16+

«Среди призванных этой весной ребят уже есть погибшие»

19/07/2010

ЭЛЛА ПОЛЯКОВА

Здравствуйте, уважаемые читатели! В сегодняшнем блоге мне хотелось бы подвести итоги весеннего призыва`2010. Несмотря на официальные отчеты военкоматов, сказать, что он прошел благополучно, нельзя. В ходе призыва были грубейшие нарушения прав человека, как процедурные, так и нарушения прав на здоровье молодых людей. Уже в июле более 20 военнослужащих, только что призванных, обратились к «Солдатским матерям» за помощью.


       В весенний призыв, точно так же, как и в осенний, было множество облав и попыток незаконно призвать молодых людей, имеющих ограничения по здоровью. К примеру, этим летом пытались призвать практически слепого молодого человека. Его, по-сути, обманом пригласили на Загородный пр., 54 (сборный пункт и городская призывная комиссия), там закапали ему капли в глаза, и записали, что у него нормальное зрение. Другое обращение меня просто поразило. Нам позвонила мама-инвалид, она одна воспитывала двоих сыновей-близнецов. Одного признали негодным, а второго – с ограничениями. В результате второго брата призвали прямо в процессе оформления гражданства Финляндии, где проживает их отец. То есть в армию призвали уже не гражданина России! Другого молодого человека забрали прямо из паспортного стола. Видимо, паспортная служба сотрудничает с призывной комиссией. Еще одного 25-летнего выпускника музыкального училища, сняли прямо с самолета в Германию и попытались отправить служить (вместо дирижирования оркестром).

В военкоматах создавались незаконные тюрьмы, в которых по ночам удерживали призывников. Случай, произошедший в Василеостровском военкомате 2 июня, вызвал большой резонанс. Художник Антон Юдин ужинал дома. К нему пришли люди из военкомата, и увели его с собой. Зачем он вообще с ними пошел – это другой вопрос. Он мог этого не делать. В военкомате его поздно вечером заперли в коридоре и насильно там удерживали якобы до возвращения начальства. Его мама связалась с нами, и мы начали принимать меры: вызвали милицию, сообщили об этом во все инстанции, как полагается, и наши сотрудницы прибыли на место. Увиденное там просто повергло в шок… К маме Антона и нашим сотрудницам вышли две дамы, находившиеся в нетрезвом состоянии. Они заявили, что «помещение военкомата является частной собственностью, и вы не имеете права здесь находиться»! Все это было снято на видео, которое можно посмотреть в Интернете. Несколько часов вызванная нами на помощь милиция не могла вызволить этого молодого человека, но потом общими усилиями все-таки это удалось. На следующий день какие-то граждане, независимо от нас, провели перед зданием военкомата пикет в знак протеста.

Вскоре после этого меня вызвали в прокуратуру. Я потребовала официальную повестку, и в конце концов ее добилась. Первое, о чем меня спросила сотрудница прокуратуры, было: «чем занимается ваша организация?». Я очень удивилась и поинтересовалась, как давно она работает на этом месте. Видимо, этим вопросом они хотели просто заткнуть нам рот, сбить с толку. Оказалось, городской военкомат подал жалобу на наши действия, якобы мы организовали незаконный пикет. Я начала объяснять, что к акции граждан мы не имеем никакого отношения, но ее приветствуем, и наше общение с военкоматом тогда заключалось исключительно в освобождении Юдина из незаконного заключения, по факту чего прокуратура уже ведет расследование. Беседовавшая со мной сотрудница прокуратуры сказала, что это ее не интересует, и она занимается исключительно акцией. Причина публичного выражения недовольства граждан ее не волновала. В результате длительных переговоров мне удалось ее убедить, что необходимо учесть суть происходившего в военкомате накануне ночью, чтобы картина получилась полной.

К сожалению, из всей массы незаконно призванных молодых людей спасти нам удалось единицы, тех, кто своевременно обратился за помощью. Но есть и положительная тенденция, которую мне хотелось бы отметить. На сегодняшний день 14 молодых людей судятся с призывными комиссиями. Это значит, что молодые люди хорошо осознают свои права, ценят себя и российские законы. Вообще, такое ощущение, что у нашего чиновничества выработался устойчивый правовой нигилизм. Как будто бы оттого, что сотрудники военкоматов, сняв 1 декабря погоны, перестали опасаться контролирующих органов вообще. Недавно мы были в Петрозаводске, в маленькой военной части, где в основном служат молодые люди из Санкт-Петербурга. Один из них признался, что у него было 7 сотрясений мозга!!! Как он вообще оказался в армии? Это беда многих призывников – они просто не знают о своих правах, а должностные лица этой неграмотностью пользуются.

Я уже не раз заявляла, что план этого призыва был сильно завышен – ведь мы подошли к демографической яме. К сожалению, и к военным специалистам, и к нам представители генштаба не прислушиваются, и задают цифры «плана» нереальные. А последствия бездумного поголовного призыва уже сказываются. Это не только те молодые люди, которые уже попали в часть и теперь пытаются комиссоваться по состоянию здоровья. Среди призванных в весенний призыв ребят уже есть погибшие. А только что в Каменке произошла очередная трагедия. Из-за обрушения стены погиб молодой человек из Великого Новгорода, призванный только в июне. Еще трое находятся в больнице с тяжелыми травмами.

Из-за всех этих случаев у меня складывается ощущение, что сегодня идет настоящая война. Мы боремся за права и здоровье молодых мужчин, за генофонд России. Ведь именно молодые люди определяют будущее России. А вот за что сражаются наши оппоненты, для меня остается загадкой. За беззаконие? За коррупцию? За безнаказанность? Почему призыв происходит с таким количеством нарушений? Почему молодым людям элементарно приходят неправильно оформленные повестки? Почему бездействуют призывные комиссии? Почему врачи не фиксируют очевидные заболевания? Почему, почему… А потом начинаются страдания в армии: пытки, смерти, потеря душевного и физического здоровья, криминализация сознания, привычка к насилию…

На днях мы с моей коллегой Светланой и вместе с представителями общественной палаты, членами НКО (наблюдатели за местами заключения) посетили дисбат (дисциплинарный батальон) в Нижегородской области. Вот это ужас! Просто настоящий концлагерь для солдат, кстати, только для солдат! Для офицеров такого нет! Явная дискриминация! В дисбат попадают многие молодые люди, которые были избиты и обратились за помощью. Если им не встретились правозащитники, то часто это заканчивается очень печально. Молодые люди, вынужденно оставившие часть, обращаются к военным: следователям, прокурорам, а те не видят жертву, не умеют защищать, и – жертву делают виновной. В результате юношу могут осудить на срок до двух лет. Опять же, если неправильно действуют. Мы рекомендуем в подобной ситуации официально письменным заявлением заявить о нарушенных правах (кем, когда, были ли свидетели, почему не обеспечило командование защиту, какие последствия и т.д.). На нашем сайте www.soldiersmothers.ru наш юрист Виктор Андреев методично расписал план законных действий в разных ситуациях. И на наш взгляд, незаконно призванного или жертву нельзя возвращать в армию. Необходимо комиссовать и реабилитировать.

Во время нашего визита в дисбат на улице стояла жара за 30 градусов. Некоторые говорили, что на солнце – все 39. То, что я увидела, было просто чудовищно. Призывники в форме и кирзовых сапогах копошились под сеткой в груде кирпича. Незаконно призванные, несправедливо осужденные, они трудились как рабы… А потом общественность удивляется, откуда у нас столько суицидов, почему мужчины пьют, а семьи рушатся? Мы ставим самую перспективную часть населения под удар. Наши мужчины живут очень недолго, и здоровье многих было подорвано как раз в армии в молодые годы.

Сказать, что после окончания весеннего призыва у нашей организации будет передышка, нельзя. Каждый новый призыв обостряет отношения в частях. У многих молодых людей в состоянии стресса обостряются хронические заболевания, поэтому работы у нас много. Помимо непосредственной помощи призывникам мы проводим постоянный мониторинг нарушений прав человека в связи с военной службой, выступаем на совместных заседаниях военных и правозащитных организаций, инициируем проверки в частях и военкоматах. Недавно мы сделали большой независимый доклад, в котором упомянули все – и незаконный призыв, пытки, участие призывников в войне в Южной Осетии (доклад охватывал период за 1,5 года). Мы предоставили его уполномоченному по правам человека Владимиру Лукину, министру обороны, главной военной прокуратуре. Отправили Президенту, губернатору – всем, кому стоит обратить на это внимание. Мы все время звоним в колокол. Общество должно видеть реальность этих проблем и тогда будет правильно принимать решения. Мы считаем, что отмена призывной системы комплектования вооруженных сил, несомненно, оздоровит и армию, и гражданское общество, и коррупцию уменьшит. Т.е, мы требуем проведения реальной военной реформы.

Из приятных событий этого месяца мне хотелось бы отметить поездку в Париж, куда нашу и еще 10 российских правозащитных организаций пригласили «Репортеры без границ» и мэрия Парижа. В центре Парижа, на главной площади перед мэрией стоял шатер, в котором были представлены фотографии, документы. Три дня мы говорили о том, что реально происходит в России. Это был интересный конструктивный диалог. Одно из самых яркий впечатлений на меня произвели молодые антифашисты, которые за одну ночь нарисовали огромную копию «Герники» Пикассо. Также в Париже я познакомилась с русски-ми писателями и побывала на презентации книги об Александре Галиче. Я узнала много интересного, того, о чем никогда не узнала бы в России.         

ранее:

«Людей держат в страхе перед армией, чтобы они откупались»
«Если увеличат призывной возраст, молодежь не захочет учиться»
Для солдата армия – тюрьма. Кто же выпустит заключенного из камеры?
Контрактники из Средней Азии терроризировали солдат
О трагедии в Каменке и начале весеннего призыва








Lentainform