16+

Почему японцы не любят иностранцев?

20/07/2010

Почему японцы не любят иностранцев?

На днях в самом центре Токио я стал свидетелем интересного случая. Ранним субботним утром у входа на станцию «Сибуя» дрались двое иностранцев. Как выяснилось, что-то не поделили американец и австралиец. Метрах в десяти от них стояли двое полицейских и, не двигаясь с места, спокойно наблюдали за происходящим. В конце концов дерущихся разняли случайные прохожие. Полицейские же спокойно развернулись и ушли.


        В тот же день я спросил знакомую японку, в чём дело. Немного подумав, она ответила: «Не понимаю, зачем им было вмешиваться? Это иностранцы, и пусть они решают свои вопросы сами».

Почему так? Виной и незнание английского языка, и традиционно опасливое отношение к приезжим. Глубоко в японской душе кроется недоверие к иностранцам, которое никак не побороть. Проявляется оно скорее подсознательно. В транспорте многие предпочитают не садиться с приезжими рядом, часть же при первой возможности переходят на освободившееся место, если уже оказались по соседству. Не подумайте, что это делается демонстративно, намеренно. Скорее автоматически. Уровень осознанности при этом не больше, чем когда почёсываешься. Первое время это раздражает, но потом привыкаешь. А в час пик даже начинаешь радоваться этому «бонусу».

Упаси бог сказать, что это расизм. Японец пойдёт пятнами и, задыхаясь от волнения, станет рассказывать, что ничего такого нет и все равны. Однако всё же не в равной степени. В январе 2006 года в ООН был заслушан доклад о расовой дискриминации в Японии, где было доказано, что она существует. Причём в самых разнообразных формах. Иностранцы и мигранты были выделены в нём в отдельную группу, помимо нацменьшинств и населения бывших колоний (корейцев и китайцев). Японии же были даны рекомендации по её устранению аж в 97 пунктах.

Гайдзины и чужие
По данным Минюста Японии на конец 2008 года, в стране на законном основании проживало чуть более 2,2 млн иностранцев (1,74% от населения страны). Больше всего, разумеется, в столице — 402 тыс. человек. Однако это официальные цифры. На самом деле приезжих больше. Неучтённые — это, как правило, нелегальные иммигранты и те, кто остался в Японии после окончания визы. Однако из какой бы страны они ни приехали, какой бы у них ни был цвет кожи и разрез глаз, для всех есть одно слово, стирающее все различия, — «гайдзин». Оно пишется двумя иероглифами. Первый — «гай» — означает «внешний, иностранный, чужой», второй — «дзин» — «человек». Между собой иностранцы в Японии используют как раз это слово, сознательно или нет подчёркивая своё положение.

Ещё кое-что по поводу наименований. Почти во всех официальных документах, которые касаются иностранца, его называют не иначе как alien («чужой»). Именно как в том самом фантастическом фильме. А особенности же самого учёта приезжих могут и просто поставить в тупик. Вот, например, какую информацию даёт сайт администрации города Хигаси-Курумэ (входит в Токио): «На 1 июня 2009 года население составляет 56 894 мужчины, 57 794 женщины и 1752 иностранца». Выходит, все приезжие одного пола? Можно усмехнуться и не обращать внимания на такие мелочи, однако они повсюду. И в конце концов из них вырастает внушительная груда, которая уже ощутимо давит на плечи.

Незримое деление на своих и чужих легко увидеть даже на карте. Если вы хотите отдохнуть в баре или клубе, скорее всего, окажетесь в квартале Роппонги. Роппонги — это самый центр Токио, но, несмотря на это, уже давно район иностранцев. Во многих заведениях там японцев нет вообще. За баром будет румын или чилиец, вышибала окажется из Нигерии, а посетители — со всех концов земного шара, но только не из Японии.

Роппонги привлекателен тем, что там нельзя увидеть табличку «Иностранцам вход воспрещён», которая нередко красуется на дверях другого известного квартала развлечений — Кабуки-тё. Возможно ли такое у нас? Да, на входе может стоять охранник, который не пустит пьяного или плохо одетого. Но решать он вряд ли будет по паспорту. В Японии же такая ситуация не редкость. Таблички «Извините, мы не работаем с иностранцами» висят на многих агентствах недвижимости. Причём сразу на нескольких языках (обычно на английском, китайском и корейском). Кроме того, иностранцев запросто могут не пустить в общественные бани и традиционные японские гостиницы. Бывает, им отказывают в членстве в спортивных клубах. Объяснение всегда одно и то же — японские клиенты чувствуют себя неуютно в обществе приезжих.

Все эти ограничения привели к тому, что ещё лет тридцать тому назад в Японии начала складываться особая, во многом параллельная местной инфраструктура для иностранцев. У них теперь есть и свои турфирмы, и свои агентства недвижимости. С одной стороны, это способ заработать, используя родной язык и общаясь с соотечественниками. С другой — их появление стало ответом на довольно прохладное отношение местных. При желании даже в огромном Токио можно жить, почти не общаясь с японцами. У некоторых так и получается.

Отчуждение даже породило среди иностранцев особую традицию. Обычно это происходит на небольших станциях. Встречаясь, совершенно незнакомые люди приветствуют друг друга кивком головы или поднятием руки. В центре, где снуют толпы ошарашенных туристов, этого не увидишь. А вот там, где люди живут, ситуация совершенно другая. Ощущение, что ты не один на один с Японией, очень важно.

Джентльмены удачи
Япония — это котёл, в котором варятся приезжие из 190 стран мира. Немалая часть из них — те, кто не нашёл себя на родине, или же просто авантюристы. И часто по ним судят обо всех приезжих, так как они заметнее других.

Вот, например, Пол. Завсегдатай клубов в Роппонги и закоренелый алкоголик. Сам из Англии, тридцать четыре года, не женат и никогда не был. У себя дома бросил университет, не доучившись, и занимался чем попало. В один прекрасный момент узнал, что в Японии нужны преподаватели английского языка, подписал контракт с местной школой и уехал в Токио. Живёт в стране уже три года. Успел даже посидеть несколько недель в местной тюрьме за драку с японцем (что-то не поделили в электричке), однако выпустили, так как оказался невиновен.

Или же Майкл. Он бежал из Австралии, чтобы не сесть в тюрьму. Его мать японка, а сам он всё детство провёл в Хиросиме, владеет японским как родным. Благодаря этому нашёл работу хосто (сотрудник клуба для женщин) и преуспевает в этом деле. Выглядит Майкл как модель с обложки журнала, так как добрую половину заработка тратит на свою внешность. Чем именно он занимался на родине, непонятно. Но, судя по обилию специфического сленга, был связан с наркотиками. Если его хорошо попросить, показывает шрамы от пулевых ранений. По его словам, стреляли специально по ногам, чтобы не убить, а вразумить. Он полная противоположность Пола. Понимает, что и зачем делает, в будущем планирует открыть в Токио свой клуб.

Японский городской пейзаж немыслим и без американцев, чьи военные базы раскиданы по всей стране. В целом приветливые ребята, но живут по своим правилам. Язык они обычно не учат. В этом нет нужды, так как через некоторое время всё равно куда-нибудь переведут. Денег у них достаточно, чтобы чувствовать себя независимыми. Поэтому и гуляют как в молодёжных комедиях. А если возникают проблемы с законом, их прячут на базе, а потом вывозят с территории Японии. Нет человека — нет суда. Безнаказанность и рождает у некоторых из них лёгкое головокружение.

Местная полиция борется с иностранными преступниками всеми силами. В ход идут листовки, где приезжих прямо ассоциируют с ворами. В официальных пресс-релизах отмечается, что преступления, которые они совершают, становятся всё более регулярными и тяжкими. Тем самым формируется впечатление, что именно иностранцы ответственны за всё плохое, что происходит в стране. Однако, например, согласно отчётам всё той же полиции, на их счету лишь около 2% от общего числа преступлений.

Корейцы-якудза и странные японцы
Почти 100% населения Страны восходящего солнца — японцы, однако здесь есть своя корейская и китайская диаспоры. Всего около 1,2 млн человек. У кого-то из них есть местные паспорта, так как они родились в Японии, у кого-то нет. Кто-то говорит на японском как на родном, кто-то так его и не выучил, но и они гайдзины.

Китайцы остаются китайцами везде. В Йокогаме у них уже давно есть свой Чайна-таун, почти все заработанные деньги они отправляют на родину. В общем, всё как и в США, во Франции, где угодно. Поэтому в ситуации с теми, кто родился в Японии, но не японец, нагляднее пример корейской диаспоры. Так сложилось, что японские корейцы до сих пор считаются иностранцами, которые просто живут в стране. Намеренное вычёркивание их из жизни общества привело к тому, что они стали важной составляющей якудза — японской мафии. Их с охотой берут туда, ведь они самые настоящие изгои. Так, полиция полагает, что в крупнейшем мафиозном клане Ямагути-гуми корейцев не менее 10%.

Те же корейские семьи, кто не желает своим детям карьеры в рядах якудза, часто меняют их имена на японские. В противном случае шансы отпрысков добиться успеха в жизни существенно снижаются. Японские компании с неохотой берут их на работу, а если это и произошло, о продвижении по службе всё равно лучше забыть.

Нельзя не сказать и о японцах, которым тоже не всегда комфортно у себя на родине. Как правило, они жили или учились за границей, и это их сильно изменило. Им больше не подходят правила и традиции, принятые в японских компаниях. Сверхурочная работа кажется им покушением на личное время, а корпоративные путешествия — ненужной обузой. Они стремятся работать в иностранных фирмах, где больше свободы для самовыражения и легче сделать карьеру, или же становятся фрилансерами, если позволяет профессия. Эти японцы тянутся к иностранцам, они же и составляют их основной круг общения.

Это может показаться странным, однако вот пример, насколько порой важно для японца не надышаться западным воздухом. Бывший премьер Таро Асо в молодости уехал учиться в Стэнфордский университет (США). Однако его влиятельные родители почти сразу вернули его домой, опасаясь, что он «слишком американизируется» и ему будет тяжело потом претендовать на государственные посты на родине.

Добро ли пожаловать?
Эти перегибы можно было бы понять, если бы Япония так остро не нуждалась в приезжих. Общество неумолимо стареет, и необходимость в дополнительных рабочих руках ощущается уже давно. Поэтому призывы позволить большему количеству иностранцев жить и работать в стране звучат здесь постоянно. Так, авторитетная бизнес-организация «Кэйданрэн» не так давно призвала срочно увеличить приток иностранной рабочей силы. А в июне 2008 года Либерально-демократическая партия и вовсе выступила с предложением довести число жителей Японии иностранного происхождения до 10% в течение ближайших 50 лет.

Однако тем, кто решит отправиться в Страну восходящего солнца за длинным рублём, нужно быть осторожными. Лет десять тому назад по призыву правительства в Японию приехали десятки тысяч латиноамериканцев. Тогда в первую очередь в них нуждалась автомобильная промышленность. Они годами работали на конвейерах «Тойоты», «Ниссана» и др., обзавелись семьями. Однако нынешний экономический кризис показал, насколько эфемерными оказались обещания. Когда начались сокращения, иностранцы лишились мест первыми. Кто-то из них смог вернуться домой, кто-то пополнил ряды бродяг, так как лишился не только средств к существованию, но и служебного жилья, кроме которого у них ничего не было. А на запястьях некоторых и вовсе щёлкнули наручники, так как голодные люди вынуждены были начать воровать.

И напоследок. В своё время министр земель и транспорта Японии Нариаки Накаяма обратил внимание на проблему дискриминации приезжих и с горечью высказался, что японцы «не любят иностранцев и не хотят их видеть у себя в стране». Он призвал тогда сограждан «открыть сердца» другим культурам. Через несколько дней Накаяма был уволен.         

Андрей Абашин (chaskor.ru), фотография с сайта objectiv.tv








Lentainform