16+

«Французам абсолютно все равно, что будет с Башней Мира»

03/08/2010

ЮЛИЯ МИНУТИНА

Здравствуйте! Я недавно вернулась из отпуска и снова начала погружаться в городские проблемы. Приехав, узнала, что с Сенной площади, наконец, убрали Башню Мира. Меня, как и многих горожан, это скорее порадовало. К сожалению, это пока не тенденция, а единичный случай.


       Башня Мира появилась в центре, когда архитектурная обстановка в городе была намного лучше, чем сейчас. Стеклянная конструкция тогда вызывала у граждан скорее недоумение. Потом глаз «замылился», но пресловутая «заноза» все равно раздражала. Тем более что своей функции она не выполняла – подойти и прочитать слово «мир» на многих языках было практически невозможно. Я не берусь оценивать художественную составляющую этого объекта. Могу сказать только о его неуместности на Сенной. При этом хочется отметить, что она изначально, еще при установке, рассматривалась как временный вариант, и власти говорили, что если Башня не приживется – ее уберут. Тем не менее, помог только случай.

Мне кажется, что рано или поздно с ней что-нибудь случилось бы. Я не сторонник мистики, но чувствуется, что у Петербурга есть своя воля. Он избавляется от ненужного и лишнего, чуждого ему. Так, например, было и с мансардой дома Некрасова, которую начали строить безо всяких разрешительных документов. В один прекрасный день она просто разрушилась…

На мой взгляд, с Башней Мира наиболее правильно было бы поступить так, как предложил Михаил Пиотровский. Директор Эрмитажа сказал, что он готов принять ее у фондохранилища на Старой деревне. Там она будет в сохранности и перестанет мешаться в центре города. Если ее все же захотят восстанавливать, то пусть ставят уже на другом месте. Сама по себе она весьма унылая, но вреда в ней не так много. В спальном районе она смотрелась бы еще хоть как-то.

Вообще, на мой взгляд, это сильно раздутый скандал. Все эти разговоры о годе Франции в России… Французам на самом деле абсолютно все равно. И дарило Башню не государство, а частное лицо. Так что этот объект не заслуживает таких споров. По-моему, это просто желание автора и ее мужа снова привлечь внимание к своему творению.

На самом деле проблема даров городу довольно интересна. Многие хотят сделать Петербургу подарок, но вот только на пути к этому возникают сложности в отношениях с городской администрацией. Дарители начинают ставить свои условия, и никуда от них не денешься. Вроде и отказываться некрасиво, но при этом идти у них на поводу и загромождать подарками все пустое пространство в городе – тоже нехорошо. Стремление уставить все многочисленными памятниками, как вазочками в квартире – это не пример хорошего вкуса. От этого уже пострадали многие улицы и дворы центра. Например, заполненная немыслимым числом маленьких памятников Малая Садовая. В спальных районах это может и оживит скучное пространство высоток. Но Центр – это территория хорошего вкуса.

Возьмем еще один планируемый дар – мини-город в Александровском саду, практически в двух шагах от Петропавловки – подарок от Миллера. Скажите, ну зачем нужно закатывать  этот небольшой участок зелени в бетон и строить там городской лабиринт. Почему сад просто не благоустроить? Авторы считают, что в лабиринте будут играть дети. Но нужно смотреть на вещи реально. Если его не будут охранять – он банально превратиться в общественный туалет. Как с Башней Мира – вроде и подарок, а кто его содержать будет? Дареному коню, конечно, в зубы не смотрят. Но если больше прислушиваться к нуждам города, а не решать все в тени кабинетов, то и подарки будут совсем другими. Я считаю, что лучший подарок городу – это деревья. Всегда найдется место, где их посадить, и лишними они никогда не бывают. На юбилей нам преподнесли яблони и специально выведенные сорта цветов – и это было просто прекрасно.

Вообще летом удивительным образом оживляются градостроительные проблемы. И это не только из-за того, что больше нет никаких новостей. Просто в теплый период часто завершаются проекты, к ним привлекается внимание. К тому же в теплое время года люди больше гуляют, выбираются в центр, смотрят вокруг. Зимой же все из метро бегут поскорее домой.

Я на днях вернулась из отпуска. Надо сказать, он получился очень насыщенным. Сперва я съездила в Крым со своими школьниками. Нам повезло, что мы поехали до всех этих историй в детских лагерях, поэтому было очень спокойно. А потом я отправилась в Великобританию. В одной книге, выпущенной о нашем губернаторе, было написано, что я училась на архитектора в Лондоне, и теперь пытаюсь построить свою карьеру на градостроительных скандалах. На самом деле архитектурного образования у меня нет, я филолог, и жила и училась всю жизнь в Петербурге. Но я решила, раз уж такое дело, то мне стоит побывать в Англии.

Лондон произвел на меня тяжелое впечатление. Это удушенный город, в котором разрушена историческая ткань. В свое время городские власти также занимались необдуманным строительством. В столице Великобритании возникает очень спутанное ощущение истории – с одной стороны ты знаешь, что это древний город, но вокруг все протестует против этого. Новые стеклянные дома очень сильно влияют на восприятие. Получается такая борьба города с самим собой. Могу сказать, что в Лондон надо ездить в музеи, гулять там бессмысленно. Не хотелось бы, чтобы Петербург стал таким же. Тем не менее, приятно, что теперь лондонцы стали очень трепетно относиться к своему историческому центру. Нам есть чему у них поучиться, в том числе и на их ошибках.

А в маленьких городах мне понравилось – чисто, тихо. Европа. Они очень следят за строительством. Например, в Йорке очень строгий высотный регламент. Когда власти пытались на окраине города построить четырехэтажное здание университета, разразился большой скандал и проект пошел на переработку. Это при том, что проект реализовывала не частная компания, а государство.        

ранее:

Ответ Путина Басилашвили меня огорчил
«Один мужчина прочитал мне протестный стих о «Стокманне»
С чего началось движение «Живой город»











Lentainform