16+

Божена Рынска - о недочеловеках мужского пола

23/07/2010

Божена Рынска - о недочеловеках мужского пола

Доброе всем утро. Хотела разродиться большим могучим постом, даже написала позавчера черновик. Но вчера в каком-то беспамятстве нечаянно убила его. Так что, пишу все заново. Не обессудьте, если выйдет скомкано и нелогично - пришла домой без задних ног, а завтра ни свет, ни заря на съемку.


             Наше поколение это поколение достойных ответственных женщин и мужчин, может и не слабых, но глубоко ущербных с человеческой точки зрения. Почему-то у нас выросло целое племя существ мужского пола – им сейчас от 38 до 55 где-то, про которых точно можно сказать: по отношению к женщинам и семье это нелюди, недочеловеки. Кстати, вот те, кто помоложе, тридцатилетние, я их почти не знаю, но говорят, они получше.

Вернемся к нашим нелюдям. Я хочу предупредить дискуссионные препирательства типа «Ну, это у вас претензии высокие, это вы в таком кругу общаетесь». Круг тут решительно не причем. Разные в моей жизни были круги. Это и физикоматематическая интеллигенция, и художественные личности, и бизнес. Это и барин, и мужик, и олигарх, и офисный мыш.

Начнем с низов. Прекрасный психотерапевт и писательница Екатерина Львовна Михайлова говорила мне, что когда ребенок заболевает раком, 80% мужчин уходит из семей. Я об этом уже писала у себя в ЖЖ. Кое-кто на просторах интернета повякивал, что все это, мол, художественное преувеличение. Ну, так хрен на рыло тому, кто усомнился. Вот вам КоммерсантЪ за прошлую пятницу.

Для ленивых цитирую вручную:

Пишет Валерий Панюшкин:
К нам обращалась мать девочки из Омска. Они приехали в Москву лечиться от рака крови, и пока лечились, отец девочки подал на развод и продал квартиру, где был прописан ребенок. Теперь девочке некуда вернуться. Дома нет.

К нам обращалась мать девочки из Курска. Они тоже приехали в Москву лечиться от рака крови. А в Курске они жили в частном доме, который был разделен пополам между матерью и дядюшкой больной девочки. Пока девочку в Москве лечили, дядюшка ее в Курске построил себе новый дом на своей половине участка и (внимание!) снес свою половину старого дома, чтобы освободить место для огорода. Полечившись в Москве, ребенок вернулся буквально в половину дома, покосившуюся и не имеющую одну из несущих стен.

Это не олигархи, это из публики.

Теперь копнем научную интеллигенцию. Хороший еврейский мальчик из физматшколы и хорошей дружной семьи. Пятнадцать лет жил с хорошей еврейской девочкой из этой же школы. Работал программистом, а не олигархом. На шестнадцатый год оказался садомазохистом, нашел себе строгую госпожу с Украины и куда-то туда к ней и уехал. (Как сказала моя подруга, ага, знаем мы этих госпож с Украины, жить захочешь, не так раскорячишься). Семью – жену и двоих детей – бросил. Забыл, как отрезало. Как будто и не было этих пятнадцати лет крепкой еврейской семьи. Понятно, что любой человек может обнаружить в себе болезнь, отклонение. И вот – на одной чаше весов дурная склонность, на другой – двое детей и пятнадцать лет семьи. Что выбирает хороший мальчик? – Дурную привычку. Ради отклонения, причуды, тяги к нездоровью он рушит жизнь троих человек. Все это – легко, походя, не повернув головы кочан. Ключевое слово – ЛЕГКО. Да, жена его в дурку, кстати, тогда попала. А мальчика этого в школе мы знали, как порядочного человека. Он, кстати, вырос на нашей любимой Бруштейн. И понятно, что чувства могут вспыхнуть и к хохлушке с плеткой, но где – твоя блажь, а где – жизнь троих человек? Чувства – чувствами, а порядочность – порядочностью.

Примерами из жизни офисных мышей интернет кишмя кишит. Сообщества психотерапевтические почитаешь, так остатки волос дыбьем встают. Вот недавно, например. Пятилетняя девочка чуть не двинула кони. Играла с одуванчиками, и вдруг -- отек Квинке. Скорая приехала быстро. С того света вытащили, но предупредили, что при другом раскладе могли бы и не успеть. Мать у детской кроватки не спит и слезу утирает, а отец девочки, (они с матерью недавно развелись), молодой офисный крысенок, приехать к чуть не умеревшей доченьке и не подумал. Не то, чтобы по злобе, просто он не любит напрягаться, влом и все такое. Зато через три дня потребовал, чтобы дочку ему выдали на слет туристят. Он со своей девушкой хочет поехать потусить на природу. Картинка – я, моя девушка и моя дочка от первого брака – ему кажется клевой, и потому – вынь да положь мне мою куклу.

И вот мать пишет: «Не знаю, что делать. В лес ей нельзя. Там до ближайшей дороги пять километров, до станции тоже далеко, машины не ходят, а у нее реакция на тригер растительного происхождения. Только пять дней, как скорая приезжала, мало ли что, очень опасно. А он требует, – вынь да положь ему ребенка потусить. И говорит, если не дам, то он не будет алименты нам платить». (Алименты, кстати, 17 000 рублей).

Вдумайтесь, какая дичь. Ребенок чуть не помер. Отец, капризно топающий ножкой: дай мне куклу, я хочу куклу! Да, как только кукла становится проблемной – болеет, ломается – она ему тут же не нужна. Это выяснилось из комментариев. А не дашь мне в лес больного ребенка – я вам алименты не заплачу. Это двуногое – человек? Это нелюдь, недоделанный, душевно отсталый, сердечно бездарный. Но о том, что он нелюдь, знают только самые близкие. На окружающих он производит относительно нормальное впечатление – парень как парень, рот, два уха. Доброжелательный, обаятельный.

Кстати, поговорили с девушкой, убедили ребенка в лес не пускать ни при каких обстоятельствах, а не заплатит алименты, тварь такая, мы его загнобим всем миром. И по ходу пьесы выяснилось, что когда ребенка отдают отцу на выходные, пятилетняя девочка спит в одной постели с отцом и с его новой девушкой....

Ну, бизнес -- тут возможностей больше, рассказывать можно часами. Женам подкладывают кокаин в боковой карман чемодана, детей отнимают у матерей просто из мести, из самодурства, (как раскалывает детскую психику такая травма, что происходит с детской душой – отцам глубоко наплевать), жен заказывают, сажают в психушки, подставляют. В серьезных бизнес-кругах на одну приблизительно здоровую семью приходится как минимум десять семей нелюдей.

Семейный сценарий примерно такой. К жене относятся как к объекту – утилитарно и глядя как бы сквозь нее. И если жена молчит в тряпочку, хавает всю неуважуху и подлючесть мужа – официальных любовниц, внебрачных детей, вранье, невнимание – и тогда ее не сажают в психушку и не отнимают детей. Как только жена говорит: хватит, я устала, я тоже хочу любви, тепла и понимания, я развожусь -- начинается война по беспределу. На двадцать семей уродов только в одной семье друг с другом РАЗГОВАРИВАЮТ.

«Или ты всегда встречаешь меня с улыбкой и терпишь ВСЕ, или ты идешь лесом-камышом, и ничего за выслугу лет тебе не отдам», – говорят хоть сколько-нибудь состоятельные мужчины. Бедные мужчины гадят не меньше богатых, просто возможностей для войны у них меньше.

Ну, и еще о состоятельных мужчинах. Буквально на днях это было. Есть у меня одна хорошенькая, но хворенькая знакомая. С иммунитетом у нее совсем беда, и все вокруг это знают. Стал за ней ухаживать карликовый олигарх. Долго втирался в доверие, убедил ее, что безопасен и не обидит. Она все это держала в тайне, (и зря, кстати, я бы ее просветила бы быстро). И вот, наконец, рассказывает она мне свой альковный секрет. И у меня волосы дыбом встают.
– Вы, говорю, с презервативом хоть?
– Нет, мы так, таблетками.
– А ты, говорю, в курсе, что у него – гепатит С, и я это точно знаю?

Занавес падает. Это к вопросу о нелюдях.

И еще маленькая зарисовка. Жених и невеста, которые называют друг друга мужем и женой. Год семейной жизни. Совместная готовка. Обустройство дома. Она вытащила его из депрессии – от мужчины ушла жена с тремя детьми, отгрела, отмыла. И вот – новое горе: у него умирает отец. И опять она рядом с ним, и держит его за руку, и он не отпускает ее от себя ни на минуту. А через месяц вдруг становится плохо ей, – сильно простыла и слегла. Что делает жених? Жених говорит: «я не люблю возиться с больными, это накладно и утомительно», и выгоняет невесту на тридцатиградусный мороз. Идеи даже не сочувствия, а простого возврата долга, примитивной порядочности – если девушка была с ним, когда плохо было ему, он обязан долг этот возвращать – это соображение у него в голове и не ночевало. Он действительно не понимает, почему он должен возиться с больными, если ему этого не хочется.

Ключевое слово для всех этих примеров: мальчики не хотят напрягаться. Ребенок болен раком это напряг, ну его на фиг. Презерватив нацеплять – тоже влом, без него приятней. Кровать отдельную для ребенка покупать – влом, да и денег жалко, ничего – поспит с нами с Машкой. Авось уснет, и не услышит, как мы трахаемся. Возвращать моральный долг невесте – напряжно, вот выздоровеет, сможет меня греть, кормить и обихаживать – пусть приезжает. Не может обслуживать – убираем в шкаф. Что характерно – все эти мужчины ведут себя со своими коллегами и друзьями мужского пола – вполне достойно и порядочно. Лик нелюдя видят только близлежавшие женщины.

Что-то вспомнился Толстой – Вронский считал, что лгать не надо мужчинам, но женщинам можно. Моральные нормы, правила порядочности – все это отключается со своими женщинами. И женщины, отчаявшись, сами растят внутри себя своего рыцаря. Благородного, честного, порядочного. И если предыдущее поколение это драма женской силы перед лицом мужской слабости, то мы это драма женского рыцарства перед задницей мужской подлючести.

У всех моих близких подруг и приятельниц отличные базовые качества. Только мужские. Они ответственны, надежны, порядочны, цельны, умны, профессиональны, честны. Главное качество женщин нашего поколения – ответственность. Когда перед тобой проносятся стада мужчин, не знающих, что это такое, приходится самой становиться супер-ответственной. И мужчина, увидев внутри своей женщины достойного и ответственного джентльмена, повесть о настоящем человеке, начинает его ненавидеть и гнобить. Потому что по сравнению с этим рыцарем он сам – дерьмо на лопате. Ну, а женщина учится получать удовольствие от жизни даже если в ней нет мужчины. И соционики, (это не моя фишка, просто наблюдение понравилось), замечают, что в последнее время много самодуализирующихся людей. Половинки стали целыми. И перестали нуждаться друг в друге. Наше поколение – поколение разобщенности.

Ну, и насчет того, что наши мужчины не любят проблем. Этот пример очень точно формулирует диагноз. Депрессивный проблемный мужик, от которого ушла жена с тремя детьми, карьера которого рухнула и погребла под обломками его самого, жалуется приятелю: мол, какое неудобство, его девушке-спасительнице вдруг понадобилась помощь и поддержка. Что говорит ему приятель? Приятель говорит: ты связался с проблемной женщиной. Найди себе беспроблемную.

Вот это история про «проблемную-беспроблемную» она и есть загадинка нашего поколения. Работа на свет в семье должна быть обоюдной. Женщина не может сделать ее в одиночку. Это академическая гребля, а не распашная. Но работать, пробиваться к пониманию, включаться – все это проблемы, это напряг.

Жених привык, что в России быть женихом великая милость и должность. И, в отличие от приличных стран, у нас не может дать негодяю фид-бэк и судебная система. Вообще говоря, быть человеком, а не свиньей приучает и перспектива остаться без штанов. В Америке такого гада – «а то алименты не заплачу» – бушлатом бы по зоне гоняли. Мужик, заразивший любовницу гепатитом С, платил бы ей всю жизнь. В Англии за год совместного ведения хозяйства полагается компенсация. Но у нас таких механизмов влияния нет.

А баб вокруг – как собак нерезаных. И нет такого дерьма, чтобы добрая женщина не подобрала, потому что опять-таки – баб в России реально много. Надо было, наверное, в семидесятые топить новорожденных девочек в ведре, как крысиный приплод, (грустная злая шутка). И пока девочек много, и есть хоть какие-то деньги, жизнь не дает нашему мужчине фидбэка. Ведь что учит дерьмо быть человеком? – Потерянная семья, утраченная любовь, крах личной жизни. А тут только выйди за околицу, как вмиг подберут, сопли вытрут, утешат и скажут: она была проблемная сука, милый, не парься, дело не в тебе.... Так и возникло поколение отношенческих беспредельщиков, мужчин с высокой культурой ума, и полным отсутствием культуры души.

....Недавно я опять была в Берлине. И Маша Фельдман рассказала мне про Розенштрассе. Напомню о чем речь тем, кто не в теме. В марте 1943 года в Берлине произошло невероятное событие. Несколько тысяч евреев, собранных в пересылочном лагере на улице Роз (Розенштрассе, 2-4) для отправки в лагеря смерти, были отпущены на свободу. Более того, двадцать пять евреев, которых уже отправили в Освенцим, через две недели были возвращены обратно в Берлин и тоже отпущены на свободу. Все они были мужьями немецких женщин, которые в течение двух недель выходили на Розенштрассе и требовали вернуть им мужей, отцов и детей. Немецкие женщины, вышедшие на улицу Роз, не испугались вооруженных эсесовцев. Они проявили истинное мужество, бесстрашие и великую деятельную любовь. И их протест увенчался успехом. Своей стойкостью и преданностью немецкие женщины спасли своих еврейских супругов.

И я точно знаю, что все мои подруги, приятельницы, случайные знакомые – они вот так же бы впряглись за своих мужей, пошли бы до конца и выстояли. Ну, про меня наверно и говорить нечего: я своего любимого на руках из огня бы вынесла, умирающего бы с ложечки выкормила. И люблю я его, или разлюбила за давностью лет для меня это вообще не вопрос любви. Если старичку на улице стало плохо, мне не надо любить его безумно, чтобы вызвать скорую. И мне не надо безумно любить мужа, чтобы придти за ним на улицу Роз. Просто это Мой Муж. А ответственность для меня всегда выше и больше любви. И вечнее. Хоть в русском языке и нет такого слова.

Возвращаясь на Розенштрассе. Я не знаю в нашем поколении практически ни одного мужчину, который вот так бы впрягся за свою Женщину, свою Жену. Честно говоря, и в других-то поколениях что-то я не слышала историй, как немецкие мужчины впрягались за еврейских жен. Мужская версия Розенштрассе это из серии научной фантастики. Мужья бы под окном гестапо не стояли – холодно, влом, напряг, хрен с ней, найдем еще кудрявее, лучшая баба -- новая баба. Но мужчины нашего поколения они не то, что за своих женщин на Розенштрассе не выйдут, они еще сами туда надоевших жен или заболевших любовниц сдадут, – нет женщины, нет проблемы.

Вот вы, барышни, вы можете сказать, что уверены в своем муже – мол, я точно знаю, мой за меня на Розенштрассе выйдет? Я вам не скажу за всю Одессу, но за своего могу сказать точно: мой меня туда приведет за ручку. И в напутственном слове скажет: «Сама виновата, проблемная, к тому же – посуду в посудомойку не так с утра поставила, и это, между прочим, уже второй раз».                 

community.livejournal.com








Lentainform