16+

Водитель, сбивший людей на Невском, дал интервью перед отправкой в колонию

11/08/2010

Водитель, сбивший людей на Невском, дал интервью перед отправкой в колонию

В комнате 58-летнего Юрия Мазина все чисто и аккуратно расставлено по своим местам. Как будто хозяин решил навести порядок перед долгим отсутствием. Единственный, выпадающий из общей картины штрих – большая сумка в красную клетку, у самой двери. На нее то и дело падает взгляд Юрия Мазина. В ней – вещи, необходимые для отправки в колонию, к 3,5 годам которой на прошлой неделе петербургского водителя приговорил суд.


              – Юрий Викторович, положа руку на сердце – на какой приговор вы все же рассчитывали?
– Я ведь согласился на особый порядок рассмотрения дела – это значит, что я уже признал себя виновным… Но, если честно, Следственное управление как-то некорректно выдало обвинительное заключение. Там даже не указывается настоящая причина того, что случилось – заела тяга газа. В итоге всю вину свалили на меня. Как будто я ехал неаккуратно, неправильные действия применил. У меня же было всего два выхода: либо бить впереди стоящий на остановке автобус с людьми, либо стараться избежать этого столкновения. До последней секунды я надеялся, что неисправность пройдет. Но, как я ни старался тормозить, все равно задние колеса тащили автобус, и на тормозах его было не удержать. Я считаю, что решение не въезжать в стоящий впереди автобус – моя самая большая ошибка… Тоже, наверное, были бы пострадавшие, но не так много и не так сильно. А я хотел прижаться к поребрику, чтобы он меня затормозил. Но в этом месте, как назло, поребрик закончился. И меня вытащило и потащило по тротуару несколько метров. По ровной дороге, по снежной каше… Это был ужас, который даже страшно вспоминать. Он у меня все время перед глазами! (Мазин говорит, чуть заикаясь, то и дело замолкая, вытирая капли пота и глядя куда-то перед собой, как будто вновь через лобовое стекло злосчастного автобуса. – Прим. авт.)

–  То есть вы считаете, что следствие было предвзятым?
– Не знаю. Но они не упомянули, что автобус был неисправен! А ведь  проводились экспертизы, хотя и противоречивые. По одной из них автобус был исправен, по другой – неисправна была шахта управлением, и там вполне могло заесть газ. Впрочем, исходя из опыта таких дел, мне рекомендовали взять вину на себя – сказали, что все равно признают виновным. Но, честно говоря, исправных автобусов вообще не бывает. Если ехать на станцию техобслуживания – всегда найдут множество причин, чтобы придраться.

–  Кого же вы вините в том, что случилось?
– И себя. И отрицательное стечение обстоятельств – Невский проспект, где и отвернуть-то некуда – везде люди и витрины, за которыми тоже люди! И погоду… И водителя, который передо мной работал – записку даже не оставил, на что обратить внимание. Я ведь этот автобус знать не знал! Вообще-то я давно в парке работаю, почти все машины знал. Но вот этот автобус – нет. И, когда я после случившегося в парк вернулся, мне сказали: «Ты с ума сошел?! Зачем ты сел на этот автобус, он такой известный!» Ну, кому-то, может быть, и известный. Но не мне. Даже загонщики сказали потом: «Мы боимся гнать его на ремонт, в нем постоянно что-нибудь да отказывает». Незадолго до меня работала женщина на этом автобусе, у нее дважды было то же самое, она может подтвердить… Но – суд уже прошел, чего уже теребить это. Я ведь согласился на особый порядок….

– Руководство парка какую-то поддержку вам оказывало все это время?
– Мне предложили там поработать охранником, я согласился. Но в конце предыдущей недели уволился по собственному желанию. Хотя проработал в этом автопарке с перерывами более 30 лет. Конечно, какое-то недовольство, какие-то косые взгляды после случившегося были – ведь некоторых людей наверху сняли с работы из-за меня. Мне иногда приходилось встречаться с ними после этого, я здоровался – они нет…

– Тяжело было встречаться в суде с потерпевшими?
– Вы знаете, даже они понимали, что автобус, скорее всего, был неисправен... Ну не может человек с той скоростью, с которой я подъезжал – 10 км/ч, – еще 40 метров ехать по тротуару, если у него все в порядке с машиной. Хотя, конечно, горя я принес много ни в чем не повинным людям… Это мне всю жизнь будет сниться. Каждую ночь. Жена сегодня разбудила – сказал, что опять кричал. Снова все приснилось.
Я ведь совсем недавно встретил эту прекрасную женщину. И я живу благодаря тому, что меня жена поддерживает и верит в то, что все будет хорошо. Пусть потом, но будет. Мы буквально на днях успели расписаться. Хотя я фактически человек без будущего. Через 2 года я выйду на пенсию, а с пенсией никуда особо не возьмут. Ну, куда-то устроюсь, что-то надо будет делать.

– Скучаете по работе?
– И по рулю скучаю, и по коллективу – водителям, обслуживающему персоналу, слесарям… Все приносили свои соболезнования, говорили слова поддержки. Теперь я все потерял. Куда-то устраиваться по новой тяжело будет. Но жить без дела – не могу. Я ведь всегда мечтал быть водителем. Рос единственным сыном у матери, она боялась – опасная работа, того и гляди разобьешься. А оно вон как вышло… Сам не разбился, людей погубил.

– Что бы вы посоветовали своим коллегам-водителям?
– Желательно узнать перед выездом, на чем выезжаешь. Про свою-то машину знаешь все, как о близком человеке. Надо стараться не садиться за чужую машину,  особенно если дают какую-нибудь рухлядь, так называемые гробы… Надо быть осторожным. Ведь у нас как: если садишься на чужую машину, то как-то не принято в ней хозяйничать и переделывать то, что предыдущий хозяин сделал. Нужно оставлять все как было. Как бы тебе самому это не было неудобно.

– А в тот день, 3 февраля, никакого предчувствия беды у вас не было?
– Единственное – когда я выгонял со стоянки автобус, охранник сказал: «Ты что, поедешь на этом автобусе? Ну смотри!» Я тогда и не обратил внимания на это почти предупреждение… А в машине было переделано управление, оно не такое было, как обычно на автобусах этой марки – ЛиАЗ-5256. Я в первый раз столкнулся с таким управлением. Охраннику даже пришлось мне помогать, чтобы я мог выгнать машину со стоянки! Нужно было кнопки нажимать – а они выскакивают. Тогда он встал на подножку, говорит: «Давай, я кнопки подержу, а ты рули, выезжай потихонечку».

– Знаете, что сейчас с этим автобусом стало?
– Его уже несколько месяцев все переделывают. Ставят новые стандартные кнопки управления – сразу все перебрали. Начальство засуетилось, и полностью заменили тормоза, кнопки, даже перекрасили… Так что, наверное, он скоро выйдет на линию.
А Юрий Мазин – нет. Помимо наказания в три с половиной года лишения свободы в колонии-поселении, суд запретил ему еще 3 года управлять транспортным средством. Он потерял не только свободу, но и любимое дело. Автобусу – проще.

справка

3 февраля этого года около пяти часов вечера рейсовый автобус № 15 потерял управление и выехал на тротуар у дома 100 на Невском проспекте. Погибли две женщины. Еще одиннадцать человек получили травмы. Единственным виновником ДТП стал Юрий Мазин. Однако все материальные претензии потерпевшие адресовали ГУП «Пассажиравтотранс». Компания уже выплатила пострадавшим более 2 миллионов рублей, а теперь еще по суду в случае удовлетворения исков ей предстоит заплатить 1,8 миллиона. По 500 тысяч требуют мать и сын одной из погибших. Еще по 300 тысяч — пострадавшая Михайлова и Шутиков – отец второй погибшей, а также 200 тысяч – потерпевший Мухутдинов.                  

Елена ГУСАРЕНКО





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform