16+

Кто из петербургских чиновников питается дешевле и вкуснее всех

12/08/2010

Кто из петербургских чиновников питается дешевле и вкуснее всех

О немыслимых деликатесах спецстоловой Смольного до сих пор ходят легенды. Но ведь, кроме Смольного, есть и другие госучреждения. Чтобы выяснить, кто, чем и почем кормит чиновников мы пообедали в нескольких ведомственных «едальнях».


             В здании Сената, где разместился Конституционный суд, не только столовая, но и кафе-бар, пекарня и кулинария, где можно заказать продукты на дом. Попасть сюда простому смертному сложно – вход только по пропускам. Изысканности меню мог бы позавидовать дорогой ресторан:

в качестве холодных закусок предлагаются миноги маринованные с горчичной заправкой за 42 рубля либо семга соленая с лимоном и маслом. На второе судьям положены лосось паровой с креветочным соусом за 91 рубль или медальон рубленый с паприкой. В Конституционном суде заботятся и о тех, кто сидит на диете: им предлагают молочный суп всего за 11 рублей, а также паровые фрикадельки и овощи на пару. На десерт  – летний вариант сладкого: кусочек арбуза (12 рублей) и дыни (25 рублей).

Отдельного упоминания стоит бар Конституционного суда – там можно выпить не только эспрессо (35 рублей), но и коньяк, херес, мартини, виски лучших марок. Только белых вин в меню 11 наименований, а красных – 20 (из Греции, Италии, Чили и России). Но, по словам официанток, судьи алкоголем не злоупотребляют – больше налегают на свежевыжатые соки (60-75 рублей за стакан).

– Сейчас перерыв в заседаниях, поэтому все тихо, – рассказала директор «Комбината питания Конституционного суда РФ» Светлана Мешкова. – А с сентября начнем недели национальной кухни – в прошлом году была армянская, грузинская, итальянская, даже японская – суши делали. Весной подаем маринованную корюшку, в пост – постные блюда. Все повара имеют высшие разряды, ведь они не только в столовой работают, но и должны уметь готовить для приемов высших лиц государства.

Но самое главное сокровище столовой Конституционного суда – это 65-летняя Нина Захаренко. Она каждый день печет пироги и этим славится не только на весь судебный Петербург. Собственно, благодаря этой женщине, несколько десятилетий работавшей в пекарне Смольного, о «правительственных» пирогах до сих пор ходят легенды.

– У нас 70 наименований пирогов и пирожков, – гордо говорит Светлана Мешкова. – Нина Павловна с 2008 года перешла к нам, оставив пекарню правительства города на своих учеников. У нас все пироги берут на заказ, иногда вижу: после каких-то встреч на высшем уровне обязательно кто-то из делегатов прихватывает с собой домой упакованные коробки с выпечкой. А Владимир Путин во время какого-то мероприятия попробовал фирменное пирожное Нины Павловны «Лакомка» и сказал: «Узнаю смольнинские пирожки!»

О столовой «специального назначения» всегда ходили легенды. Историки утверждают, что даже в блокадные годы смольнинское меню было весьма насыщенным. Но сейчас Смольный теряет позиции – теперь знаменитые пироги подают в Конституционном суде, а правительству приходится довольствоваться вторыми ролями. Зато только в Смольном есть Особый зал для высших чиновников – губернатора, вице-губернаторов и председателей комитетов. Вход в спецзал — только по пропускам. «Особость» проявляется и в интерьерах, и в сервировке. Вместо приборов из нержавеющей стали — мельхиоровые. На столе — бутылки с бесплатной минералкой. Скатерти отличаются белизной. Привилегированность отражается и в меню. Закуски – треска под маринадом, горячие блюда – суп молочный с пшеном, бульон с цветной капустой и мясом, суп-крем из овощей, лосось и почки по-русски. Для вызова официанта есть специальная кнопка.
Правда, после случая массового отравления в Смольном в феврале этого года многие чиновники предпочитают обедать где-нибудь в другом месте.
– Свои желудки дороже, – говорят они.

С недавних пор стали ходить легенды и вокруг скромного буфета Комитета по культуре на Невском проспекте, где можно отведать на завтрак рассыпчатой домашней каши за десять рублей. Причем буфет в его нынешнем виде появился только в феврале этого года, что сотрудники комитета воспринимают как большую удачу.

– Раньше в нашу столовку мало кто ходил, – говорят они. – Приносили из дома или ели в кафе на Невском. А теперь тут в обеденные часы не протолкнуться.
Каша, о которой мы были наслышаны, действительно оказалась не хуже, чем домашняя.

– Сейчас у нас все пьют свежевыжатые соки, – рассказывает кассир, смешивая для нас яблочный и морковный. – Идет на ура холодный борщ со сметаной – половина порции за 30 рублей. Мы каждый день меняем меню, но есть блюда, которые из-за популярности мы готовим каждый день – например, селедка и салат «Сельдь под шубой».

Ассортимент буфета прост, но при этом все блюда не просто по-столовски съедобны, но и действительно вкусны. А главное – таких цен нет даже в студенческих столовых: вторые блюда от 20 (ежики) до 50 рублей (свинина запеченная и куриное филе), гарниры (рис, макароны, картофель) – рублей за 10-20. На десерт – заварной кофе (эспрессо – 20 рублей) и свежие булочки с различными начинками – за 15-20 рублей. Не удивительно, что обедать в Комитет по культуре приходят не только чиновники, но и сотрудники подведомственных учреждений – музеев, музыкальных школ и театров. Говорят, что даже бывший председатель комитета Николай Буров нет-нет да и заглянет в столовую, чтобы перекусить.

– Я часто домой здесь горячее покупаю, – смущаясь, признается одна из чиновниц. – Муж даже не знает, что фаршированные голубцы приготовила не я. Удивляется: когда это я успела?

Кстати, видно, что столовая находится именно в «культурном» учреждении – на большой плазменной панели в обеденное время гоняют старые советские фильмы (в день нашего прихода крутили «Служебный роман»), на стенах висит наглядная агитация о пользе свежевыжатых соков, а подносы с тарелками, как признаются официантки, чиновники безропотно убирают сами, оставляя столы чистыми.

В Законодательном собрании тоже затишье – в сессиях перерыв, все депутаты разъехались по отпускам. Поэтому в буфетах и столовых народу почти нет. Да и цены – не чета Комитету по культуре: свинина стоит 98 рублей, биточек по-белорусски – 88 рублей. В ЗакСе очень внимательны к вегетарианцам – супы предлагают в двух вариантах: с мясом или без. Свежевыжатые соки здесь тоже подороже, чем у «культуры» – 70-80 рублей.
Законодательное собрание славится своей овсяной кашей (40 рублей за тарелку) на завтрак и бутербродами с паштетом и маслом, которые расхватывают в один момент.

Некоторую скудость меню возмещают сами залы, где находятся столовая и буфеты:
Мраморный зал, названный благодаря своему мраморному полу, Дубовый зал с резной отделкой стен, где аккредитованные журналисты пьют кофе и смотрят трансляцию с заседаний. Люстры, барельефы на стенах, колонны коринфского стиля. Немного странно в таком антураже смотрятся грязные столы (почему-то работники ЗакСа не убирают за собой подносы), искусственные цветы на стенах, пустые салфетницы – приметы обычной советской столовки. Правда, по словам обедающих, никто из депутатов родной столовой не брезгует – например, не раз в ней был замечен Антон Сихарулидзе. Только спикер
ЗакСа Вадим Тюльпанов предпочитает обедать у себя в кабинете.

Сотрудникам Комитета по охране памятников повезло куда меньше, чем их коллегам – в здании на площади Ломоносова есть лишь буфет. Тут все без изысков: небольшое помещение в мансарде, кафельный пол, пластиковые столики и стулья, граненые стаканы. Да и меню – не разгуляешься: из холодных закусок только баклажаны, два варианта горячего – говядина и свинина за 80 рублей, холодный борщ за 86 рублей. Зато можно выпить квасу или «Ессентуков», которые тебе нальют в граненый стакан. Забавный нюанс: рядом с кассой лежит колокольчик с видом Петербурга (видимо, чтобы чиновники не забывали, что, собственно, они охраняют). Посетители звонят в колокольчик, чтобы к прилавку подошла буфетчица и приняла заказ. Видно, что и здесь люди культурные – все безропотно убирают за собой грязную посуду.

Конечно, свои «закусочные» есть и у петербургской милиции. Разные ее подразделения базируются в разных местах, но «кормилец» – предприятие, которое готовит для милиционеров, – один. Поэтому, например, борцы с экономической преступностью едят то же самое, что и опера угрозыска. Весь ассортимент «меню оперативника» представлен в столовой в основном здании ГУВД Петербурга и Ленинградской области на Суворовском проспекте. С утра здесь можно вполне прилично позавтракать – кашей, омлетом, оладьями. В обед предлагаются, как и положено, первые и вторые блюда, салат, напиток. Комплексный обед обходится не дороже 150 рублей, а столовской едой иногда подкрепляются даже заместители начальника ГУВД. Впрочем, по нашей информации, не единожды обедал здесь и начальник главка Владислав Пиотровский – когда дела не позволяли отлучиться далеко и надолго. «А тем, кто висит на доске почета, могут подать фондю или гусиную печень, – полусерьезно-полушутя сказал нам источник в ГУВД. – Но – только им. Даже генералу не положено». Проверить эту информацию пока не было возможности.

Кстати
Попасть на обед в госучреждения обычному человеку довольно сложно – везде есть строгая пропускная система. Хотя для особо голодных всегда найдутся лазейки – например, чтобы пообедать в столовой Конституционного суда, можно сделать себе разовый пропуск в Президентскую библиотеку, находящуюся в том же здании. Чиновники же, как правило, могут свободно заходить в то или иное учреждение – например, сотрудники Комитета по финансам, расположенного через дорогу от Мариинского дворца, – завсегдатаи столовой ЗакСа.

Чиновники объедают школьников
Бывший депутат Законодательного собрания Наталья Евдокимова не понаслышке знает о мизерности цен на «паек» в парламентской столовой, а в также в аналогичных заведениях. 
– Почему в столовых госучреждений все так дешево? Открою вам небольшую тайну: как на столовую ЗакСа, так и на столовую Смольного идут дотации из городского бюджета. То есть чиновники, и так пользующиеся многими благами цивилизации, сами себя дотируют. Хотя этим деньгам можно найти более приличное применение, особенно в кризис. Но так было и в советские времена, и эту – не самую лучшую – традицию новая власть с радостью переняла. А ведь при этом закон о бесплатном питании тех же малоимущих школьников почти перестал работать! Это абсолютно несправедливо.                  

Любовь РУМЯНЦЕВА, Елена ГУСАРЕНКО








Lentainform