноу-хау сейчас – пока, правда, без особого успеха – осваивает РЕН-ТВ). То ли дело былое – времен Гусинского – НТВ, – вздыхает самая известная наша телеобозревательница Ирина Петровская. Столько свободы – и никакого хамства; взять хоть тех же «Кукол»! И какую свободу разрешал нам всем тогда дедушка Ельцин! Помните, как он срезал генпрокурора Ильюшенко, обидевшегося было на один из сюжетов в «Куклах»? Я, говорит, терплю – и вы, ничего, потерпите.

Про Петровскую как-нибудь в другой раз отдельно. На мой взгляд, в такого рода телекритике  пошлости не меньше, чем в каком-нибудь «Аншлаге», только это другая пошлость – псевдоинтеллигентская. А вранья – не меньше, чем в программе «Время». Взять хоть сюжет с якобы никому никогда не хамившими «Куклами».

А как, интересно, насчет Крошки Цахеса, в образе которого в «Куклах» предстал Путин (из-за чего передачу, собственно говоря, потом и закрыли)? А как насчет регулярных – антисемитских – наездов на Жириновского? Как, наконец, насчет Березовского?

Напомню (а младшему поколению объясню) ситуацию второй половины 1990-х. Березовскому принадлежало ОРТ (нынешний Первый), а Владимиру Гусинскому – НТВ. Двое олигархов отчаянно воевали друг с дружкой, ненадолго помирившись (чисто формально) лишь на период «семибанкирщины» в 1996 году. Воевали и принадлежавшие им телеканалы.

И это были феноменально гнусные войны. Скажем, в один момент, когда вполне реальными стали президентские перспективы Евгения Примакова (на которого сделал ставку Гусинский), Сергей Доренко «разоблачал» выдающегося государственного деятеля как якобы немощного и смертельно больного старца и показывал телезрителям рентгеновский снимок его берцовой кости.

Не отставало и НТВ. В каждом из  нескольких прошедших друг за другом выпусков «Кукол» тем или иным, но непременно унизительным способом убивали куклу, изображающую Березовского.  Это был еженедельный сеанс  черной магии – и Гусинский, разумеется, прекрасно понимал это. А понимал ли автор «Кукол» Виктор Шендерович? Не знаю.

И уж тем более не знаю, что творилось в голове у Шендеровича на отчетной неделе, когда он разразился (в электронном «Ежедневном журнале») такой сентенцией: «…Когда здесь начнется «бишкек», я не знаю, но – за неимением других форм обратной связи – хочется, чтобы именно в этот момент все эти ребятки с корочками (со всем руководством своей корпорации) не оказались отъехавшими на Лазурку».

Когда Шендерович называл Путина Крошкой Цахесом, он мог в пылу вдохновения позабыть про ростомер. Когда изображал карикатурным евреем Жириновского, мог позабыть посмотреть в зеркало. Когда ритуально убивал «Березовского», делал это по заданию Гусинского. Когда издевался над «человеком, похожим на генпрокурора», еще не успел вступить в интимную связь с матрасом на конспиративной квартире у Кати Муму...

Но, стращая «руководство корпорации» здешним «бишкеком» (то есть массовой резней инородцев), он каким местом думает? Даже если мы абстрагируемся от кровожадности этого пожелания, все равно непонятно, каким местом думает Шендерович о своей судьбе, о судьбе жены, о судьбе дочери в гипотетической «бишкекской» Москве? Или сам надеется при таком раскладе улететь на Лазурку? 

Ну, а вообще-то, кроме футбола, и впрямь смотреть нечего. Да и то лучше – возобновившееся домашнее первенство (чемпионат Госстраха), – чтобы не слишком расстраиваться нежелательными сравнениями. Вот прикупим Бухарова, приценимся к Снайдеру, возьмем в аренду Вилью и Мюллера – и, глядишь, обыграем «Аланию» и «Сибирь»!      

ранее:

Все, что вам нужно знать про ЮАР

Cтоит ли читать новый роман Михаила Елизарова?
Грозит ли нам забастовка писателей?
Правильно ли, что «Национальный бестселлер» достался Эдуарду Кочергину?
Cовременный кинодетектив мутирует
Почему никто не читает «толстые» журналы
Антисемитизм и его брат-двойник
Может ли российский интеллигент сотрудничать с государством?
Почему народ не пошел смотреть «УС-2»











Lentainform