16+

Lentainform

За что стоит сажать пианистов и кураторов?

21/07/2010

ВИКТОР ТОПОРОВ

Не кажется ли вам, что сумма двух штрафов, к которым приговорили двоих организаторов выставки «Запретное искусство-2006», и двух денежных залогов, под которые сначала освобожден из-под стражи, а затем и выпущен из не такой уж маленькой, но очень гордой индокитайской страны один выдающийся музыкант, более чем сопоставимы по долларовому кросс-курсу? При этом музейщики осуждены законом, а пианисту и композитору всего-навсего предъявлено обвинение.


       В истории с Плетневым много неясного. Напомню, что слухи и даже обвинения по целому букету «подлых» статей тянутся за музыкантом уже давно, однако всякий раз ему удается выйти сухим из воды. Напомню, что и у нынешней – таиландской – истории весьма подозрительная фактура. Там, в метрополии мирового секс-туризма (с которым, правда, в последние годы ведется нанайская борьба), селиться принято лишь в двух случаях: если ты торгуешь живым товаром или если хочешь приобретать его на регулярной основе. Плетнев, правда, пошел вроде бы по третьему пути: приобретя в Таиланде недвижимость, он учредил там музыкальную школу.  Но и с местными сутенерами – как минимум с одним из них – вступил в деловые контакты и сосуществовал  в полной симфонии.

Однако, как указал один из видных представителей отечественного гей-сообщества, предъявленное Плетневу обвинение в изнасиловании некоего мальчика откровенно абсурдно, потому что «изнасилование в Таиланде это оксюморон». Не надо там никого насиловать; напротив, любому иностранцу приходится отбиваться от целых толп жаждущих и страждущих любого пола и возраста. А с другой стороны, настоящего насильника ни за что бы не выпустили из страны под залог в десять штук – и уж тем более не выпустили бы насильника, по тамошним (да и по нашим) меркам баснословно богатого. Что же произошло в немаленькой, но очень гордой стране? Разумеется, все, что я изложу в следующем абзаце, не более чем гипотеза.

На иноземного лоха наехали местные силовики. В рамках провозглашенной борьбы с проституцией ликвидировали гнездо разврата, им патронируемое и пестуемое, а до кучи – обвинили его в изнасиловании несовершеннолетнего. Подкинули, так сказать, при обыске хозяину опиумной курильни полную пригоршню белого порошка. И сказали: теперь ты будешь сидеть долго и скверно. А не хочешь сидеть долго и скверно – плати! Сколько? А вот сколько у тебя есть, столько и плати! Десять штук – в кассу, остальное – в карман борцам с детской проституцией. Ну, и недвижимость перепиши, на кого скажем. После чего можешь валить на все четыре стороны. И благодари своего Бога за то, что остался жив! С таким счастьем – и на свободе!

С таким счастьем – и на свободе остались и Самодуров с Ерофеевым. На штраф им как-нибудь соберут (в иных обстоятельствах вполне мог бы сделать пожертвование и Плетнев).  Лозунг предыдущей самодуровской выставки «Осторожно, религия!» (за устройство которой тогдашний директор музея Сахарова тоже был осужден и оштрафован, правда, на вдвое меньшую сумму) следует все же воспринимать не иронически и уж тем более не саркастически, а буквально. Чужую веру – пусть даже напускную, чтобы не сказать притворную – желательно уважать или как минимум не демонстрировать собственного неуважения к ней. Ну, а если тебе невтерпеж – то изволь считаться с последствиями.

Собственно говоря, именно это и провозгласил вынесенный не столько по закону, сколько по справедливости приговор: не можешь пройти мимо тещиного дома без шуток, считайся с последствиями! Приговор, парадоксальным образом совместивший официальную позицию РПЦ с ленинским тезисом о том, что неотвратимость наказания важнее его строгости. Впрочем, удовлетворивший здравомыслящих людей приговор буквально взбесил и ответчиков, и истцов по делу, – то есть и политических провокаторов, и религиозных кликуш. Провокаторы продолжают напрашиваться, а кликуши по-прежнему жаждут крови. 

При том что живем мы в светском государстве, господствующим умонастроением в котором является, я бы сказал, равнодушный атеизм стихийно картезианского толка. И православие у нас – религия, всерьез исповедуемая где-то 3 – 5 процентами населения и не обладающая пассионарностью, присущей сегодня главным разветвлениям ислама и даже протестантизму, – религия, выигрывающая одну за другой битвы  за собственность, но все чаще проигрывающая схватку за души. По сути дела, «актуальные художники» и кураторы, нападающие на православие, придерживаются принципа: «Падающего – толкни!»

Стоит ли за это сажать? Разумеется, не стоит. Стоит ли за это наказывать (в том числе и в судебном порядке)? Вопрос  спорный. Ясно лишь одно: нельзя делать так, чтобы жизнь казалась им сахаром. И нельзя делать этого неделанием, нельзя делать вид, будто ничего не происходит.

В заключение – античный сюжет на опосредованно сходную тему. Император Калигула (фильм о сексуальных аппетитах и предпочтениях которого – куда там Плетневу! – вы наверняка видели), будучи, как и все римские императоры, богом, распорядился установить свои статуи по всей империи и потребовал от подданных поклоняться им.

Этому чрезвычайно огорчились в Иудее, где придерживались  библейской заповеди «Не сотвори себе кумира». Начались акции гражданского неповиновения. И лишь после того, как в соседнюю Сирию прибыли свежие легионы, иудеи скрепя сердце согласились на установку императорских статуй. Однако теперь уже вошел во вкус и Калигула. Он распорядился установить свою статую в святая святых иерусалимского храма (там, где хранился ковчег завета), пригрозив в противоположном случае перебить всех иудеев до последнего.

У Калигулы, впрочем, имелся «умный еврей при императоре» – и звали этого еврея Иосиф Флавий. Он и отговорил императора от вторжения в святая святых. Отговорил, обманно внушив Калигуле:  мы, евреи, очень странный народ. В святая святых мы держим изображение нашего бога – но только затем, чтобы  ритуально измазывать его дерьмом. А вот тебя, Август, мы любим и чтим – и ни в коем случае не согласимся подвергнуть твой зримый образ подобному поношению!

Калигула рассмеялся, чем дело и закончилось, и успел еще перед смертью (вскоре его убили) отправить на Чукотку (в Иудею) губернатором все того же Иосифа Флавия.

Которого, на мой взгляд, следует провозгласить первым «актуальным художником» (или куратором?) в истории человечества.

Иосифу Флавию принадлежит, кстати, и такое фундаментальное открытие: хочешь создать воистину великое произведение искусства, провозгласил он, не смей девять месяцев перед этим притрагиваться к женщине.
Но про мальчиков он не сказал ни слова.         

ранее:

Что умеют делать на отечественном ТВ

Все, что вам нужно знать про ЮАР
Cтоит ли читать новый роман Михаила Елизарова?
Грозит ли нам забастовка писателей?
Правильно ли, что «Национальный бестселлер» достался Эдуарду Кочергину?
Cовременный кинодетектив мутирует
Почему никто не читает «толстые» журналы
Антисемитизм и его брат-двойник
Может ли российский интеллигент сотрудничать с государством?
Почему народ не пошел смотреть «УС-2»